Они первыми встречают моряков из рейса и последними провожают их в далекий путь. Не успевшие душевно зачерстветь моряки, всегда с тоской говорят: " Как только увидишь призывный проблеск маячного огня, так начинает учащенно биться сердце - значит, скоро будет берег и увижу родных".

Даже далекие от моря люди знают, что в число семи великих памятников человечества входил и Александрийский маяк на острове Фарос. Это был самый первый маяк на Земле. Его построили еще в 290 году до нашей эры.

А самым древнейшим в Европе считается маяк Кыпу. Он стоит в южной части острова Хийумаа (Эстония) в районе полуострова Кыпу. В период основания (1505 - 1531 гг.) именовался Дагерорт по названию острова Дагден, или Даго. Маяк соорудили на пути следования судов из Балтийского моря в Финский залив.

Маяк Кыпу представляет собой каменную четырехгранную башню пирамидальной формы. Его высота достигает 36 метров, огонь маяка возвышается на 102 метра над уровнем моря. Система освещения в течение веков постоянно совершенствовалась сообразно техническому прогрессу. Если 300 лет назад маяк освещался примитивным костром, то потом появились керосиновое, ацетиленовое и электрическое питание. В настоящее время он оснащен современным светооптическим электрическим аппаратом, обеспечивающим дальность видимости на 55,5 километра.

Поморы с давних пор пользовались для навигации как естественными приметами, так и искусственными ориентирами - каменными гуриями, большими деревянными крестами, которые устанавливались на возвышенных местах и у входов в бухты и проливы на побережьях Белого, Баренцева, Карского и Норвежского морей. Еще, каждый уважающий себя промышленник имел рукописную лоцию, которая постоянно исправлялась и дополнялась. Эти уникальные лоции передавались из поколения к поколению и представляли собой подробную морскую информацию о морях Ледовитого океана.

Но выход российских кораблей на просторы морей в эпоху Петра I потребовал усовершенствования навигационного оборудования районов плавания.

Старейшим осветительным знаком на севере России считается Мудьюгский маяк. Его первая, деревянная, башня была построена еще в начале XVIII века. Ее "накатали", как обычную избу, в западной части одноименного острова. Длительное время он был единственным на Белом

море. В 1837 году вместо деревянной была сооружена коническая каменная башня высотой 34,3 метра. На верхней площадке которой установили фонарь красного цвета.

Официальным смотрителем Мудьюгского маяка был назначен поручик Корпуса флотских штурманов А. В. Кобозон. До 1865 года в маячной команде состояли матросы Архангельского ластового экипажа.

Ныне маяк оснащен светооптическим электрическим аппаратом с белым огнем, который виден на расстоянии 33 километра. Имеется и круговой радиомаяк с дальностью действия 185 километров.

В 1705 году по приказу императора Петра I вдоль узкого и извилистого фарватера Северной Двины были установлены лоцбочки, закупленные в Голландии. А в устье реки соорудили "огневые маяки", зажигавшиеся перед приходом военных кораблей.

Архивные документы сохранили даже имя первого морского офицера, который стал лицом, отвечавшим за навигационные сооружения в устье Северной Двины. Такая честь была возложена на немца Карла Франса. В 1707 году Петр I направил его в порт Архангельск, снабдив инструкцией, в которой предписывалось "наблюдать фарватер от Соломбалы до взморья, ограждая его бочками, баками и буями".

После основания Петербурга на Балтийском море было построено несколько маяков. А вот навигационное оборудование на других морях России развивалось медленнее. Так, на Белом море в 1769 году был построен лишь один постоянный маяк, на острове Жижгинском. Светил он при сжигании жира и то недолго. Уже в конце 80-х маяк был потушен в связи с замиранием торговли в Онеге.

В конце 1805 года на заседании Адмиралтейского департамента были разработаны предложения по улучшению маячного строительства в России. В основу этого документа был положен проект капитана II ранга Л. Спафарьева (1766-1847), ставшего вскоре первым директором балтийских маяков. Фактически эта должность сделала талантливого штурмана главой маячной службы России.

В 1843 году при капитане Архангельского порта была учреждена должность управляющего беломорскими маяками. Первым ее занял полковник Корпуса флотских штурманов Григорий Иванович Никифоров (1781-1853). А на Севере начинается строительство многочисленных навигационных знаков и маяков. Появляются они на побережьях Белого и Баренцева морей, а также на многочисленных островах. Во все последующие годы на маяках, удаленных от населенных пунктов, шла своя жизнь, где разыгрывались человеческие трагедии и фарсы, в период войн - выявлялся высокий всплеск гражданского героизма и обычной обывательской подлости. Но описывать их - удел романистов и драматургов. Глядишь, и напишет кто-нибудь повесть "Маячный смотритель"...

Рашид САЛЯЕВ