Один из самых "больных" вопросов сегодняшнего дня: кто препятствует развитию рыбной промышленности? Как ни странно - это российское правительство. Рыбные ресурсы по экономической сути и согласно российскому законодательству - общественная федеральная собственность. Однако чиновники действуют так, словно бы не знают либо не понимают этого.

После дефолта 1998 года рыбная промышленность Мурмана, как и вся российская экономика, начала понемногу оживляться. Несмотря на то, что сырьевая база не улучшилась, экономические показатели отрасли существенно возросли. Особенно заметных результатов достигли береговые рыбообрабатывающие предприятия. Выпуск ими пищевой и товарной продукции в 2003 году по сравнению с 2000 годом увеличился в 3 раза и достиг 42 тысяч тонн. Производство консервов в 2003 году составило 32 миллиона условных банок. Более чем втрое возрос экспорт пищевой рыбопродукции: в 2003 году он составил 3976 тонн на сумму 16,4 миллиона долларов США.

Улучшение производственных показателей положительно отразилось на доходах предприятий и государственного бюджета. В 2003 году налоговые платежи береговых обрабатывающих предприятий Мурмана составили 22 процента от суммы налоговых поступлений всех предприятий рыбохозяйственного комплекса области. Сумма всех налоговых платежей и сборов возросла по сравнению с 2000 годом почти в 2,5 раза. Кроме того, в 2,8 раза возросли инвестиции на развитие предприятий. Почти все береговые предприятия провели большую работу по обновлению основных средств и модернизации производства, особенно ОАО "Мурманский рыбокомбинат", ООО "Гамма Сервис", "Арарат" и "Северная Пальмира".

Однако в 2004 году ситуация резко изменилась. За год количество переработанного сырья снизилось на 13 процентов, выпуск пищевой и товарной продукции - на 12, объем реализации - на 21 процент. Некоторые обрабатывающие предприятия, чтобы не остановить производство, вынуждены были осуществлять работу на давальческом сырье, доля которого возросла на 60 процентов. Другие были вынуждены приостановить свою деятельность на неопределенный срок или приступить к массовому сокращению работников. В результате значительно снизились рентабельность и другие финансовые показатели, соответственно сократилось поступление налогов в государственный бюджет.

Что же произошло? Может быть, вдруг оскудела сырьевая база северных морей? Или помешала непогода? Или иссякли в стране финансовые ресурсы?

Нет, ни природная, ни финансовая стихии на этот раз ни при чем. Беда пришла, откуда не ждали и ждать не могли. Удар был нанесен Правительством, точнее его постановлением № 704 от 20 сентября 2003 г., отменившим свое же постановление № 1010, принятое тремя годами раньше, благодаря которому береговым рыбоперерабатывающим предприятиям был гарантирован некоторый минимум сырья, обеспечивавший их выживание.

Это решение Правительства стало основной причиной того, что поставки рыбопродукции в Мурманск сократились за год почти вдвое - с 348 в 2003 году до 180 тысяч тонн в 2004-м. Компании консорциума "МТФ" в 2004 году доставили в Мурманск в 3 раза меньше рыбопродукции, чем в предшествующем, а поскольку они являются главными поставщиками рыбного жира, без сырья остались предприятия, производящие пищевые жиры.

Но дело не только в материальном ущербе, причиненном рыбной отрасли. Хуже то, что были разрушены механизмы восстановления работы береговых предприятий, с большим трудом создаваемые в течение шести лет. Снова должны пройти годы, чтобы достигнуть прежнего результата, который, хотя и не был блестящим, но, по крайней мере, позволил выжить отрасли в самый тяжелый период рыночных реформ. Теперь, если не предпринять экстренных шагов по восстановлению обязанности судовладельцев обеспечивать береговые рыбообрабатывающие предприятия сырьем, последние могут окончательно погибнуть.

Рыночные реформаторы, пока еще определяющие правительственную политику, ведут себя так, будто не знают, что ни одно современное предприятие, добывающее или обрабатывающее, торговое или финансовое, не может функционировать эффективно, а часто и вообще существовать вне деловых связей, организационно-правовую основу которых составляют законы, постановления, указы и иные нормативные акты государственной власти. Они фактически игнорируют задачу первоочередного развития во всех сферах народного хозяйства обрабатывающих отраслей, без решения которой российская экономика не может конкурировать с экономикой развитых стран.

Хорошо известно, что в условиях, когда рентабельность сырьевых отраслей выше, чем обрабатывающих, перелив капиталов в обрабатывающие отрасли может осуществляться только посредством государственного регулирования. Если государство этого не делает, в условиях открытого рынка перелив капитала все равно происходит, только не между отраслями национальной экономики, а из добывающей отрасли слабо развитой страны прямиком в обрабатывающие отрасли более развитых стран, что и имеет место в России на протяжении всего периода реформ.

Вклад рыбников в содержание и развитие чужих экономик весьма значителен. Он как минимум равен разнице между ценами рыбного сырья и готовой продукции, составляющей многие миллиарды рублей. Прекратить перекачку этих средств за рубеж можно только посредством организации экономической связи между добычей рыбного сырья и его обработкой.

Во всем мире хорошо понимают важность этого требования и принимают меры к его неуклонному соблюдению. В рыбной промышленности развитых стран они обеспечиваются стимулированием либо принуждением добывающих предприятий к поставкам рыбного сырья на отечественные береговые рыбообрабатывающие предприятия. Методы такого регулирования отработаны настолько давно и прочно, что изобретать что-либо новое в этом отношении нет необходимости. Причем все они сводятся к двум основным вариантам - либо к разрешению экспорта только продукции глубокой обработки, но не рыбного сырья, либо к установлению высокой рентной платы за право экспорта сырья и направлению вырученных средств на снижение затрат в рыбообрабатывающей отрасли.

До 2003 года такая работа в рыбной отрасли худо-бедно велась. Применялись и постепенно росли объемы сырья, выделяемого береговым предприятиям по сблокированным и специальным квотам. Разумная скидка в его цене позволяла рыбопереработчикам снижать себестоимость произведенной пищевой рыбной продукции и получать дополнительную прибыль для развития производства. В 2002 году благодаря этому обрабатывающие предприятия, получавшие рыбу по специальной квоте, смогли сэкономить более 1 миллиарда долларов США.

Важным фактором развития рыбной отрасли вообще и береговой рыбообработки в особенности было участие региональной исполнительной власти в распределении квот между пользователями рыбного сырья. С 2004 года в связи с новыми решениями Правительства региональная власть потеряла рычаги влияния на распределение квот и использование ресурсов. В результате в рыбной промышленности произошел откат к 1992 году, к принципам стихийного рынка, давно преодоленного в развитых западных странах.

Неспособность рыночных реформаторов вывести страну из кризиса, в который они ввергли ее почти 15 лет назад и для выхода из которого, по самым оптимистичным подсчетам, потребуется еще не меньше 7 лет, говорит о том, что их цели не соответствуют средствам, а те и другие - объективным закономерностям общественного развития.

Многочисленные факты предпочтения торговли сырьем вместо готовых продуктов, наблюдаемые во всех отраслях, от сельского хозяйства до авиастроения, убедительно доказывают, что не природные и не экономические, а управленческие факторы являются основными причинами современного российского кризиса. Причем главный из них состоит в ложной целевой установке, ориентированной на приоритет частных и корпоративных интересов перед общественными.

Несмотря на то, что согласно статье 10 Федерального закона "О рыболовстве" морские биоресурсы являются федеральной собственностью, многие подзаконные акты федеральной и региональных властей противоречат этой статье закона, отдавая приоритет интересам тех, кому биоресурсы предоставляются в пользование. Но это совершенно недопустимо. Федеральная собственность на биоресурсы означает приоритет общественных интересов над интересами частных лиц и корпораций. Интересы же общества в сфере рыбного хозяйства состоят в том, чтобы приоритет отдавался развитию береговой рыбообработки. Во исполнение этих интересов рыбодобывающие предприятия свои частные задачи должны решать при непременном условии выполнения задачи максимального насыщения береговых производственных мощностей рыбным сырьем.

В настоящее время среди управленцев бытует мнение, что в рыночных условиях добытчики и рыбообработчики сами должны прийти к "консенсусу" на основе конкурентных рыночных отношений. Но это неверно. Никто, кроме государства в лице его полномочных учреждений, не может обеспечить их эффективное сотрудничество.

К сожалению, государственное управление современной рыночной экономикой сегодня - самое слабое звено общественного хозяйственного механизма. Государственные структуры чаще подчиняются интересам наиболее сильных лоббирующих групп, чем пытаются подчинить их общественным интересам. В рыбной отрасли такими группами традиционно являются рыбодобывающие предприятия. Задача государства состоит в том, чтобы подчинить их общественной цели осуществления глубокой переработки максимума биосырья на отечественных береговых перерабатывающих предприятиях.

Для выполнения этой задачи в отрасли достаточно профессиональных кадров. Нет только понимания у руководителей государственных структур необходимости ее решения. А судя по тому, что постановлением Правительства № 704 были отменены решения, определяющие порядок обеспечения рыбным сырьем береговых предприятий, и не было ничего предложено взамен, у них нет на это и желания.

Особенно настораживает тот факт, что тем же постановлением Госкомитету по рыболовству было поручено совместно с Минэкономразвития и Минфином "представить до 1 июля 2004 года в Правительство Российской Федерации предложения об увеличении поставок на территорию Российской Федерации продукции, произведенной из водных биологических ресурсов, выловленных (добытых) на континентальном шельфе и в исключительной экономической зоне Российской Федерации". Почти за два года, истекшие с момента принятия Правительством этого решения, оно не было выполнено, и никаких последствий его невыполнение не вызвало.

По существу, это можно квалифицировать как саботаж. Но пока не будем спешить с таким выводом. Может быть, дело здесь в обыкновенном недомыслии бюрократии, взращенном многовековой привычкой путать свои собственные интересы с государственными. Давно известно, что, как писал классик, "действительная цель государства представляется бюрократии противогосударственной целью. Бюрократия считает самое себя конечной целью государства. Бюрократия есть круг, из которого никто не может выскочить".

Видимо, в конце концов придется этот круг разорвать. Но чтобы этого добиться, необходимо непосредственное участие граждан в общественном управлении и прежде всего в контроле за тем, чтобы бюрократы занимались реализацией не своих, а общественных интересов.

Владислав ЛОСКУТОВ, доктор экономических наук, профессор