Семь десятков судов различных типов, от больших лодок до малых траулеров, работающих на прибрежном промысле в Баренцевом море, ежегодно вылавливают 10-12 тысяч тонн трески и пикши. А еще добывают зубатку, сайду, окуня, камбалу, пинагора. Одно из предприятий, "Золотая рыбка", нынче впервые отважилось взяться за краба, хотя квота на него, приобретаемая на аукционе, считается непомерно дорогой для "малокалиберных" фирм.

Из 54 таких компаний, промышляющих в Баренцевом море, большинство - 32 входят в Ассоциацию прибрежных рыбопромышленников и фермерских хозяйств Мурмана. (Для справки: всего в ней состоят 56 членов - остальные занимаются переработкой рыбы на берегу, судоремонтом и прочим.)

В этом году промысел идет хотя и не блестяще, но успешней, чем в прошлом. За девять месяцев предприятия ассоциации выловили 42 процента от квоты трески (2642 тонны), пикши - 34 процента (531 тонну). По сравнению с прошлым годом по обоим видам опережение составило 10 процентов. Тогда рыбаки потеряли целый квартал из-за московских чиновников, с запозданием подписавших необходимые для начала промысла приказы, и успели выбрать лишь 70 процентов квоты. Впрочем, в нынешнем году тоже, возможно, освоят не всю - не спешит треска в сторону берега. Среди членов ассоциации есть передовики, это предприятия "Савельевский" - он выбрал квоту на 100 процентов, "Севрыбкомп-2" - на 95, "Куратор" - на 86. Но есть и такие, кто все еще "запрягает".

Возглавляет правление ассоциации Анатолий ЕВЕНКО. Прежде он работал в администрации области, курировал рыбную промышленность. Ему мы задали несколько вопросов.

- Чем принципиально отличается прибрежный промысел от океанического, если выделен в отдельную категорию? Имеет ли какие-либо преимущества, несмотря на то, что суда для него используются в основном примитивные?

- Объемы вылова с масштабами океанического, конечно, несопоставимы, но два преимущества очевидны. Во-первых, качество доставляемой потребителям рыбы. Если ее везут издалека - приходится замораживать, а это нелучшим образом сказывается на любых пищевых продуктах. С прибрежного промысла рыба идет только свежеохлажденная - и сразу попадает на прилавки магазинов либо на переработку. Во-вторых, у нее и цена ниже, поскольку на дальние перевозки не тратились топливо, зарплата и прочее.

А коренное отличие вот в чем. Флоты, промышляющие в открытом океане, по закону о рыболовстве наделяются промысловой квотой на пять лет. После этого в Мурманске их видят нечасто, некоторые и вовсе сюда не заходят. Они базируются и ремонтируются в иностранных портах, улов продают тамошним покупателям, а то доставляют в Петербург или Калининград, что удобно российским оптовикам - ближе к Москве и другим крупным городам, главным потребителям. Конечно, область получает от этих флотов налоги, и солидные, но в остальном влияние на них имеет минимальное.

Прибрежники же везут улов только к своему берегу, им просто некуда больше податься. Каждая рыбина, которую добывают, оказывается на столе у земляков. И они находятся под полным влиянием наших властей, даже квота прибрежная делится в стенах областного правительства, лишь потом принятое решение отправляют в Москву на утверждение.

- А что такое прибрежный промысел, на каком удалении от берега он ведется?

- Точного ответа пока нет. В законе о рыболовстве говорится довольно размыто, что прибрежный промысел - это доставка охлажденной рыбы на берег, что осуществляется он в территориальном море, то есть в 12-мильной зоне, на континентальном шельфе, в российской экономической зоне, которая, как известно, распространяется от берега на 200 миль. Так сказано в первой части закона. Но во второй, где речь идет о дележе морских биоресурсов, континентальный шельф и 200-мильная зона уже не упоминаются, а говорится, что прибрежной квотой наделяются работающие в территориальном море. Разработчики закона и принимавшие его депутаты Госдумы явно недосмотрели. А может, плохо понимают суть вопроса. Такое двоякое толкование создает для наших рыбаков дополнительные трудности при получении разрешения на ведение промысла, ведь каждый понимает написанное в законе как ему хочется.

Конечно, хорошо, что после восьмилетних проволочек все же принят закон о рыболовстве и сохранении биологических ресурсов моря. Но мы-то ждали документ прямого действия, а оказалось, что у него должен быть шлейф из полусотни с лишним подзаконных актов. Рыбаки разочарованы. И поскольку условия ведения прибрежного промысла в нем вообще толком не прописаны, нас вынудили думать об отдельном законе на этот счет. Члены правления нашей ассоциации подготовили его проект, ознакомили с ним другие промысловые бассейны страны и, заручившись поддержкой балтийских и черноморских рыбаков, передали в Госдуму. Кстати, это первый случай в России, когда проект закона подготовлен самими промышленниками. В нем мы четко оговорили, что прибрежный промысел ведется в 12-мильной зоне, но в случае неблагоприятных условий суда, способные работать на значительном удалении, могут уходить на расстояние 50 миль от берега.

- Ассоциация объединяет лишь малые предприятия, базирующиеся на северном побережье Кольского полуострова, но на Терском берегу они тоже есть...

- Около полусотни - они добывают морского зверя, беломорскую сельдь, семгу, водоросли. Глава Терского района Леонид Шевелев просит взять их под наше крыло, поскольку у него в администрации нет нужных специалистов и он не в силах помочь всем, кто к нему обращается. В последнее время я несколько раз побывал на побережье Белого моря и убедился, что поморы, прекрасно умея ловить рыбу, нуждаются в помощи в организации всего комплекса работ, включая переработку и реализацию. Особенно плохо там с реализацией. Даже семга у некоторых пропадает сотнями килограммов. Рыбаки, не искушенные в торговых делах, оторванные расстоянием от густонаселенных районов, просто не знают, куда девать рыбу. Непривычно им также ходить по кабинетам, чего-то требовать для себя или советоваться. Их деятельность надо кому-то координировать. Этот вопрос я вынес на обсуждение правления ассоциации. Решение пока не принято. Терским рыбакам-прибрежникам я предложил три возможных варианта присоединения: первый - создать артель, глава которой войдет в правление ассоциации, второй - мы открываем свое представительство в Умбе, третий - каждый вступает в ассоциацию самостоятельно. Сказал им: "Думайте, выбирайте". Думают.

- Сколько людей сейчас занято на прибрежном промысле в Баренцевом море и какие у них доходы?

- Обо всех не скажу, но знаю, что предприятия - члены ассоциации насчитывают 1159 человек, это плавсостав вместе с управленцами. Зарплата на предприятиях очень разная, она зависит от числа судов, их состояния, умения вести дело. Максимальная - по отчетности рыбаков - 16,5 тысячи рублей.

- Какие у прибрежки перспективы?

- Министерством сельского хозяйства, в чьем ведении находится и рыбная промышленность, обещана помощь в обновлении флота. Если станут крепнуть, расти действующие предприятия и нарождаться новые, будем ставить вопрос об увеличении прибрежной квоты. Я знаю, что в этом нас обязательно поддержит губернатор Юрий Евдокимов: он считает прибрежное рыболовство одним из приоритетов экономики региона. Пока же квоты за глаза хватает. Надо решить проблему потерь времени в порту. Некоторые меры мы принимаем, но они пока недостаточны. Суда простаивают иногда по 15-17 часов на рейде в ожидании оформления. И оформляются очень долго. А ведь всякая потеря времени увеличивает стоимость рыбы, за все расплачивается покупатель.

У нас есть и такое перспективное поле деятельности как внутренние водоемы. Более 100 тысяч озер, 10 искусственных водохранилищ при гидроэлектростанциях с обширнейшей акваторией, тысячи рек - все это пока почти не используется. А ведь там могут быть созданы артели, снабжающие население озерной и речной рыбой. К малоиспользуемым резервам можно отнести также искусственное разведение рыбы.

Я думаю, со временем прибрежный промысел станет надежной опорой региональной власти в обеспечении продовольствием населения и в пополнении казны. Кстати, вклад в нее становится все более ощутимым. К примеру, 32 предприятия, предоставившие сведения в ассоциацию о работе в первом полугодии, в общей сложности перечислили в бюджеты всех уровней более 42 миллионов рублей.

О проблемах развития прибрежного промысла, как и в целом о рыбной промышленности, шла речь на совещаниях, которые во время недавнего визита провел в Мурманске Председатель Правительства РФ Михаил Фрадков. К его приезду руководство области совместно с представителями флотов и береговых предприятий отрасли подготовило целый пакет предложений. Столичные гости заинтересованно отнеслись к поставленным нами вопросам и тоже обещали поддержку.

Вячеслав КОНДРАТЬЕВ