Сразу после инцидента с траулером "Электрон" в Баренцевом море, в районе Шпицбергена, завязался узелок нового конфликта. Норвежская береговая охрана предъявила претензии сразу двум российским судам. Они задержаны и будут стоять на якоре, как настаивают власти страны-соседки, пока владельцы не уплатят крупные штрафы. Дипломаты делают успокаивающие заявления, подчеркивая, что нынешние события не скажутся на отношениях наших стран в целом. Хочется надеяться, что так и будет, однако пока конфликт не урегулирован, а он вызывает немало негативных эмоций у граждан с обеих сторон.

"Вестник" попросил высказаться о проблеме губернатора области Юрия ЕВДОКИМОВА.

- Прежде всего я хотел бы отметить факт, о котором в пылу разгоревшихся страстей сейчас иногда забывают. У нас традиционно сложились хорошие деловые отношения с Норвегией в области рыболовства. Заключенное 30 лет назад межправительственное соглашение о сотрудничестве в этой сфере, активное взаимодействие в рамках Смешанной комиссии по рыболовству не допустили возникновения в Баренцевом море "рыболовных войн", подобных тем, что имели место в целом ряде районов Мирового океана (Исландии с Великобританией, Канады с ЕЭС, США с Канадой, Китая с Японией и т. п.).

Проблема в том, что в последнее время норвежская сторона очень быстро распространяет новые правила рыболовства, особенно в районе Договора о Шпицбергене 1920 года. Я надеюсь, что это временное явление, поскольку это тупиковый путь, и единственным выходом из ситуации будет установление общих правил в соответствии с теми договорными документами, которые уже имеются. После установления идентичных правил рыболовства нужно добиться одинаковых мер контроля и одинаковых мер наказания за нарушения. В августе этого года я был в Норвегии и прямо сказал тогдашнему министру рыбного хозяйства этой страны: "Если у вас есть материалы на наших браконьеров, передавайте их нам, и мы разберемся с каждым из них".

- Но вы неоднократно говорили о том, что в последние годы Норвегия взяла курс на вытеснение наших рыбаков из районов, прилегающих к архипелагу Шпицберген. И вот новые требования, новые правила... Почему норвежцы начали такие действия?

- Да, действительно говорил и от своих слов не отказываюсь. Причина опять же - в односторонности их действий. Когда в процесс включаются обе стороны, когда они несут совместную ответственность за него, места для подобных односторонних решений не остается. Именно этим обоснована идея создания Совместного российско-норвежского центра мониторинга и контроля за рыболовством, в том числе в районе Договора о Шпицбергене 1920 года. Почему они начали такие действия? Я думаю, сыграло свою роль вступление в завершающую стадию процесса разграничения исключительных экономических зон и континентального шельфа между Россией и Норвегией в Баренцевом море. Норвежцы пытаются распространить свою юрисдикцию на участки морского пространства, прилегающие к Шпицбергену. Это район, богатый не только рыбой, но и минеральными ресурсами, и действовать здесь нужно на основе взаимных соглашений - в целях как эксплуатации этих ресурсов, так и их сохранения для будущих поколений. Но в таком вопросе бесполезно размахивать дубиной, взывать к военно-морским силам, хотя я всегда говорил о том, что зачастую, когда там появляется даже самый маленький военный корабль, ситуация кардинально меняется. Единственный путь достижения договоренностей в нашем общем "морском огороде" - путь переговоров.

- И все же, как России защитить свои национальные интересы в Арктике, и в частности в районе Шпицбергена? Здесь, вероятно, нужны какие-то политические решения?

- Политические, конечно, нужны. Но самое главное - сохранить и нарастить российское экономическое и научное присутствие на архипелаге. Если закроется последний рудник "Арктикугля" - "Баренцбург", это будет огромная ошибка. Необходимо усилить государственную поддержку Росгидромета, институтов Кольского научного центра, ПИНРО, рыбаков, работающих там. Российские министерства могли бы взять на себя и организацию туризма на Шпицберген, и координацию поисковых работ на нефть и газ в этом районе. Нужен целый комплекс мер по развитию Арктики, Севморпути, о чем, в частности, мы подробно говорили во время недавнего визита в Мурманск премьер-министра Михаила Фрадкова. Нам необходимы четкие, согласованные с норвежцами правила игры, а точнее, экономической деятельности в этом районе, включая рыболовство. А добровольный уход со Шпицбергена, с точки зрения геополитики, будет поистине безумным. Нельзя забывать, что этот район, несмотря на то, что по договору 1920 года он является демилитаризованным, остается важнейшим стратегическим форпостом, позволяющим контролировать обширную акваторию северных морей.