В России бурно идет регистрация товарных знаков. Этой процедурой озабочены предприятия, стремящиеся прочно занять место на рынке. Два минувших года в Федеральную службу по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам (Роспатент) подавалось по 50 тысяч заявок на регистрацию. Мурманская область от прочих регионов не отстает. Но сообщество предпринимателей постоянно пополняется, и новички в бизнесе порою слабо представляют реалии рынка. Да и среди старых директоров далеко не все избавились от стереотипов тех времен, когда конкуренция отсутствовала и любую продукцию отрывали с руками. Потому в начале нашей беседы с заместителем директора Мурманского центра научно-технической информации Людмилой КИРЬЯНОВОЙ прозвучали вопросы азбучные - так сказать, для ликбеза.

- Людмила Леонидовна, что такое товарные знаки? Что дают они обладателям?

- Это обозначения, которые служат для отличия товаров и услуг одних производителей от аналогичной продукции других. Наиболее распространены словесные: к примеру, "Латона" - знак Североморского молочного завода, "Норд-Вест" - мурманского рыбоперерабатывающего предприятия. Есть знаки графические. Есть комбинированные, в которых имеются графическое изображение и слово или аббревиатура; вот у Мурманского мясокомбината это стилизованная голова быка и буквы ММК. Иногда фирменным знаком является слоган. Скажем, у пивзавода "АрктикРуС" он звучит так: "Кольское - вкус Севера". Сейчас в нашем регионе зарегистрировано свыше 400 товарных знаков. Активно процесс пошел после 1992 года, когда в стране стали развиваться рыночные отношения. В том же году был принят Закон РФ "О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров".

Владелец имеет исключительное право на использование знака. Он может помечать им товар, сопровождающую документацию, сувенирную продукцию, фирменную одежду. Чем шире знак используется предприятием, тем лучше запоминается потребителям. Возьмем известную в Мурманске фирму "Мелифаро", производящую мясную и кондитерскую продукцию. На всех упаковках слово "Мелифаро" заключено в овал. Покупатели подходят к витрине, где выбор теперь широк, видят примелькавшееся изображение, и у них отпадает необходимость раздумывать над продукцией, с качеством которой незнакомы, завезенной из других регионов или из-за рубежа.

Знак - точнее права, которые получает его обладатель, - весомая ценность. Некоторые мировые брэнды вроде "Кока-Колы" официально стоят миллиарды долларов. И меня, работающую в этой сфере долгое время, настораживает негативная тенденция. Все дурное, что испробовано в мире, используют и наши предприниматели, в том числе слегка завуалированное вымогательство. Вот недавно в городе Иваново ООО "Торговый дом "Автомир" зарегистрировало слово "Автомир" в качестве своего товарного знака. Но это звучное слово лежит, что называется, на поверхности, его используют предприятия во многих регионах. Ивановцы выявили их и отправили предупреждения, что зарегистрировали товарный знак и разрешат эксплуатировать его лишь тем, кто за это будет платить. "Наехали", кстати, и на мурманский "Автомир". Спрашивается: почему бы предприятиям, кто столкнулся с претензией, не взять да и не зарегистрировать свои названия в Роспатенте? Но - нельзя. Слово как знак юридически уже закреплено за ивановцами, они - правообладатели. В таких ситуациях кто первый - тот в выигрыше. Правда, в данном конкретном случае имеется столкновение товарного знака с фирменным наименованием. А это два разных понятия. Взаимоотношения между ними регулируются Гражданским кодексом, упомянутым законом и другими законодательными актами. И платить на самом деле не следует, требование ивановцев неправомерно. Видимо, они понадеялись, что те, кто плохо разбирается в тонкостях законодательства, испугаются и раскошелятся. И не исключаю, что в некоторых случаях так и получилось.

В Мурманске тоже случаются коллизии, когда предприятия даже с разными организационно-правовыми формами, к примеру ООО и ЗАО, случайно берут одинаковое фантазийное наименование. Ситуация трудно разруливается, ведь уже вложены средства в оформление интерьера офиса или магазина под это название, изготовлена сувенирная продукция, проведена рекламная кампания. Только потом приходят к нам с просьбой помочь в регистрации. Но если опоздали, если кто-то опередил - деньги выброшены на ветер. Повторюсь: в выигрыше тот, кто первым зарегистрировал знак, даже если позже пришел на рынок.

- А почему сменили свой товарный знак мурманские рыбаки, выпускающие консервы "Печень трески"?

- Случай, на мой взгляд, вопиющий. Эти консервы впервые появились в Мурманске в начале 70-х. Продукт - высококачественный, в основном шел на экспорт. ВРПО "Севрыба", координировавшее работу рыбаков в советское время, объявило конкурс на разработку этикетки для него. Выбрали очень запоминающуюся: желтый фон, слово "печень" написано красными буквами оригинальным шрифтом, слово "трески" - обычным черным шрифтом, по краям этикетки идут две полоски. Она десятилетиями притягивала взгляд покупателей своим солнечным цветом, к ней все привыкли. Конечно, этикетку давно следовало зарегистрировать в качестве товарного знака, это нормальная практика. Но при прежней распределительной системе, когда продукт отрывали с руками, это никому не пришло в голову. Мурманский тралфлот обратился в "Роспатент", когда новые реалии просто вынуждали сделать это. Но ему в регистрации отказали - мол, этикетка не соответствует требованиям закона...

Каково же было наше удивление, когда с таким же заявлением в ту же службу обратилось федеральное казенное предприятие "Союзплодимпорт" и на его имя этикетку зарегистрировали! Это бывшее внешнеторговое объединение, давний, с советских времен, экспортер пищевых товаров - от водки до той же "Печени трески". "Союзплодимпорт" владеет сегодня несколькими известными с советской поры товарными знаками, судьба которых решалась в долгих судебных спорах. Товары, маркируемые ими, были гордостью советского экспорта. Закрепление известных знаков за федеральным казенным предприятием позволило сохранить их высокую репутацию на мировом рынке. Но с "Печенью трески" ситуация совсем иная. Федеральная служба продемонстрировала, что может действовать как заблагорассудится, что ее подходы порой не подчиняются логике.

Это конкретное решение причинило рыбакам ущерб. По действующему законодательству мурманчане за использование этикетки должны были платить "Союзплодимпорту". Одно предприятие заключило с ним договор и платит, остальные не пожелали попадать в зависимость, не признали справедливым решение федеральной службы и этикетку сменили. Последствия такие: прежде все на Северном бассейне выпускали консервы из тресковой печени под одним товарным знаком. ВРПО "Севрыба", а после нее наиболее крупные производители следили за качеством, чтобы не скомпрометировать этикетку. Сейчас же каждое предприятие, имеющее даже два-три судна, обзавелось своей этикеткой и "гонит" консервы на рынок как бог на душу положил. Если сейчас попросить в магазине консервы "Печень трески", продавец спросит: какие? Продукцию покупателям приходится осваивать заново. Купив консервы двух разных предприятий, можно столкнуться с тем, что в одной банке сплошная печеночная масса, а в другой в жиру плавают жалкие кусочки. Надежная система выпуска качественной деликатесной продукции, существовавшая десятилетиями, разрушена. Консервам с новыми знаками заново и долго придется пробиваться на рынке. А главное - частично утеряно качество. Если бы тралфлот, как крупнейший производитель, стал правообладателем товарного знака, то другие предприятия Северного бассейна заключили бы соглашения с ним и стали бы подконтрольными на месте производства продукции, все осталось бы по-прежнему.

Для меня до сих пор загадка, как эксперты Федеральной патентной службы в отношении одной этикетки могли принять два разных решения. Впрочем, давно уже замечено, что у ее работников далеко не одинаковое отношение к столичным и региональным заявителям. Это надо иметь в виду, чтобы в каждом случае находить продуктивные решения.

- Как известно, споры за советское наследие были долгими и весьма жесткими в самых разных сферах производства...

- Законодательство у нас еще молодое, не во всем совершенное, потому иногда принимаются, мягко говоря, странные решения. Вот один из таких случаев. В советское время пиво "Жигулевское" производили все пивзаводы страны - по единой технологии, с одной этикеткой. Вкус мог отличаться только из-за разной воды, используемой на местах, - природа все регионы одарила по-разному. В новое время нашлась в России фирма, которая зарегистрировала товарный знак "Жигулевское" на свое имя. И, естественно, выдвинула требование всем производителям пива заключать с ней лицензионные соглашения и платить за право выпускать всем известный сорт. Те возмутились, возникла конфликтная ситуация. В конечном счете регистрацию товарного знака удалось аннулировать. Подобные споры разгорались в стране из-за водок "Московская", "Столичная", "Пшеничная", из-за "Зубровки", колбасы "Докторская", стирального порошка "Лотос" и других товаров. Возможны они и впредь.

- Что посоветуете в этой ситуации мурманским предпринимателям?

- Мы предлагаем всем производителям, имеющим на рынке авторитет, обратить самое серьезное внимание на своевременное юридическое оформление своего товарного знака. Чтобы не попасть в такую ситуацию: приняли решение о регистрации, а знак уже занят кем-то другим. И в продвижении товара на рынок приходится начинать все сначала либо платить более расторопным, ставшим правообладателями, за использование своего же знака.

Вячеслав КОНДРАТЬЕВ