- С оленями надо жить - тогда научишься их понимать и управлять ими, - убежден Александр Ходзин-ский. Юноша еще только первокурсник ловозерского ПУ № 26, того самого, где готовят оленеводов, но с рогатыми кареглазыми олешками знаком не понаслышке. Еще бы - с семи лет в тундре вместе с отцом и дедом.

- Впервые в гонках я участвовал в 13 лет. Правда, места никакого не занял, - вспоминает Саша. - А теперь нормально выступил.

В гонках на оленьих упряжках, проходивших в его родном селе в минувшие выходные, Ходзинский занял второе место, уступив первенство своему товарищу по училищу Василию Филиппову. Состязания состоялись в рамках районного Праздника Севера и традиционного Дня оленевода. Пока на трассе упряжки спорили с ветром, по соседству прошли лыжные гонки и футбол на снегу, а еще на ловозерском стадионе все желающие могли попробовать себя в прыжках через нарты.

Съехались на праздник и жители области, и норвежские и финские саамы. Кто горячо болел за спортсменов, кто занял место у сцены под открытым небом, на которой пели и танцевали национальные коллективы.

Но все же главным событием были гонки на упряжках. Участникам состязаний азарта было не занимать. На своих нартах они проносились мимо толпы зрителей, подгоняя животных хореем, подбадривая резкими криками. Солнце, белый снег, чистое небо - настоящий март! Ребятню с трассы просто не увести.

Маленькая Даша, сестренка одного из участников гонок, еще и буквы-то не все выговаривает, но на нарты залезает бойко да и тяжелый хорей норовит ухватить.

- У моего папы есть олени! И у дяди есть! И брат мой на оленях ездит. И меня катает, - девчушка совсем не боится рогатого «транспорта»: - Я оленей люблю, олени добрые! - лопочет она.

Но вообще-то гонки на упряжках - спорт не самый безопасный. Из восьми участников, выступавших на традиционных соревнованиях, не все благополучно дошли до финиша. Норовистые олени не раз отказывались слушаться человека и вместо проложенной трассы неслись по сугробам в сторону. А однажды чуть не случилось несчастье: рванувшаяся упряжка снесла ограждение и устремилась в толпу зрителей. Родители едва успели выхватить из-под копыт маленького ребенка.

- Характер у оленей разный, - объясняет Саша Ходзинский. - Есть смирные, есть и дикие. Это как воспитаешь. У меня вот послушные.

Для тех же, чьи олени покладистым характером не отличались, праздник в саамском селе превратился чуть ли не в настоящее родео. Вставшие на дыбы животные хрипели, фыркали, упирались, норовили затоптать или поднять на рога своего хозяина. Недаром тем, которые бегают в упряжках, часто спиливают рога - испугавшись или занервничав, они могут нанести человеку серьезные травмы.

- Не спилишь рожки - пеняй на себя, - говорит Андрей Орланов.

В гонках сам Андрей Константинович не участвовал - возраст не тот, но на своих нартах с удовольствием катал детишек.

- Я с оленями 25 лет живу, так норов их знаю! – говорит он. - Я ведь из первого выпуска нашего училища. Раньше в совхозе работал, теперь только своих олешков держу.

Невысокий пожилой человек с темным от солнца и ветра лицом, говорит певуче, не спеша, будто сказку сказывает:

- С оленем-то непросто. Надо его за собой по тундре таскать, к себе приучать, полный рот корму ему напихать - а потом уж он сам вольно станет подчиняться! А в лесу надо за ним, как мамка, ходить: чтобы ягеля - вдоволь, чтоб медведь не обижал. Еще от волков, от росомах защищать... Да дежурить при стаде надо, чтоб не разбежалось.

Олешки смирно стоят рядом с рассказчиком, будто слушают, покачивают головами. А тот продолжает:

- Тундра - это ж родники, ручьи, озера. Сколько раз, бывало, я с упряжкой вместе в воду проваливался... А если олень в ручей зайдет, встанет там - только успевай вытаскивать! А то воспаление легких схватит - и сгорит в несколько дней. Ему ж, бедолаге, не просохнуть толком - солнышко-то у нас неласковое... За ними, как за детьми, ходить надо. Поначалу тяжело, а потом такая тяга - не прожить без них!

Старики, для которых оленеводство - привычный труд, сетуют, что теперь молодежь не так уж рвется в тундру. Перестали олени быть для ловозерцев самым дорогим, почти священным животным. Недаром среди расхитителей стад, что приезжают в тундру с ружьями, появилось немало и местных жителей. Но оленеводы все же надеются, что их родные места не опустеют:

- Нам без оленей жить нельзя, - уверен Саша Ходзинский. - Иначе не станет нас. Олени ведь - наша кровь, наша земля, наша жизнь!

Татьяна БРИЦКАЯ.