«Буханка» резко останавливается, и трое мужчин, одетых в брезентовые куртки и непромокаемые брюки, бесшумно и быстро скрываются в лесу. Спустившись к реке, они притаятся в засаде на несколько часов - почти до утра. Инспектор и два бойца мурманского ОМОНа караулят крупную рыбу - браконьеров, называемых «поясочниками». Охотники до семужки как пояс растягивают сеть меж двух лодок - и спускаются по течению. Реку такое приспособление прочесывает, как частый гребень, не оставляя рыбе шанса. Двигаясь вниз по течению, браконьеры тянут за собой бредень, быстро наполняющийся семгой.

Такая ловля грозит уголовным наказанием. Но вот поймать «брэков» непросто: во время рыбацкого сезона семужьи реки превращаются почти в территорию военных действий. Со своей разведкой, системой оповещения и маскировкой. Завидев машину инспекторов на дороге, рыбаки по мобильному сообщают друг другу об этом и часто успевают уйти от надзорного ока. А то и устанавливают слежку: какая-нибудь потертая колымага днем и ночью следует за «буханкой». Бывает, что пойманные с поличным пытаются оказать сопротивление. Поэтому-то ОМОН - частый спутник десанта рыбинспекции.

Идем по бездорожью и по лесу, пересекаем болотца и ручьи. Маленький отряд старается соблюдать тишину, чтобы не выдать своего приближения. Дорогу ребята находят легко: в районах семужьих рек все тропки ими давно исхожены, могут с закрытыми глазами довести. Но сейчас ориентироваться и нам нетрудно: двигаемся на растущий шум воды. Еще несколько метров - и вдруг из-за расступившегося леса открывается сверкающий водопад. Река Ура. Несколько утоптанных тропок, ведущих на берег, свидетельствуют: в это место рыбаки дорожку проторили.

- Здесь ловят нещадно, - говорит Евгений Исаев, государственный инспектор Мурманского межрайонного отдела областного управления Россельхознадзора. - Рыба идет вниз по водопаду - тут без улова не останешься. Раньше этот участок был закрыт, теперь на нем можно рыбачить - и на пользу реке это не идет. Выбирают все до крошки. И очень часто без лицензии...

Ура - одна из проблемных зон. Наравне с Западной Лицей она на рыбу щедра, и добираться до нее недолго. Поэтому жители ближайших городов и поселков не отказывают себе в удовольствии побросать спиннинг. А вот о законности своих действий заботятся немногие. Разве обойдется азартный рыболов одной рыбкой, на вылов которой приобрел лицензию? Как пошел клев, так уж держись!

Результат - катастрофическое обнищание биоресурсов. Еще несколько таких сезонов, и река изменится до неузнаваемости. Ведь на восстановление разворованных людьми богатств требуются годы.

- Мое личное мнение: популярные сейчас у наших рыбаков реки можно запросто закрывать года на четыре, - жестко говорит инспектор. - Иначе рыбы здесь не станет вообще. А сейчас из них выжимают остатки до капли.

В прошлом году на семге задержали несколько сотен браконьеров. В этом цифра выросла процентов на сорок. А сезон еще не закончен.

Смена длится часов двенадцать-четырнадцать. Обычно самая работа - ночью, на полной воде. Тогда идет рыба, и охотники за ней выстраиваются то там, то сям. В районе одновременно работают две группы инспекторов, прочесывающих изгибы речушек. Под утро, часов в семь, - домой. Поспали чуток - и обратно на выезд.

- Я без этих мест просто жить не могу, - признается Евгений. - Больше суток дома не высижу, рвусь в лес. Меня к этому отец с шести лет приучил - так что здесь мне все родное. А в отдел пошел в надежде хоть как-то повлиять на происходящее...

Первые встреченные нами рыбаки оказались законопослушными. Лицензии в порядке, орудия лова разрешенные. Бывает и иначе: в прошлом году инспекторы повязали группу, ведущую промышленный вылов. Все было, поставлено на поток - сети, лодки и транспорт, вывозящий семгу. Вот в таких ситуациях без ОМОНа не обойтись. Опытные бойцы и прикроют, и бандитов, если что, обезвредят. Правда, в этом сезоне, слава богу, пока обходилось без серьезных стычек.

- Мы скорее психологически помогаем, - улыбается боец Андрей Позднышев. - Народ ведь пивом нальется - так лезет в драку. А нас увидят - быстро успокаиваются. Так что инспекторам с нами надежней. Ну и мы не прочь по лесу побродить. Красота-то вон какая!

Правда, долго созерцать красоты не приходится: за изгибом реки на берегу возникает очередная фигура с рюкзаком. Лицензии нет, но и рыбы нет, снасть даже не успел собрать.

- Постоянный клиент, - объясняет инспектор Владимир Вербицкий. - Живет тут в поселке и по три раза на неделе попадается. Протокол составим - штраф заплатит и опять на реку.

Местные жители - особая тема. Не секрет, что для многих работает принцип: здесь живу - значит, имею право ловить сколько угодно. Устье Уры в начале сезона было все перегорожено сетями. Ставили их чуть ли не от собственного огорода. С одной стороны, людей понять легко: для многих рыбалка - основной промысел. Как не пользоваться дарами реки, на которой живешь? С другой, пользоваться ими не значит грабить без разбору. А при ловле в таких количествах именно грабеж и выходит.

Инспекторы признают: одна из причин увеличения браконьерства - значительное подорожание лицензий. Если в прошлом году не ловил только ленивый - путевка стоила 16 рублей - такова сумма налога за пользование биоресурсами, то теперешние 250 за хвост выложить готов не каждый. Опять же, были бы пункты выдачи путевок на каждом водоеме - рыбаки, глядишь, и покупали бы их прямо на месте. А так многим проще штраф потом заплатить, чем ездить за много километров ради бумажки.

Кроме того, не секрет - продавцы лицензий не предоставляют рыбакам никаких услуг, даже мусор по берегам не убирают и уж тем более не пытаются вложиться в развитие и восстановление водоемов. Поэтому, за что платить кровные 250 рэ, многие искренно не понимают. Дешевле в Финляндию на рыбалку смотаться, чем на Кольских реках отдохнуть. Да и обслуживание туристов там на высоте.

Логику российского законодательства понять бывает непросто. Коли хочешь ловить по правилам, выкладывай немалые суммы. А коли попался на нарушении, выплатишь смехотворный штраф. Двоим пойманным в нашем рейде придется заплатить государству всего до полутора тысяч рублей. Причем, что самое поразительное, штраф за использование сетей ничуть не выше. А ущерб природе наносится ими колоссальный. Рискуют же браконьеры малым: ну отрежет сеть инспектор на лодке, а назавтра на прежнем месте стоит новая. Хозяина вычислить удается в единичных случаях, и уголовная ответственность настигает единиц. В нашем рейде, правда, хозяин сетки был пойман, хоть и попытался скрыться в лесу, завидя омоновцев.

Но в любом случае пока рыбный «бизнес» колоссально выгоден - а значит, как ни старайся инспектор, всех не переловишь...

- Сейчас человек приехал - ему надо «отбить» бензин, лицензии, вот он и ловит до упора. Река такого пресса не выдерживает! - считает Евгений Исаев. - Как переломить ситуацию? Может быть, поступить как с нарушениями правил дорожного движения - резко увеличить штрафы. А вообще, должно поменяться отношение к природе. Нужно воспитать рациональный подход к ней, понимание того, что, если бездумно расхищать ее, сами же потом пострадаем... Беречь свои сокровища надо - а то останемся ни с чем.

Татьяна БРИЦКАЯ.