В апреле 2006 года в кабинет заместителя мэра Заозерска Игоря Сенина вошли несколько человек в штатском. Сенин глянул на них и все понял.

Он не сопротивлялся, а быстро оделся и в сопровождении этих людей вышел из здания администрации. Его посадили в машину и повезли в Мурманск в управление ФСБ. Похоже, он ждал прихода чекистов и морально был готов...

Так был задержан Игорь Сенин, который готовил взрыв танкера "Трейдер", водоизмещением в 200 тысяч тонн, стоявшего на рейде в Кольском заливе. Так был предотвращен возможный теракт, который грозил бы огромной экологической и экономической катастрофой.

11 лет назад

Это уже второй случай, когда в постсоветское время мурманские чекисты спасают Кольский полуостров от глобальной катастрофы.

В 1996 году отдел по борьбе с терроризмом управления ФСБ вместе с военной контрразведкой предотвратили еще более страшную беду, которая нависала над нашим полуостровом.

В одном из гарнизонов недалеко от Мурманска, откуда поспешно была выведена войсковая часть, остались брошенными 72 боевые ракеты класса С-300. Тотчас был проинформирован министр обороны, и через три недели ракеты вывезли в другую войсковую часть...

Военных понять можно: их в те годы выпроваживали с мест дислокации в совершенно невероятные сроки. Шло безобразное, бездушное сокращение армии. В США, к примеру, дивизия покидает свое место в течение 10-12 лет, а у нас армия уходила за полгода. Потом удивлялись: откуда столько оружия затоплено в водоемах, а еще больше - гуляет по стране.

Но кроме ракетного комплекса, готового к бою, мурманские чекисты отдела борьбы с терроризмом вместе с военной контрразведкой в другом месте обнаружили брошенными 773 морские мины весом по тонне каждая. И в каждой была начинка в 200 килограммов тротила!

Можно представить, что бы случилось, если бы весь этот арсенал попал в руки преступников или кто-то по неосторожности мог подорвать одну мину, а сдетонировали бы все остальные.

Как потом говорили взрывники, от Кольского полуострова мало что бы осталось...

Мурманские чекисты спасли в 1996 году всех нас.

Но вернемся в год 2006-й.

У него с головой все в порядке?

По поводу нынешнего случая - попытки подорвать танкер в Кольском заливе - мы беседуем с начальником следственного отдела УФСБ по Мурманской области полковником юстиции Виктором Слюдовым.

- Виктор Геннадьевич, как вы узнали и вычислили потенциального террориста?

- Когда мы от нашего оперативного подразделения получили рапорт о том, что готовится такое преступление, просто не поверили. Но провели ряд оперативных мероприятий и факты подтвердились: Сенин работал по подготовке взрыва.

Когда привезли его в управление, первое, что стали выяснять: все ли в порядке у него с головой. Естественно, задержали. 13 апреля 2006 года возбудили уголовное дело и назначили судебно-психиатрическую комиссионную экспертизу. Врачи подтвердили: 41-летний Игорь Сенин вполне вменяем, отдает отчет в своих действиях.

- Так зачем ему это было надо?

- Подобный вопрос задали ему на первом же допросе. Надо сказать, что он сразу же во всем сознался, то есть сообщил, что действительно готовил взрыв. И все нам рассказал.

- Его арестовали?

- Нет. Судья Заозерска Т. В. Васильева, куда мы вместе с прокуратурой обращались с просьбой избрать Сенину меру пресечения в виде ареста, отказала. К сожалению, и областной суд согласился с судьей Заозерска. Естественно, это могло доставить следствию немало трудностей: человек мог повлиять на свидетелей, мог уничтожить доказательства, наконец, мог вообще исчезнуть - уехать. Но мы начали очень активно работать. Оперативно-следственная группа из нескольких оперативников и следователей, руководил которой подполковник юстиции Александр Сигаев, проделала огромную работу и за три с половиной месяца раскрыла преступление.

- Кому же нужен был взрыв?

- Сенину, как он сообщил, заказал этот теракт нефтяной бизнесмен из Москвы Зураб Мусинян, владелец фирмы ООО "Нефтепродукт". Он хотел убрать конкурентов - "Северную стивидорную компанию". Именно ей принадлежал танкер "Трейдер". Мусинян рассчитывал, что взрыв и последующая экологическая и экономическая катастрофы заставят руководство области отказаться от услуг "Северной стивидорной компании", а значит, у московского магната будет возможность занять ее место. Кстати, этот 40-летний деятель в свое время окончил политехнический институт с красным дипломом. А еще - отслужил в спецназе...

Надо сказать, что взрыв этого судна мог нарушить планы и других нефтяных компаний, поставляющих через наш порт нефть в страны Западной Европы.

Нашли друг друга...

- Почему он обратился именно к Сенину? Все-таки человек не из исламской банды террористов, а заместитель главы администрации ЗАТО. Он, что, решил: все тут такие продажные?

- Мусинян в нашу область приезжал несколько раз, еще в 2005 году, якобы хотел основать здесь хлебо-булочное производство. Познакомился с Сениным, узнал, что тот - бывший военный, подполковник в отставке, окончивший в свое время Военную академию химзащиты, хорошо знает взрывное дело. И, по словам фигуранта, предложил ему за 100 тысяч долларов найти исполнителя взрыва, а 20 тысяч долларов готов был заплатить самому Сенину за организацию теракта.

- И Сенин - государственный человек - согласился?

- Да.

- Но почему? Просто не укладывается в голове.

- Да и мы все - и оперативники, и следователи не могли и сейчас не можем понять, как он решился на такое преступление. Но во время долгих бесед с ним мы пришли к выводу: Сенин чувствовал себя в команде главы администрации города ненужным и полагал, что скоро ему придется уходить. Он собирался вообще уехать из области. А на что жить? Денег больших нет. Кроме того, Мусинян обещал назначить Сенина руководителем одной из принадлежащих ему фирм.

"Шпионские" маневры

- Как же Сенин готовился взорвать судно?

- Он несколько раз ездил в Москву, встречался с заказчиком. Они, как говорил Сенин, с Мусиняном обговаривали в деталях все действия по взрыву. Подстрекатель готовил техническую документацию на судно "Трейдер", чтобы исполнителю было легче найти уязвимое место для закладки взрывчатки.

А Сенин несколько раз ездил в поселок Мишуково к заливу, фотографировал стоящие там на рейде танкеры. "Трейдер" вначале не нашел, на фотографии, что он привез Мусиняну в одну из поездок в Москву, этого судна не было. Пришлось потенциальному террористу снова отправляться на берег залива и делать новые снимки. Кроме того, Сенин тщательно изучал обстановку в районе базирования танкера. Смотрел, как к берегу можно подъехать, потом подплыть, как обратно отходить. Все пути прихода-отхода изучил, нарисовал схему. Эту схему он потом воспроизвел и у нас на допросе. Вот она, - Виктор Геннадьевич показывает мне лист бумаги, где черным по белому обозначены разные объекты в заливе, в том числе танкер "Трейдер", и возможные пути подхода и отхода. А также точки, с которых он производил съемку.

- Прямо-таки шпион какой-то! Он сам собирался совершить этот теракт?

- Нет. Стал искать исполнителя. Обратился к одному знакомому взрывнику. Пообещал, заметьте, не 100 тысяч долларов, как выделил заказчик исполнителю, а только 50... Жадный. Но парень, услышав такое, решил, что Сенин не в себе, и не стал с ним встречаться. А Сенин звонил и звонил ему. Тот, чтобы отвязаться от "больного", дал какой-то непонятный телефон, по которому никто не отвечал...

Однако Сенин продолжает готовиться к акции. Он ищет оборудование, одежду для водолазов, выходит в Интернет с запросами в разные фирмы о том, как приобрести эти вещи. А еще - не теряет надежды найти взрывника, консультируется со специалистами о том, какое лучше использовать взрывное устройство. И постоянно поддерживает связь с заказчиком.

К этому времени мы уже много знали об их бурной деятельности и о том, кто такой заказчик. С санкции суда их телефонные переговоры фиксировались, все передвижения Сенина были под контролем.

В один из мартовских дней 2005 года Мусинян сообщает своему подельнику, что прибудет в Мурманск в аэропорт Мурмаши, где передаст ему обещанный пакет технической документации на танкер для более детальной подготовки взрыва судна. Он также намеревался вместе с Сениным выехать к месту стоянки танкера "Трейдер" для изучения обстановки. Но встреча не состоялась. Мусинян, видимо, что-то неладное почувствовал. Или его испугала активность соучастника. Но, прилетев в Мурмаши, он не стал встречаться с Сениным.

Тот, однако, продолжал искать контакты с взрывниками. К тому времени мы уже накопили достаточно доказательств деятельности обоих террористов. И пора было их останавливать.

Миллион в чемодане

- После задержания Сенина открылась вся картина подготовки террористического акта, - продолжает рассказ Виктор Слюдов. - Необходимо было брать московского подстрекателя. В столицу отправилась следственно-оперативная группа за Зурабом Мусиняном. Прибыли в его офис. Задержали без шума, спокойно. Естественно, допросили всех служащих на предмет контактов Сенина и их шефа, изъяли документы, в том числе тетрадь, куда записываются фамилии всех посетителей, прибывающих в фирму, и даты.

Привезли Мусиняна в Мурманск. На первом же допросе он заявил, что якобы чуть ли не в шутку сказал Сенину: "Хорошо бы взорвать их бизнес". Но не подумал, что Сенин воспримет это как руководство к действию. Конечно, чушь. Все его встречи, которые мы фиксировали, телефонные переговоры и т. д. доказывали обратное. И он понял, что номер не пройдет. Ему, как и Сенину, была проведена судебно-психиатрическая экспертиза, которая подтвердила его вменяемость.

Встал вопрос об аресте. Адвокаты и сам фигурант готовы были на что угодно, только бы не попасть ему в СИЗО. Остановились на том, что Мусинян дает признательные показания и вносит залог в один миллион рублей. И тогда его не арестовывают. Но по первому же требованию он обещал явиться на допросы и в суд. Он действительно практически признался в том, что был подстрекателем...

На следующий же день самолетом был доставлен миллион рублей и адвокат пришел в отдел с этими деньгами. Но мы ему сказали: так у нас не делается, идите в банк, перечислите деньги на депозит, принесите справку.

Они все выполнили и уехали в Москву.

- А оттуда, как можно догадаться, Мусинян уже не приезжал?

- Вскоре он лег в больницу...

- В таких случаях все ложатся на срочное обследование...

- Да. Нам пришла бумага, где перечисляется десяток его болезней, - полковник показывает мне этот документ, где упомянуты обычные для среднего возраста человека недомогания. - И заключение врачей таково: с фигурантом сейчас нельзя проводить следственные действия. Поэтому мы выделили его дело в отдельное производство. Но мне, - замечает мой собеседник, - звонят адвокаты Мусиняна и интересуются ходом судебного процесса. Они же понимают: когда Сенин будет осужден, очередь дойдет и до их подзащитного.

Дело техники

- Как же вам удалось за три с половиной месяца раскрыть это столь сложное преступление?

- Мы сразу же взяли под наблюдение и контроль все действия Сенина, а потом и Мусиняна. Были при обыске изъяты у Сенина записные книжки и компьютер, где обнаружили переписку и выход в Интернет и запросы, которые он по Интернету делал.

Тотчас опросили всех знакомых и друзей Сенина, коллег и вышли на людей, которых он хотел уговорить произвести взрыв танкера. Далее: опросили водителя Мусиняна, который на машине встречал Сенина в Москве. Изъяли командировочные удостоверения, другие документы, которые доказывали поездки замглавы администрации в столицу. Опросили служащих аэропортов. Допросили десятки свидетелей. И, конечно, очень помогла запись хроники телефонных переговоров.

Следователи выезжали на место, где базировался танкер, проводили с Сениным следственный эксперимент в присутствии адвоката и понятых, во время которого он показал, как фотографировал танкер, как изучал местность для подхода и ухода взрывника.

И конечно же, мы провели несколько экспертиз. О комплексной судебно-психологической экспертизе в отношении Сенина я говорил. Перед этим запросили все его медицинские книжки, проверили по всем диспансерам.

Провели фоноскопическую, компьютерную, судостроительную, баллистическую, взрыво-техническую, экологическую и другие.

В итоге следствие пришло к выводу: взрыв танкера "Трейдер" вызвал бы следующие катастрофические социально-экономические последствия: гибель 2-3 человек из вахтенной службы экипажа танкера, создание чрезвычайной ситуации федерального значения в результате вылива четырех тысяч кубометров сырой нефти в Кольский залив. Это потребовало бы привлечь для ликвидации беды ресурсы не только нашей области, но и государства. Создался бы риск загрязнения береговой зоны, куда попало бы 80 процентов первоначально разлитой нефти. Рыба из этого района залива могла уйти, структура планктона была бы искажена.

Ущерб, как подсчитали специалисты, составил бы более 600 миллионов рублей.

Приговор

Судебный процесс по Сенину вела судья областного суда Наталья Альдергот. Как суд оценил действия человека, готовившего террористический акт и глобальную катастрофу?

12 ноября во время очередного заседания суда Игорю Сенину было предоставлено последнее слово. Подсудимый не раз повторил, что он осознал всю тяжесть преступных деяний и ответственность за них.

- Я отчетливо чувствую свою вину перед обществом и государством и должен понести наказание, - сказал он.

Но в то же время подсудимый очень просил суд не назначать ему наказание в виде лишения свободы, так как не хочет быть оторван от семьи. Он сообщил, что намерен воспитывать малолетнего сына настоящим человеком. И еще говорил, что семье и так нанесена тяжелая травма.

Слышать это было удивительно. Не поздновато ли пришло раскаяние, почему Сенин раньше не беспокоился о будущем сына и семьи, когда готовился взорвать танкер, когда упорно искал для этого исполнителей? Он даже не задумывался о том, какая экологическая катастрофа могла разразиться над Кольским полуостровом и сколько людей могли погибнуть...

И еще подсудимый неожиданно выдвинул новую версию своего преступления: якобы он готовил взрыв судна потому, что ему и его семье угрожал заказчик теракта Мусинян. Воистину, утопающий готов хвататься за любую соломинку!

Публикации по этой теме:

Заказчик не ушел "Мурманский вестник" от 17.02.2011

Зарема БОРОВАЯ