17 декабря 2007 г. исполняется 75 лет со дня образования Главного управления Северного морского пути (ГУСМП). Оно было организовано для оборудования пути от Белого моря до Берингова пролива и обеспечения безопасности плавания по нему. В задачи ГУСМП, в числе прочих, входило изучение берегов, определение глубин, нахождение бухт, якорных стоянок и подходящих мест для посадки аэропланов, составление карт, оборудование фарватеров знаками и маяками, построение сети метеорологических станций и организация воздушной разведки. Задачи такого масштаба стали в повестку времени, когда была реально подтверждена сама возможность сквозного плавания по всей трассе хотя бы за период одной навигации. К этому стремилось не одно поколение полярных мореплавателей, но первыми сумели пройти трассу без зимовки моряки ледокольного парохода "Александр Сибиряков". Можно сказать, этот легендарный рейс и положил начало деятельности Главсевморпути.

Идея плавания через Северо-Восточный проход (так до начала ХХ века именовался Севморпуть) принадлежала русскому дипломату Дмитрию Герасимову. Он обсуждал ее с итальянским ученым Павлом Иовием Новокомским во время своего пребывания в Риме. В "Книге о посольстве Василия к Клименту VII", изданной в 1537 г., Павел Иовий приводит сведения о России, полученные от Герасимова, и сообщает следующее: "Однако достаточно хорошо известно, что Двина, увлекая бесчисленные реки, несется в стремительном течении к северу и что море там имеет такое огромное протяжение, что, по весьма вероятному предположению, держась правого берега, оттуда можно добраться на кораблях до страны Китая, если в промежутке не встретится какой-нибудь земли". Это, по-видимому, первое письменное упоминание о Северо-Восточном проходе.

Первую попытку пройти вдоль русских берегов морским путем из Европы в Индию и Китай предприняли европейцы в 1553 г. Экспедицию организовали предприимчивые лондонские купцы. Но, не обладая практическими навыками полярного мореплавания, англичане оказались обреченными на гибель. Из трех судов экспедиции Уиллоуби и Ченслера два погибло, третье достигло только устья Северной Двины.

Мореходы же русского Севера уже с XVI столетия владели секретами прохождения многих морских трасс в Баренцевом, Карском, Норвежском и Гренландском морях. Морской путь между Леной и Колымой использовался с XVII века.

Но только в 1878-1879 гг. весь Северо-Восточный проход был пройден. Первое сквозное плавание с запада на восток с одной зимовкой удалось шведу Норденшельду. В обратном направлении, с востока на запад, в 1914-1915 гг. первыми прошли ледоколы русской гидрографической экспедиции "Таймыр" и "Вайгач", также с одной зимовкой. Возглавлял поход Борис Андреевич Вилькицкий.

Планомерное же освоение Северного морского пути с народно-хозяйственными целями началось после 1917 г. Начавшиеся тогда Карские и Колымские рейсы подготовили почву для открытия мореплавания по всей трассе. Для координации всех действий в северных морях в 1920 г. был создан Комитет Северного морского пути. И в 1932 г. впервые за одну навигацию Северный морской путь был пройден экспедицией на ледокольном пароходе Александр Сибиряков".1 Экспедиция эта предпринималась в рамках второго Международного Полярного Года.

28 июля 1932 г. "Александр Сибиряков" вышел из Архангельска. Настоящим ледоколом он не был и по своей мощности уступал "Красину", "Ленину" и "Ермаку". Руководили экспедицией капитан Владимир Иванович Воронин и известные ученые профессора Отто Юльевич Шмидт и Владимир Юльевич Визе.

В целях экономии времени исследовательские работы решено было начать только в северной части Карского моря. Через двое суток после выхода из порта ледокол миновал Канин Нос, взял курс на остров Колгуев и далее на север, вдоль берегов Новой земли. Пришлось идти через Маточкин Шар, так как Югорский Шар был забит льдами. Путь был нетрудный, льда мало, и экспедиция сэкономила время. Пересекли Карское море, остановились у острова Диксон, откуда и телеграфировали, что путь проходим. После этого караван торговых судов, дожидавшихся сообщения, двинулся по пути "Сибирякова".

На Диксоне пришлось сделать вынужденную недельную остановку, так как норвежский пароход "Вагланд" с углем опаздывал. Пароход этот был зафрахтован для Карской экспедиции. Во время стоянки члены команды посетили геофизическую обсерваторию, недавно развернутую на месте метеорологической станции. Здесь же, на Диксоне, попали в шторм, после которого приняли участие в поиске шлюпки с рыбопромышленниками, унесенными в море. В ожидании угольщика экспедиция выполнила исследовательский рейс к острову Свердрупа, находящемуся на трассе Севморпути. Требовалось определить его точное местонахождение для нанесения на карту.

Когда "Вагланд" с углем прибыл, "Сибиряков" загрузился и взял курс на Северную Землю. В своих воспоминаниях профессор Визе отмечает: "В то время, когда мы покидали бухту Диксон, здесь находилось четыре парохода и два моторных бота. В следующем году мне пришлось быть свидетелем одновременной стоянки в бухте Диксон 22 судов. Начало сбываться предсказание Норденшельда, что "гавань Диксон, ныне пустая, в короткое время превратится в сборное место для множества кораблей, которые будут способствовать сношениям не только между Европой и Обским и Енисейским речными бассейнами, но и между Европой и северным Китаем".

Благодаря отсутствию льдов на участке от Диксона до острова Домашний (на западе Северной Земли) удалось сэкономить время, которое экспедиция использовала для обхода Северной Земли с севера. Еще ни одно судно не проходило этим путем. На широте 81?07? встретили кромку льда, но продолжали продвигаться вперед, пока не вошли в торосистый лед. "Сибиряков" дошел до 81?28' северной широты, далее идти не было возможности из-за нехватки времени и топлива. Здесь были сделаны необходимые гидрологические наблюдения и судно двинулось на юго-восток по широкой прибрежной полынье, которая постепенно сужалась. Наконец, полынья исчезла совсем, льды подошли вплотную к берегу Северной Земли. У пролива Красной Армии путь экспедиции преградило ледяное поле. Для продвижения вперед пришлось применить взрывные работы. В судовом журнале расстояние, пройденное за вахту, отмечалось уже не в милях, а в кабельтовых2.

После ледяного поля "сибиряковцы" попали в плавучий лед, еще более тяжелый. Огромные ледяные глыбы то расходились, то сжимали корабль, грозя пробить корпус. В одном месте "Сибиряков" завяз настолько основательно, что выбраться удалось только после многократных взрывов аммонала, который закладывали по 20 килограммов почти под самым носом судна.

Неделя была потрачена экспедицией на обход Северной Земли. Но результат того стоил. Карта обогатилась новыми морскими промерами, а глубоководные исследования позволили выяснить в общих чертах гидрологический режим до того совершенно не исследованных вод.

У берегов острова Малый Таймыр "Сибиряков" вошел в чистую воду, но не надолго. В тот же день у северо-восточных берегов Таймырского полуострова встретился сплоченный лед. Это было одно из самых опасных мест на маршруте. В борьбе со льдом сломалась одна лопасть винта. Но ледокол продолжал продвигаться вперед, решено было идти к устью Лены. Только здесь судно выбралось из плавучего льда и вошло в чистую воду. И здесь же "сибиряковцы" встретились с Колымской экспедицией, ждущей буксира. Однако пришла радиограмма, что рейс "Федора Литке", обеспечивавшего ее, из-за плохих ледовых условий у Чукотского побережья отменен. Колесные речные пароходы "Партизан", "Якут", "Пропагандист" и две баржи не могли сами дойти до Колымы. После погрузки угля команда "Сибирякова" решила помочь этим пароходам. Все суда взять на буксир было нельзя, отобрали два самых пригодных для перехода - "Партизан" и "Якут". Экспедиция с "велосипедами" (так назвали колесные пароходы "сибиряковцы") благополучно прибыла в пункт назначения.

Чукотское море стало еще одним опасным испытанием для ледокола. Встретился лед исключительной твердости. "Сибиряков" держался прибрежной полыньи. Не один раз во время всего пути команда сожалела, что лишена воздушного разведчика. Из-за поломок самолет, предназначенный для экспедиции, не смог принять в ней участие. В Чукотском море без него было особенно трудно. Здесь судно потеряло последние три лопасти и лишилось хода. Чтобы исправить поломку, нужно было затопить нос и поднять корму над водой. Разбившись на вахты, члены экспедиции перетаскивали на нос уголь, продукты, груз. Когда винт оставался под водой примерно на три четверти метра, пришлось остановиться - судно теряло остойчивость. В ледяной воде под руководством старшего механика работали машинисты и кочегары. За сутки удавалось поставить только одну лопасть, всего их было установлено три (четвертой не было в запасе). Экспедиция двинулась дальше, и впервые за те дни команда легла спокойно спать. Однако ночью произошла еще одна авария - не выдержал вал гребного винта. Это была опаснейшая ситуация, никто не мог предугадать исход экспедиции. Но "сибиряковцы" старались подбадривать друг друга как могли, и, шутя, переименовали свое судно в "баржу ледокольного типа с паровым отоплением".

К моменту аварии судно вышло из полосы неподвижных льдов и оказалось во власти неизученных течений. Очень медленно экспедиция продвигалась к Берингову морю. Было решено поставить импровизированные паруса из кусков брезента. Солнце светило днем и ночью, корабельный петух сбился со счета и кукарекал как попало. Настроение команды улучшилось, "Сибиряков" был переименован в "Летучего голландца". За день удавалось пройти 9 миль, все время встречались крупные льдины, которые приходилось долго обходить.

Наконец, вышли на чистую воду. Это случилось 1 октября 1932 г., у северного входа в Берингов пролив. За два месяца и пять дней от устья Северной Двины до Берингова пролива Северный морской путь был пройден. Вскоре подошел тральщик "Уссуриец", который взял поврежденный ледокол на буксир и потащил его к Тихому океану.

Экспедиция "Александра Сибирякова" сыграла большую роль в освоении Севморпути. Уже с середины 30-х годов ХХ века северная трасса Мурманск - Владивосток стала работать по расписанию, так же как и другие морские трассы в Арктике. Мурманск, благодаря своему географическому положению и наличию незамерзающего порта, вскоре стал постоянной базой Главсевморпути, "воротами в Арктику", как часто его называют и сегодня.

Елена ВОЛОСНИКОВА Главный специалист отдела научной информации и публикации архивных документов Госу