Каждый раз, когда я слышу песню "Я люблю тебя жизнь", невольно вспоминаю своего брата - Круглова Вениамина Михайловича. Он родился в 1929 году. Это был перспективный молодой человек - высокий, красивый, работящий. На его долю выпали тяжелые испытания: и голодное детство, и эвакуация во время войны из Териберки в Вологодскую область. В 14 лет он работал на трудовом фонте в городе Кемь на лесоразработках. Там тоже голодали. Карточек, которые выдавали на месяц, обычно не хватало. Это не могло не отразиться на его здоровье. Может, поэтому и умер так рано - в 31 год. В то время он уже был женат, имел красавицу жену, работал на судоверфи токарем, занимался общественной работой, а жена работала в торговле.

В детстве мы жили в Териберке. Когда Вене исполнилось 19 лет, его забрали служить. Вместе с ним ушли два его друга - Егор Скрябин и Николай Мишаков. Служили они в Черняховске Калининградской области. Шел 1948 год, там вовсю свирепствовали банды недобитых фашистов, часто стреляли из-за угла, отравляли воду. Служить было опасно. И вот однажды моей маме снится гора, а на ней Веня пашет плугом землю. Проснулась она утром и говорит: "Какой-то сон нехороший, что-то случилось". И вдруг приходит почтальон, приносит ей письмо, где Веня пишет, что похоронил Николая. Тот купил на новый год конфет, а они оказались отравлены. Спасти не удалось. Мама прочитала письмо и не знает, что делать, так как мать Николая работала с ней вместе в мастерских, где ремонтировали невода. Да и жили мы в одном доме.

А самое яркое впечатление от того времени осталось у меня, когда от Вени пришла посылка с яблоками. Это была такая радость, целая посылка яблок!

После армии он уехал в Мурманск, женился. Венина жена, Галина Михайловна, много лет проработала на Пяти Углах в магазине "Ткани", затем она была директором целой сети магазинов потребкооперации. Сейчас на пенсии. Хоть уже давно сменила фамилию на Авдееву, она всегда поддерживает с нами связь. Недавно я лежала на операции в областной больнице, так она и ее родственники навещали меня. Вся их семья очень сердечные и добрые люди. Когда Веня женился, они жили в маленьком домике на Косой улице вместе с ее родителями, братом и сестрами. Там повернуться было негде, и, несмотря на это, они принимали всех гостей из Териберки. Спать укладывали на полу, а тетя Маруся, его теща, старалась всех накормить и словом обласкать.

Мы с мужем, когда брат заболел, навестили его только один раз. У него уже отнялись ноги, и врачи говорили, что он проживет день или два. Это было в начале января. Он с нами разговаривал, и сказал, что вот выйдет из больницы и никогда больше не поедет на юг, а возьмет ружье и будет охотиться в наших лесах. Он видимо думал, что на юге, куда они с женой ездили каждый год и где целыми днями загорали на пляже, он и растерял свое здоровье. Он очень хотел жить, врачи удивлялись, что при раке легких IV степени он прожил не две недели, как они предполагали, а целых шесть месяцев.

Умер он в ночь на 5 марта 1960 года. И вот что интересно: я почувствовала его смерть, как будто кто-то меня толкнул. Я проснулась, села на кровати и говорю мужу: "Наверное, Веня умирает". Было два часа ночи. А утром пришла телеграмма о его смерти. Потом мы узнали, что он в это время и умер.

Как он хотел жить! Он ни разу не обмолвился о том, что умрет. И даже когда началась агония, Галина, его жена, закричала: "Веня, Веня, ведь ты умираешь!". На что он только мотнул головой, как бы говоря: "Нет!".

В. М. ИВАНОВА, пос. Зеленоборский.