Хотят ли северяне уезжать с севера? Что такое заполярный провинциальный город в сознании людей? О каком будущем для себя мечтает молодой земляк? Ответы на эти и другие важные вопросы ищут ответ апатитские ученые из Центра гуманитарных проблем Баренц-региона КНЦ РАН.

КАК ИЗУЧИТЬ САМИХ СЕБЯ

Здесь занимаются социальной антропологией. По мнению самих исследователей, эта отрасль в российском научном сообществе живет на правах падчерицы. Как-то не очень у нас принято изучать самих себя. Иное дело - экзотические народы или пусть даже свой народ, но его прошлое - традиционные культуру и быт. Этим занимается этнография. Другая смежная наука - социология. Но она интересуется обществом или большими его слоями в целом. А социальная антропология изучает каждого человека, старается понять мотивацию его поступков и слов, причем не через анкеты и массовые опросы, а через... тексты. Через то, что мы говорим и что пишем.

Вот, например, группа апатитских исследователей под руководством доктора исторических наук Ирины Разумовой, занимаясь проектом "Северный индустриальный город в эпоху трансформаций российского общества", изучала труды по истории освоения Севера, газетные публикации, анализировала интервью с жителями наших заполярных городков и даже стихи "наивных", то есть самодеятельных, стихотворцев (в них, оказывается, характерные социальные установки проявляются в более чистом виде, чем у профессиональных поэтов). Два года ученые и аспиранты Центра гуманитарных проблем, сотрудники лаборатории социологии при кафедре философии и социологии Кольского филиала Петрозаводского госуниверситета, а также студенты изучали "самих себя", то есть жителей городов Кольского Заполярья.

- Феномен малого индустриального города еще мало изучен, - комментирует выбор темы исследования Ирина Разумова. - Мы провинция, но совсем не такая, как в средней полосе или на юге. Некоторые наши города так молоды, что их первостроители до сих пор живут рядом с нами. Освоение малонаселенной прежде земли произошло очень быстро, это так называемая экстремальная урбанизация. Конечно, все это не могло не сказаться на самосознании жителей.

ПРОВИНЦИЯ, ДА "НЕ ТАКАЯ"

Итоги исследований еще не собраны в единый сборник или монографию и существуют пока только в виде отдельных публикаций. Что же главное мы можем узнать о себе?

Вот красноречивая подробность. В средней полосе люди осознают провинцию как захолустье - место, где много чего не хватает. Мы, северяне, захолустьем свои города, как правило, не ощущаем - просто живем далеко от "столиц". Кроме того, и провинцией-то мы стали в постперестроечное время, а до этого были "не хуже других". Характерно мнение, что Апатитам, например, просто не хватило времени, чтобы стать северным "центром цивилизации": "Нас не успели достроить", - говорят его жители.

Еще одно отличие. Мы и наши родители строили свои города, поэтому более социально ответственны и активны, чем, к примеру, жители средней полосы России. В большой степени относится это и к молодежи. Что касается ее, то тут и вовсе выявились интересные вещи. Оказывается, большая часть юношей и девушек вовсе не хочет покидать свои небольшие, вполне уютные города. Правда, это характерно не для всех местностей. Скажем, жители - и особенно молодые - Ковдора или Кировска чувствуют гораздо больший социальный дискомфорт, чем жители Апатитов или Мончегорска (в качестве объектов исследования брались только малые города нашего региона). Это связано в большой степени с мыслями о том, насколько перспективно будущее в них. Так вот, из более благополучных мест молодежь в большинстве своем если и хочет уехать, то на учебу (лучше всего в Петербург) или на стажировку (хорошо бы - за границу!), чтобы потом вернуться. Дома-то и стены помогают, а в больших городах "все схвачено", реализоваться там гораздо труднее.

Что еще удивило исследователей: молодые люди уже сейчас задумываются (опять же, не все, но многие) о старости. Знаете, чего им хочется? Провести "осень жизни" в собственном домике на берегу Белого моря.

Не хотят уезжать с Севера в большинстве своем и люди более зрелого возраста. Идеальным им видится "маятниковый" тип миграции: на лето махнуть на родину предков, в деревню, а осенью снова вернуться. В общем, мечтают жить, как перелетные птицы...

СЕВЕР МЫ ЛЮБИМ

Да, северяне любят свой край, покидать его не хотят. При этом становятся все более укорененными - здесь живут уже внуки и правнуки тех, кто когда-то осваивал эту землю.

- Значит, нужно не выживать людей с Севера, а помочь им, - говорит Ирина Разумова. - Можно скорректировать миграционную политику так, чтобы закрепить людей здесь и развивать инфраструктуру городов. Продумать политику в области образования - не усекать, например, гуманитарную сферу высшей школы, чтобы молодежь имела возможность получить желаемое образование, не покидая свой регион. Нельзя утратить и тот высокий интеллектуальный и культурный потенциал, которым пока еще славится Кольский Север. В общем, человек жив не только высокой зарплатой и развитой промышленностью - об этом нужно помнить, когда идет речь о стабилизации нашей жизни.

Изучение северного индустриального города родило в немногочисленных рядах апатитских исследователей-гуманитариев ряд новых идей. Они продолжают изучать нас: межэтническое взаимодействие (в Кольском Заполярье, кстати, проживают представители 126 этнических групп), профессиональные сообщества, современную семью. Нас хотят понять и объяснить самим себе.

Зоя КАБЫШ