(Продолжение. Начало в номерах № 146 - 148.)

4. НА ЭКРАНЕ ФЛОТ

Помню давнее, детское: холодный, давно не знавший ремонта зал кинотеатра «Родина» в Североморске. Старые жесткие сиденья с облупившейся краской, первый ряд. Утренний, десятичасовой, сеанс - 10 копеек за билет. Передо мной на огромном белом полотне уходит под воду «щука», погружается, оставив на палубе командира, ценой жизни спасающего от гибели лодку и ее экипаж. На это невозможно смотреть безучастно, и соленая влага скапливается в уголке глаза, а потом, начинает медленно сползать по щеке. Я не смахиваю ее, потому что все равно в темноте никому ничего не видно. Прикосновение слезинки неожиданно согревает озябшую кожу. И на сердце тоже тепло - ведь все, о чем повествует фильм, близкое, родное. Пройдешь отсюда несколько сотен метров, и уже залив, причалы, корабли. В нашем классе у многих отцы военные. И мой тоже. Флот - короткое, как выдох, емкое слово присутствует здесь всегда, даже если речь идет о чем-то другом. Флот наполняет собой жизнь вокруг, придает ей особый смысл. Мы, дети, это чувствуем и сопереживаем. В том числе и в кино.

Все началось в 1947 году, когда на Кольский полуостров приехал «Чапаев всех времен и народов» Борис Бабочкин. Приехал уже не как актер, а как режиссер, чтобы снять картину о действиях одного из надводных кораблей Северного флота во время войны. Съемки проходили в Полярном и на других флотских базах. Для подыскания лучшей «натуры» киногруппа на одном из судов выходила в открытое море. Фильм назывался «Повесть о «Неистовом» и был сделан в рекордно короткие сроки. Первым съемочным днем стало 23 июня, а к 22 ноября лента была окончена. Характерная деталь эпохи: коллектив кинематографистов во главе с Бабочкиным победил в соцсоревновании, и ему было вручено переходящее Красное знамя - за быстроту. О своих героях-моряках режиссер писал: «Мне хотелось сделать их типичными, подчеркнуть в них не столько различие их индивидуальностей, сколько черты, общие для всех советских моряков. Такими чертами, по-моему, являются преданность родине и долгу, чувство коллектива, скромность, душевность и полное отсутствие сентиментальности». Пока шла работа над «Повестью», пресса писала о ней с придыханием - еще бы, ведь снимал признанный киноклассик. После выхода фильма ситуация изменилась. Бабочкина упрекали в отсутствии героики, в обыденности всего происходящего на экране. Оправдываясь, он отвечал критикам: «Я люблю действительность, окружающую меня жизнь неприкрашенной и считаю, что наша жизнь не нуждается ни в какой лакировке». В общем, первый блин вышел отчасти комом.

Пропустим примерно четверть века и откроем флотскую киноисторию нашего края на главе под названием «Командир счастливой «щуки». Бригада подводных лодок серии «Щ», действуя на вражеских коммуникациях, наносит по немцам удар за ударом, торпедируя транспорты с войсками и оружием. Дерзость и боевая удача одной из этих лодок, прозванной «счастливой», вызывает серьезную тревогу в фашистском штабе. Командиру соединения противолодочных кораблей приказано любой ценой потопить советскую субмарину. Начинается поединок, завершившийся памятным мне с детства жертвенным подвигом.

В отличие от «скорострельного» Бабочкина режиссер Борис Волчек работал над своим новым фильмом два года.

- Я побывал в Заполярье, - рассказывал он потом, - и решил: снимать будем здесь. Здесь сама обстановка, сама природа способствуют раскрытию героической темы.

Готовились кинодеятели основательно: на заводе «Севморпуть» сделали «счастливую «щуку», подогнав под соответствующие формы дизельную лодку 611-го проекта. Съемки продолжались несколько месяцев. Почти ежедневно подводники вместе со съемочной группой выходили в море. Сотни погружений и всплытий, различных маневров - так, кадр за кадром создавался фильм. Заканчивали картину в павильонах студии «Мосфильм». Там в натуральную величину были воссозданы отсеки подводного корабля, где и разворачивалось действие. В фильме играли известные артисты. Роль командира лодки Алексея Строгова, кстати, ласково называвшего своих подчиненных «щукарями», исполнил Петр Вельяминов, комиссара Шеркниса - Донатас Банионис. Участвовали в эпизодах и моряки подводной лодки, на которой проходили съемки. Позже на страницах «морского сборника» Вельяминов вспоминал об этой работе:

«Первой мыслью было: «Справлюсь ли?» Не шутка - командир подводного корабля! Ведь зритель, особенно из числа специалистов не потерпит ни малейшей фальши. Для начала перечитал мемуары командиров подводных лодок. А потом, когда прибыли для съемок в Заполярье, подолгу беседовал с подводниками… Не скрою, на меня, Донатаса Баниониса, других артистов, режиссеров, операторов огромное впечатление произвели подводники. Нелегкая у них служба, суровы условия Заполярья. И как просто, без тени геройства делают они свое дело. Нас поразили их повседневное мужество, ярко выраженное чувство долга и какая-то особая житейская мудрость».

Картина, хоть и была не без огрехов, все же, по общему мнению, удалась. Первыми ее увидели моряки-североморцы летом 1973 года. Тогда же, как признание заслуг, кинематографистам были вручены «командирские лодочки» - нагрудные знаки офицеров ВМФ, допущенных к управлению подлодками.

Почти одновременно с лентой о «счастливой «щуке» на Северном флоте снималась другая картина - «Океан». В мае 1973 года в Североморске, на улицах Морской и Сивко, где работали кинематографисты, можно было увидеть, как по припорошенной снегом сопке шли, взявшись за руки, две девочки-близняшки, а рядом с ними - морской офицер. На лицах девочек - радость. Сегодня они отправились гулять вместе с папой, только что вернувшимся с моря. Капитан второго ранга тоже довольно улыбался, по-доброму жмурился от веселых солнечных лучей. Стоит ли говорить, что семейную вылазку «на природу» сопровождали автомобили с эмблемой «Мосфильма», а офицером был артист Николай Олялин, игравший командира противолодочного корабля Александра Платонова. Роль Олялину нравилась.

«Образ Платонова, - пояснял он корреспонденту газеты «На страже Заполярья», - мне дорог тем, что в его характере и поступках выражены большие мысли о человечности, о нашей морали, о сути истинного товарищества и воинского долга. За годы службы в Военно-морском флоте Платонов не только приобрел жизненный опыт, но и стал коммунистом в самом высоком значении этого слова, командиром корабля, которого знают и любят подчиненные».

Сюжетную основу картины составила переработанная для кино пьеса Александра Штейна, автора сценариев к фильмам «Адмирал Ушаков» и «Корабли штурмуют бастионы». Окончили военное флотское училище три друга. Каждый пошел своим путем. Один - Слава Куклин - стал «сухопутным» моряком, служакой, приспособленцем. Второй - Саша Платонов - командует кораблем, решителен и смел. Третий - служащий под его началом Костя Часовников - то ли моряк, то ли поэт, сомневающийся в правильности сделанного выбора. Часовников решает оставить флот и посвятить себя литературе. Начальство медлит с ответом, а его друг и непосредственный начальник Платонов категорически против. На этом и строится интрига. В финале Часовников решает навсегда остаться на флоте. Фильм был двухсерийным, цветным и снимался не без проблем.

- Ехали мы в Заполярье с надеждой застать зиму, - огорченно сообщал журналистам режиссер картины Юрий Вышинский, - но натурные съемки… пришлось вести с некоторой поправкой. Завозили снег, включали ветродуй. Имитируя пургу, использовали мелко нарезанную папиросную бумагу. Так что погода не очень-то считается с насущными потребностями и запросами «киношников».

В картине был собран неплохой актерский ансамбль. Помимо Олялина - Борис Гусаров, Кирилл Лавров, Армен Джигарханян, Татьяна Самойлова, Наталья Белохвостикова. Трудились они азартно, увлеченно. Однако с каждым днем подправлять и редактировать северный климат становилось все труднее, и в конце концов работу решили продолжить в павильонах. Съемочная группа уехала. Год спустя фильм был закончен. А когда картину показали по всей стране, на нее обрушился в соответствии с названием целый океан критики. Вот типичный образчик, взятый из статьи «Упрощение конфликта», опубликованной 14 ноября 1974 года в газете «Водный транспорт»: «Есть немало оснований полагать, - рассуждает ее автор А. Александров, - что в конфликте между Платоновым и Часовниковым сегодняшний зритель увидел недоверие к человеку. И действительно, Платонов, искренне желая добра товарищу, действовал по примеру некоторых руководителей 40-х годов, как говорится, загонял человека палкой в рай… Вера Платонова основывается, прежде всего, на его собственном непререкаемом убеждении, что «Часовникову нужен флот, а флоту Часовников». Это уже не вера, а волюнтаризм. Ни сам Часовников, ни флот не уполномочивали Платонова решать за них, кто кому нужен». И сам Олялин рассуждал о фильме и о своей роли уже совершенно по-другому.

«Фильм неудачен, - отвечал он на соответствующий вопрос в газете «Комсомолец Заполярья». - Нет в нем тех людей, которых я уважаю и люблю. Вспоминать о нем, вот честное слово, больно. Ну, это у актеров к сожалению бывает нередко. Когда все твои творческие планы и замыслы разбиваются о множество… объективных факторов… Это теневая сторона нашей работы».

Тем не менее лента получилась знаковой. И прежде всего потому, что в ней впервые показали «лишнего» флотского человека - из тех, что в послеперестроечные годы, не найдя себя, во множестве увольнялись, уходили в запас. В семидесятые, конечно, проблема не достигала таких масштабов, но симптомы болезни определены верно, типаж схвачен четко, так что картина, на мой взгляд, пострадала больше по идеологическим, чем по художественным, причинам.

Оставим позади почти десятилетие и из длинного перечня картин о флоте выберем еще одну - «Правду лейтенанта Климова». Для мурманчан знаменательна она прежде всего тем, что сделана по сценарию нашего земляка - писателя Леонида Крейна, представляющему собой его же переработанную повесть «Дуга большого круга». Этот фильм, поставленный режиссером Олегом Дашкевичем, - о подводниках, об их повседневной службе, в которой есть место и обыденному, и героическому. Снимался он в начале восьмидесятых в различных частях Северного флота. Главные роли исполнили популярные актеры Андрей Ростоцкий и Юрий Каморный. К примеру, Ростоцкого, по воспоминаниям очевидцев съемок, можно было встретить летом 1981 года в Североморске возле морского вокзала и легко узнать среди других находившихся там же флотских офицеров. Ведь, несмотря на теплую погоду, носил он черную фуражку и шинель, в то время как на остальных моряках были белые фуражки и «форма три». Что делать, согласно сюжету лейтенант Климов прибыл к новому месту службы зимой. Картина вышла на экраны в 1982 году. Она получилась добротной, но особых лавров не снискала. И все же - осталась памятной страницей в истории мурманского кино.

Флотские фильмы последних лет требуют отдельного разговора. Пока же, подводя итоги, замечу, что ленты, о которых шла речь, - из самых интересных, неординарных. А в целом качество многих фильмов о флоте, к сожалению, оставляло желать лучшего. Им часто не хватало глубины, знания морской службы, понимания флотских проблем. Еще в середине семидесятых офицер-североморец капитан III ранга Е. Никифоров высказался по этому поводу так: «Флот не должен служить лишь фоном, местом действия… Флотскому зрителю (да и не только флотскому) нужны не произведения однодневки с ленточками и якорями - внешними аксессуарами морской формы, а такие фильмы, где ставятся большие вопросы жизни военно-морского флота, где конфликты раскрываются с суровой и неоспоримой художественной правдой». С ним и сегодня нельзя не согласиться.

(Окончание следует.)

«Мурманское кино»

Арктический вектор «Мурманский вестник» от 05.08.2008

Путь к причалу «Мурманский вестник» от 06.08.2008

История любви «Мурманский вестник» от 07.08.2008

На экране флот «Мурманский вестник» от 08.08.2008

Взлетная полоса «Мурманский вестник» от 09.08.2008

Заполярные сказки «Мурманский вестник» от 10.12.2008

Два фильма об одном конвое «Мурманский вестник» от 11.12.2008

Кинотеатры - от сарая к дворцам «Мурманский вестник» от 16.12.2008

Хибинфильм «Мурманский вестник» от 20.12.2008

Норвежский король плакал на премьере «Мурманский вестник» от 24.12.2008

Дмитрий ЕРМОЛАЕВ