За восемь последних лет идея сохранения и переоборудования в музей первого атомного ледокола «Ленин» окрепла столькими конкретными делами, что одно лишь перечисление их заняло бы всю эту статью. Общественный проект, а иначе его просто не назовешь, сейчас подошел к этапу постановки атомохода на вечную стоянку у морского вокзала Мурманска. А до того одиннадцать лет, после вывода ледокола из активной эксплуатации, шли одни лишь разговоры о необходимости сохранения уникального судна как памятника истории. В самые же смутные из 90-х годов даже появлялся приказ о подготовке программы списания атомохода в металлолом. На этом фоне сделанное позже иначе как прорыв не оценишь. В чем же его причина? Наверное, после смутных лет мы наконец стали осознавать важность сохранения непреходящих ценностей в жизни, а не только думать о личном обогащении.

И, как нередко бывает в жизни, одно доброе дело потянуло за собой другое. Мало кто знает, что первоначально предполагалось поставить атомоход у морвокзала непосредственно к откосу каменной береговой отсыпки. Представляете, как бы все это выглядело куце, несовременно? Я бы даже сказал, недостойно - для памятника мировой культуры. Именно поэтому пять лет назад президент фонда поддержки «Ленина» Анатолий Александрович предложил расширить и благоустроить территорию в районе будущей стоянки атомохода. Предложение было принято всеми учредителями фонда. Так появился сопутствующий проект - реконструкции набережной у морского вокзала, без которой город-порт вообще выглядит неполноценным.

К разговору о масштабах проделанного с момента создания в 2000 году некоммерческой организации «Фонд поддержки атомного ледокола «Ленин» мы еще вернемся. Начать хотелось бы с другого. Собранные на проект, как говорится, всем миром свыше 130 миллионов рублей - в эпоху, когда все стали считать деньги, это, по сути дела, цена энтузиазма небольшой группы людей в сочетании с доброй волей государства, а также ряда предприятий и организаций.

В 2000 году тон задал только что ставший руководителем Федерального агентства морского и речного транспорта Вячеслав Рукша, добившийся выделения из резервного фонда Минтранса в 2001 и 2002 годах 8,4 миллиона рублей на сохранение и переоборудование первенца гражданского атомного флота. Нашлось у него время на это в череде неотложных государственных задач. Как видим, в любые времена есть место общественной инициативе. Сказать больше, атомоход «Ленин», ставший уникальным инструментом освоения передовых способов мореплавания во льдах Арктики, еще не исчерпал свой потенциал на службе человеку и теперь становится полигоном отработки новых форм общественных отношений в рыночных условиях развития.

У этой темы, впрочем, есть не только светлые грани. С бессменным президентом фонда поддержки «Ленина» Александровичем однажды мы уже подступались к ней. Правда, тогда общего языка не нашли. В частном разговоре Анатолий Васильевич досадовал на некоторых учредителей, меценатов, спонсоров - тех, кто клятвенно обещал помочь и дальше красивых слов не пошел. Откровенно говоря, руки чесались пропесочить в газете весьма высокопоставленных персон, бросавших слова на ветер. Но президент фонда пресек эти настроения: «А к кому я пойду завтра за помощью? Ведь бюджетное финансирование либо какие-то другие плановые источники финансовой поддержки проекта переоборудования ледокола не предусмотрены».

По прошествии нескольких лет, а точнее сказать, после завершения многих непростых дел теперь я его понимаю. И в минуту досады, как бы тяжело ни было, ему хватило мудрости не сводить счеты с теми, кто рассматривал свое участие в общественном проекте лишь как способ саморекламы.

У людей, как, впрочем, и у коллективов, бывают свои особые интересы, намерения, которые нередко противоречат друг другу. Сила важного общественного дела как раз в том, что оно заставляет забыть об амбициях. Помню, каким непростым было противостояние в отношениях Мурманского пароходства и «Норильского никеля» по поводу оплаты ледокольных услуг на трассе Северного морского пути. Но вот встал вопрос о судьбе «Ленина», находившегося на балансе пароходства, и тогдашний руководитель «Норникеля» Джонсон Хагажеев распорядился выделить фонду поддержки миллион рублей на доброе дело, тем самым показав остальным, что есть вещи превыше сиюминутных претензий и споров.

Вспоминаю об этом, читая протокол нынешнего майского совместного заседания попечительского совета и учредителей некоммерческой организации фонда. В нем сухо, но весомо говорится: «Отметить, что с получением существенной благотворительной финансовой помощи в октябре 2007 года от ОАО «ГМК «Норильский никель» в сумме 10,0 млн. рублей фонд поддержки а. л. «Ленин» полностью рассчитался с долгами за ранее выполненные ремонтные работы…» Да, есть последователи у Хагажеева. А значит, есть добрые традиции, которые одним лишь денежным эквивалентом не измеришь.

Таких протоколов, подписанных председателем попечительского совета фонда губернатором Юрием Евдокимовым или замещавшими его людьми, уже девять. И в них обязательно дана оценка каждому внесшему на том или ином этапе посильный вклад в общее дело - деньгами, выполненными работами или выделением необходимого оборудования. Другого механизма стимулирования активности учредителей и спонсоров проекта у председателя попечительского совета и руководителей фонда просто нет: здесь все решает не приказ, а просьба, призыв - самые верные способы обращения, если хотите, к гражданской совести каждого. И соответственно, за эти годы у руководителей фонда выработалась собственная методика деятельности, управления процессом работ.

Весь проект разбит на крупные этапы, такие как подготовка самого ледокола к постановке на вечную стоянку, дноуглубление акватории, реконструкция причального фронта в районе морского вокзала и благоустройство прилегающей территории, разработка технического задания на переоборудование ледокола в музей и т. д. Затем эти блоки задач разбиваются на конкретные вопросы, которые решают в определенной последовательности и исходя из наличия финансовых средств. Так что здесь нет жесткого по времени плана работ, но зато в ходу гибкость и маневр при реализации проекта в целом. Иначе говоря, если из-за дефицита финансирования на каком-то участке дело застопорилось, руководители фонда сосредоточивают свое внимание на другом. Пишут письма, встречаются с нужными людьми, доказывают, настаивают на неотложности тех или иных работ. Это намного сложнее, чем вести программу, под которую все необходимое заранее расписано и заказано. Но ведь «ленинский» проект продвигается, причем нередко удается уложиться даже в намеченные рабочие сроки. Во всяком случае, названные блоки задач почти уже выполнены.

Выделим наиболее значимое в данный момент. Завершен первый этап реконструкции причального фронта. Есть уже предпроектная проработка и второго этапа реконструкции, выполненная, кстати безвозмездно, «Мостостроительным отрядом № 6». Деньги потребуются немалые, но в ответ на обращение губернатора Мурманской области ФГУП «Росморпорт» уже приняло решение о финансировании и проектных разработок, и завершения реконструкции морского вокзала и главного пассажирского пирса. Заказчиком работ выступит Мурманский филиал «Росморпорта».

А сейчас поэтапно (то есть по мере изыскания средств) устанавливаются понтоны плавпричала для стоянки «Ленина» у морвокзала. Первый из трех уже стоит, соединенный переходным мостом с берегом. Желаете убедиться - прогуляйтесь на мор-вокзал. Параллельно ищутся средства для приобретения якорей - железобетонных массивов, которые надежно зафиксируют плавпричал и ледокол у стенки набережной. Стоит данное оборудование недешево, потому в расчет берутся все варианты приобретения якорей, подойдут даже бывшие в употреблении, если они пригодны для безопасного раскрепления системы вечной стоянки. Главное при этом другое. Руководители Фонда, ФГУП «Атомфлот», к которому недавно перешли все атомоходы, включая ледокол «Ленин», уверены - и средства, и нужные якоря обязательно найдутся, потому что есть уже немало людей, кому не безразлична история нашего государства. И это не только те, кто наделен большими властными полномочиями. «Мы сделали из ледокола «термос», - говорит старший механик «Ленина» Лев Селенин. Рассказывает он о том, как силами экипажа смогли смастерить насос, благодаря которому тепло, раньше уходившее в Кольский залив вместе с горячим конденсатом, теперь обогревает помещения ледокола, предохраняя железные стены от запотевания и коррозии. А слушая его, невольно думаешь о душевном тепле, с каким относятся к своему второму дому моряки.

До завершения проекта еще далеко, но уже ощутимо его влияние на атмосферу в районе морского вокзала. Достойно, без архитектурных излишеств сделан информационный стенд, посвященный биографии ледокола: ни мороз, ни дождь, ни снег за прошедший год нисколько не снизили его привлекательность. Даже молодожены успели оценить своеобразие рождающейся морской историко-культурной зоны. Надо же додуматься - породили традицию навешивать замки на ажурной ограде набережной…

И так изо дня в день в течение восьми лет в мелких и больших хлопотах движется проект, смысл которого в том, чтобы увековечить наши достижения в освоении Арктики, которые должны стать достоянием всего человечества.

Фото: Федосеев Л. Г.
Президент фонда поддержки «Ленина» Анатолий Александрович.
Фото: Федосеев Л. Г.
Капитан ледокола Александр Костерин.
Фото: Федосеев Л. Г.
Место будущей стоянки.
Владимир БЛИНОВ