Негустой северный лес как-то резко закончился в районе 77-го километра Серебрянской дороги. Глядя из окна микроавтобуса на желто-зеленую тундру, почему-то подумалось, что грибы здесь хорошо собирать – торчащие из земли шляпки, должно быть, видно издалека. Дорога лениво петляла меж сопок, и когда перед нами средь этого лунного пейзажа вдруг выросло здание Верхнетуломской ГЭС, показалось, что это сон. Кто бы мог подумать, что здесь, посреди тундры, энергетики затеяли весьма дорогостоящий эксперимент.

Самые северные на Северо-Западе России станции Териберской группы Серебрянского каскада ГЭС-18 и ГЭС-19 - также и самые молодые. Их строительство завершилось в конце 80-х годов. Собственно, молодость станций и оборудования и стала причиной того, что пилотный проект по переводу ГЭС на автоматический режим работы решили запустить именно здесь. На сегодняшний день завершен первый этап проекта - регуляторы скорости гидротурбин обеих ГЭС заменены на современные французские, проложен оптико-волоконный кабель между станциями. В минувшую среду, после месячного перерыва на модернизацию, обе ГЭС включились в работу Серебрянского каскада, питающего электроэнергией Мурманск и Североморск.

В ноябре планируется начать второй этап реконструкции - работы по модернизации систем возбуждения гидрогенераторов. После завершения монтажа и настройки нового оборудования энергетики рассчитывают получить принципиально новую систему контроля, которая позволит практически исключить вероятность возникновения нештатных ситуаций.

- Конечная цель проекта - полная автоматизация Серебрянских ГЭС, после чего станет возможным управлять всеми четырьмя станциями каскада с одной головной, - рассказал главный инженер каскада Серебрянских ГЭС Александр Смирнов, уточнив, что полностью завершить этот проект планируется к 2015 году.

По его словам, перевод станций на автоматический режим работы приведет к сокращению издержек на обслуживание оборудования, повышению надежности выдачи энергии, снижению затрат на персонал и сокращению самого персонала.

Последний аргумент несколько озадачил. Не приведет ли модернизация к тому, что работники станций, и без того проживающие в крохотных депрессивных отдаленных поселках, таких как Териберка и Туманный, попросту окажутся на улице без средств к существованию?

Оказалось, что не приведет. Во-первых, в случае строительства в районе Териберки завода по сжижению газа со Штокмана часть квалифицированных специалистов, вероятно, захочет уйти туда. Во-вторых, и это главная на сегодня кадровая проблема для энергетиков, чьи гидростанции разбросаны по Кольскому полуострову, люди, работающие на ГЭС, стареют и неизбежно приближаются к пенсионному возрасту. Эта тема разговора вызвала у Александра Валерьевича особые эмоции, и стало понятно, что вопрос действительно больной.

- Мы и переходим на автоматизацию, прежде всего потому, что сюда не хочет ехать молодежь. Вы съездите в Териберку, посмотрите, как люди живут, и сразу поймете, почему сюда не едут квалифицированные молодые люди, окончившие энергетические институты в Москве, Санкт-Петербурге, Иванове. Если лет 20 назад их можно было заманить большой зарплатой, то сейчас в тех городах зарабатывают гораздо больше. Вот и весь ответ!

О том, как живут люди в Териберке, из полутора тысяч населения которой лишь человек 40 имеют возможность работать на местной ГЭС, лучше всех на станции, пожалуй, знает родившийся и большую часть жизни - около 60 лет - проживший в поселке Валентин Заборщиков, работающий на ГЭС-18 мастером-электриком. Вот только рассказывает он об этом неохотно.

- Вы в Териберке когда-нибудь были? Нет? Так как же вам объяснишь… - вздыхает Валентин Александрович и дальше ограничивается короткими ответами по существу, из которых вырисовывается не самая веселая картина быта заполярной отдаленки.

Добраться до «большой земли», то есть до Мурманска, конечно, можно по дороге. Но свободу передвижения имеют только автовладельцы. Остальным приходится уповать на автобус, который ходит четыре раза в неделю. При этом выехать в Мурманск и вернуться обратно в течение одного дня можно только в понедельник. Во вторник, четверг и субботу рейсы из поселка бывают только в один конец, из города в Териберку автобус возвращается лишь на следующий день.

Кстати, своей АЗС поселок не имеет, поэтому запасы бензина привозят в канистрах и стараются здесь без нужды не тратить.

- Развлечения?.. - удивляется Валентин Александрович вопросу, явно оценив его как дурацкий. - Театров у нас нет, кино никакое не привозят, есть только клуб с поморским хором. Хор, правда, заслуженный, ездит на гастроли по области и даже за границу, но в нем в основном все пенсионного возраста. Наверное, и петь скоро перестанут. Из хобби у нас только рыбалка в море и на окрестных озерах, да грибы-ягоды по осени.

Телевизор занять свободное время жителей Териберки тоже не может, поскольку имеющаяся вышка ловит только первый и второй каналы. Кому позволяют возможности - приобретают «тарелки» и подключаются к спутниковому вещанию.

Продуктами и всякой бытовой мелочью поселок снабжают частники, поэтому цены на 10-15% выше мурманских. Крупногабаритные товары вроде мебели, бытовой техники и подобного нужно заказывать заранее у тех же частников либо ехать за ними самим в Мурманск.

Есть небольшая поликлиника с двумя врачами, где могут оказать первую медицинскую помощь и выдать направление к узким специалистам, опять-таки в город. Правда, профильные медики приезжают в Териберку и сами. Иногда. Примерно раз в год.

- Вот и подумайте, как тут молодежь удержать? Все, кто может, - уезжают. Остальные ждут, когда начнут добывать газ на Штокмане и построят завод, может, тогда что-то изменится?

У самого Валентина Александровича детей двое. Сын работает в области в энергосистеме, дочка - юрист, живет в Иванове. В родную Териберку приезжают с детьми в гости. Но возвращаться не собираются…

В уже завершившиеся работы на Териберской группе ГЭС энергетики вложили около 70 миллионов рублей. Автоматизация всего Серебрянского каскада обойдется более чем в 200 миллионов. Найти такие деньги в наше время, оказывается, гораздо проще, чем убедить, даже с помощью неплохих зарплат, молодых специалистов-энергетиков в необходимости их труда на отдаленных станциях.

Фото: Ещенко С. П.
Самые северные на Северо-Западе России ГЭС Териберской группы Серебрянского каскада.
Фото: Ещенко С. П.
Самые северные на Северо-Западе России ГЭС Териберской группы Серебрянского каскада.
Фото: Ещенко С. П.
Самые северные на Северо-Западе России ГЭС Териберской группы Серебрянского каскада.
Фото: Ещенко С. П.
Самые северные на Северо-Западе России ГЭС Териберской группы Серебрянского каскада.
Фото: Ещенко С. П.
Самые северные на Северо-Западе России ГЭС Териберской группы Серебрянского каскада.
Фото: Ещенко С. П.
Самые северные на Северо-Западе России ГЭС Териберской группы Серебрянского каскада.
Фото: Ещенко С. П.
Самые северные на Северо-Западе России ГЭС Териберской группы Серебрянского каскада. Михаил Двойнишников.
Фото: Ещенко С. П.
Самые северные на Северо-Западе России ГЭС Териберской группы Серебрянского каскада.
Фото: Ещенко С. П.
Самые северные на Северо-Западе России ГЭС Териберской группы Серебрянского каскада.
Фото: Ещенко С. П.
Самые северные на Северо-Западе России ГЭС Териберской группы Серебрянского каскада.
Фото: Ещенко С. П.
Самые северные на Северо-Западе России ГЭС Териберской группы Серебрянского каскада.
Фото: Ещенко С. П.
Самые северные на Северо-Западе России ГЭС Териберской группы Серебрянского каскада.
Фото: Ещенко С. П.
Самые северные на Северо-Западе России ГЭС Териберской группы Серебрянского каскада. Михаил Двойнишников.
Фото: Ещенко С. П.
Самые северные на Северо-Западе России ГЭС Териберской группы Серебрянского каскада. Михаил Двойнишников.
Фото: Ещенко С. П.
Самые северные на Северо-Западе России ГЭС Териберской группы Серебрянского каскада. Главный инженер каскада Серебрянских ГЭС Александр Смирнов.
Екатерина КОЗЛОВА