На эти каменные ступени наверняка ступала хоть однажды нога каждого мурманчанина - на главное крыльцо областного драмтеатра, художественного музея или «кировки», на ступени, ведущие к управлению Мурманского отделения железной дороги или - всякое в жизни бывает - к областному суду… О многочисленных гранитных крылечках магазинов, ресторанов, торговых центров и говорить нечего.

А теперь вот начинается реконструкция самой монументальной лестницы областного центра - с улицы Воровского вверх к улице Буркова. И то сказать, давно пора. За долгие годы, которые она служила без должного догляда, подъем по ней превратился в аттракцион (и не для всех бесплатный: если что - оплата по больничному листу). А раз задача серьезная, сложная - значит, и здесь без камнерезов фирмы «Кола-Гранит» не обойтись.

Шлифовать или бучаргировать?

- Какого цвета эта лестница?

- Ну, сколько помню, она из серого камня…

- Уверены? - с улыбкой подначивает гендиректор предприятия «Кола-Гранит» Михаил Ейбог и протягивает мне отполированную до блеска, абсолютно черную с едва заметными золотистыми прожилками гранитную пластину.

Оказывается, именно из такого камня - габбро - и сделана и наша лестница. Он же будет использоваться для реконструкции. Хотя лестница была - глаза меня не подвели! - и останется серой.

Секрет фокуса прост. Истинный цвет и настоящий фактурный узор любого камня проявляются только после тщательной полировки. Отсюда и любимая присказка каменных дел мастеров: «Некрасивых камней нет». Но вот при изготовлении плит для упомянутой городской лестницы надо применять обратную операцию - не полировать, а бучаргировать ступени, то есть придавать им искусственную шероховатость, добиваться эффекта антискольжения. И черный гранит становится матово-серым. Обидно, конечно, приносить красоту в жертву функциональности, но ничего не попишешь.

- Работа предстоит большая, - размышляет гендиректор. - Часть старых ступеней реставрируем, часть плит заменим на новые… Но руки у меня чешутся совсем на другую лестницу!

Главный мастер предыдущий

На Кольском полуострове более пятидесяти разведанных месторождений отделочного камня. Два из них пятнадцать лет разрабатывают рабочие «Кола-Гранита». В 27 километрах от Умбы в сторону Варзуги находится Кузреченский карьер с изумительным розово-серым гранитом, а в двенадцати километрах на юго-запад от поселка Кильдинстрой - почти легендарное диоритовое месторождение (диорит - разновидность черного гранита, своего рода визитная карточка наших недр).

Вот, скажем, в цеху глыба кузреченского розового. Распиловщик Евгений Агафонов 27 лет режет алмазной дисковой пилой тонные куски гранита на тонкие плоские пластины, которые лягут к подножию памятника Алеше. Он-то и открывает мне глаза, что самая ответственная работа вовсе не у него, а у горняков в карьере между Умбой и Варзугой. Грамотно отделить от скалы гранитный монолит - так, чтобы куски получились без микротрещин, - большое искусство. Это тебе не взрывные работы на ископаемых, которые, в конечном счете, будут размолоты едва ли не в пыль на горнообогатительных фабриках. Тут чуть переборщишь, пережмешь - потом готовая, распиленная плита развалится на куски от микротрещин.

Темно-розовые пластины толщиной 30 миллиметров (Агафонов то и дело проверяет «автоглазомер» станка собственными глазами с помощью старой линейки) поступают к шлифовщику Вячеславу Чистякову.

«Великий мастер полировки» - так представил его гендиректор. А ведь два года назад в камнерезной мастерской, которая работает в другом заполярном городе, того списали в отставку - «по достижении пенсионного возраста». Но Ейбог не смотрел в паспорт - он смотрел на руки, на качество работы. Теперь Чистяков пять дней в неделю живет за счет предприятия в мурманском общежитии, а на выходные уезжает к семье - за сотню километров от Мурманска. Достойная зарплата позволяет совершать такие вояжи.

- Моя операция - мелочь по сравнению с задачей Жени Агафонова, - кивает Чистяков на предыдущего специалиста. - Ведь какие он заготовки нарежет, такие я плиты и наполирую…

За соседним станком - Алексей Веденеев, мастер цеха. Он вытачивает из каменных пластин фигурные детали. Недавно мозаику для отделки интерьеров управления железной дороги вырезал. А сегодня корпит над каменным логотипом «РЖД». Никогда не доводилось выпиливать узоры лобзиком из фанеры? А теперь мысленно замените фанеру на гранитную плиту… Вот он, высший пилотаж камнереза! О чем, кстати, говорит и недавняя награда - знак «Горняцкая слава».

Но и Веденеев не склонен выпячивать собственное искусство:

- Как мне без распиловщика класса Агафонова или полировщика класса Чистякова? Качество конечного камня полностью зависит от качества предварительной обработки.

В общем, как мне здесь показалось, настоящие умельцы знают цену не только себе. Они видят не только свой персональный участок, воспринимают работу целиком. И потому умеют отдать дань тому, кто трудится рядом.

Фотошоп по граниту

В окончательное изделие оформляет заготовки и штатный художник по камню Мария Федорова. В ее мастерской - не каменный, а компьютерный век.

Наш «Кола-Гранит» получил почетный заказ из Подмосковья - изготовить гранитный иконостас для нового православного храма (церковный канон не возбраняет увековечивать лики святых на каменных иконах).

Так вот, Мария применяет остросовременную технологию. На ноутбуке переводит сосканированный из академической книги «Русские иконы» и согласованный с заказчиком библейский образ в оцифрованный вид, обрабатывает его в программе «Фотошоп»… Как это до боли знакомо любому нынешнему фотографу! Теперь бы только послать команду на цветной принтер…

Ан нет. Художник Федорова посылает команду на гравировально-фрезеровочный станок. Компьютерный резак с заданным увеличением вырезает на полированной поверхности черного гранита серый абрис. А затем уж художница вручную долго и тщательно прорисовывает и раскрашивает картину.

- Если в обработке камня мировыми законодателями моды издавна считаются итальянцы, - поясняет девушка, - то в красках на камне - индийцы.

За этими красками из Индии Михаил Ейбог гонялся на международных выставках камня. Яркие, сочные, долговечные. Пробовали их уже дома водой смывать с гранита. Куда там! Хоть мылом можно мыть рисунки - им хоть бы хны.

Гранитные мечты

- Так вот, о лестнице моей мечты… - возвращает меня к началу нашего разговора горный инженер Ейбог. - Каждый раз, когда захожу в наш областной драмтеатр, невольно думаю: вот бы поменять здесь внутренние мраморные лестницы на гранитные!

За сорок с лишним лет ступени повытерлись, просели: мрамор - материал податливый, немногим тверже известняка по прочности, и наши подошвы для него - словно наждак. Пора реставрировать холлы нашей драмы и изнутри.

- Уж мы бы и перила вырезали узорные, и балясины обточили, как конфетки! - зажмуривается от предвкушения гранитный мечтатель. - Руки у меня чешутся поиграть с разными цветами гранита на театральных лестницах!

Но это когда-нибудь потом, в светлом каменном будущем. А пока у «Кола-Гранита» на подходе более насущный заказ. У мурманского представительства «Арктикугля» дошли руки до реконструкции своей гостиницы «Шахтер» на улице Пушкинской. Старинный дом-«сталинка», самый центр города. Будет где повыпиливать гранитные узоры камнерезу Веденееву, будет как поиграть оттенками гранита распиловщику Агафонову, будет что «отфотошопить» художнице Федоровой… И будет где раскрыть фактуру камня полировщику Чистякову. Камня, который ждал миллионы лет, но мог так и не дождаться его рук, если бы везде мастерство ценилось меньше анкетных данных.

Фото: Вишневский Павел
Фирма «Кола-Гранит». Алексей Веденеев.
Фото: Вишневский Павел
Фирма «Кола-Гранит». Алексей Веденеев.
Фото: Вишневский Павел
Фирма «Кола-Гранит». Вячеслав Чистяков.
Фото: Вишневский Павел
Фирма «Кола-Гранит». Михаил Ейбог у нового иконостаса.
Фото: Вишневский Павел
Фирма «Кола-Гранит». Михаил Ейбог у нового иконостаса.
Фото: Вишневский Павел
Фирма «Кола-Гранит». Мария Федорова.
Фото: Вишневский Павел
Фирма «Кола-Гранит». Мария Федорова.
Павел ВИШНЕВСКИЙ