- Конечно, пришло время сделать новый учебник по истории края…- так считает знаменитый историк, краевед, профессор Мурманского государственного педагогического университета Алексей Киселев. О необходимости такой работы речь зашла на недавней встрече ученого с читателями, на которой Алексей Алексеевич представил собравшимся в областной научной библиотеке свою новую книгу - сборник статей о репрессиях 30-50-х годов «ГУЛАГ на Мурмане».

Лагерная тема в эпоху «развитого социализма», как отмечает и сам автор, долгое время была, по сути дела, закрыта. Лишь в конце восьмидесятых - начале девяностых стал возможен разговор о репрессиях. Не просто возможен, но чрезвычайно востребован. Значительная часть статей, вошедших в сборник, написана в то время.

Тридцатые для страны победившего социализма не только годы создания лагерной системы - это и годы первых пятилеток, годы активного строительства. Естественно, и на стройках коммунизма использовался - и очень щедро - труд заключенных. О работе зэков в Хибинах и Ковдоре, при строительстве Туломской ГЭС и Беломорско-Балтийского канала сообщает новая книга.

Вообще, разговор о репрессиях автор «ГУЛАГа на Мурмане» ведет преимущественно в двух плоскостях: территориальной - как разборки с «врагами народа» проходили в разных местах Кольского Севера - Мурманске, Териберке, Кировске, Ковдоре, других городах и поселках, и профессиональной - среди людей различных профессий - от рыбаков и судоремонтников до журналистов и самих чекистов.

Отдельная тема - зэки и Северный флот. Все руководство флота в 1937-38 годах было репрессировано: командующий - Константин Душенов, его начальник штаба, члены военного совета, несколько старших офицеров. Среди врагов народа побывал и легендарный Николай Лунин, будущий командир торпедировавшей «Тирпиц» К-21, тринадцать месяцев провел в мурманской тюрьме. Но - выстоял на допросах, и военный трибунал в конце 1939 года подводника оправдал.

Немало репрессированных имелось и среди наших коллег - журналистов. Редактора «Полярной правды» Андреева в 1937 году сняли с работы за искажение фото шефа НКВД Николая Ежова. Да, такие протоколы в ту пору списать на технические сбои было трудно, пришить «политику» могли и за гораздо более невинные вещи. Показателен и стиль документов того времени. Автор цитирует протокол окружного заседания редакторов газет: «в редакции «Полярного коллективиста» несколько лет работал шпион, в редакциях «За социалистическое изобилие», «В бой за никель» продолжают работать лица, которым не место в большевистской печати…» А названия какие! Одно только «За социалистическое изобилие» дорогого стоит…

Не обошел автор вниманием и тех людей, что руководили репрессиями на Мурмане, - начальников силовых структур, всей этой мрачной триады - ОГПУ-НКВД-МВД. Любопытный материал представлен в книге о доносчиках, разного рода осведомителях и прочих секретных сотрудниках. Вот, к примеру, какой списочек псевдонимов сексотов мурманской тюрьмы находим мы в книге: «Петровский», «Чугунов», «Виктория», «Прохожий»… Любопытно, что график встреч с сексотами был отпечатан в типографии - ведомость приема агентуры в таком-то месяце. Что и говорить, масштабно велась работа, с размахом! Автор рассказывает историю одной такой сотрудницы НКВД по кличке «Виктория». Невольно вспоминаются знаменитые строчки Сергея Маркова:

Через реку на черной лодке,

С подложным паспортом в подметке

Я плыл в Россию как домой.

Всю жизнь не подводила водка,

Глотал ее, как соль селедка,

А вот прекрасная сексотка

Меня сосватала с тюрьмой.

Однако у Маркова все-таки разговор идет о настоящем шпионе. Были, наверно, и такие, но для большинства пострадавших от сталинского террора известие об их «контрреволюционной деятельности» стало открытием.

Достаточно внимания Киселев уделяет не только общей картине репрессий и судьбам осужденных, но бытовой стороне лагерной жизни на Мурмане - в каких условиях жили заключенные, чем питались, как был организован рабочий день и свободное время (скажем, на строительстве Беломорско-Балтийского канала существовала и культурно-воспитательная работа - чтение газет, художественная самодеятельность, кино).

Что же касается нового учебника, то автор старого - классического труда по истории послереволюционного, советского Кольского Севера «Родное Заполярье», считает, что это - задача, которую предстоит решать, но не ему, а краеведам, которые придут на смену основателям науки о прошлом нашего Севера - Алексею Киселеву и Ивану Ушакову.

- Наше поколение ушло с арены этой работы, - очень спокойно, даже, как показалось, без грусти, отметил ученый.

Дело - за учеными среднего поколения и - за молодыми. Говоря о тех, кто уже заявил о себе как о способном, вдумчивом исследователе прошлого нашей земли, Алексей Алексеевич назвал постоянных авторов «Мурманского вестника» - писателей и краеведов Владимира Сорокажердьева и Дмитрия Ермолаева.

Конечно, новый учебник необходим, но при работе над ним, считает профессор, нужно быть очень осмотрительным, внимательным к тому материалу, что был создан Киселевым и Ушаковым в 60-80-е.

- Нельзя выбрасывать все, что написано нами - стариками… - с улыбкой заметил Алексей Алексеевич.

Несколько дней спустя состоялась презентация еще одной книги, посвященной репрессиям, - «Заключенные на стройках коммунизма. ГУЛАГ и объекты энергетики в СССР», подготовленной к изданию РАО «ЕЭС России». Это - собрание документов, относящихся к объектам энергетики, построенным руками заключенных в 1930-50-е годы, - так называемой энергетической зоне ГУЛАГА. Часть из них - Туломская (ныне Нижнетуломская), Княжегубская, каскад Нивских ГЭС - относятся к Кольскому Северу. Строительство нашей Туломской гидроэлектростанции стало первым значительным энергетическим объектом ОГПУ. В представлении книги мурманским читателям участвовал нынешний директор каскада Туломских ГЭС Александр Ткаченко. Он рассказал о том, как создавалась первая станция каскада. Интересно, что именно здесь, в Мурмашах, в ту пору отбывал срок знаменитый в будущем артист, основатель актерской династии Дворжецких - Вацлав Янович. Там тогда целый театр имелся - лагерный, целиком из заключенных состоял. «Туломская театральная экспедиция» - так он назывался. И ведь репертуар-то, по воспоминаниям Дворжецкого, был солидный. Даже водевили ставили!

- Мы пытались пригласить его к нам, - рассказал Ткаченко. - Но не удалось, Дворжецкий уже к тому времени никуда из Нижнего Новгорода, где жил последние годы жизни, не выезжал…

Возникновение на Туломстрое театра связано с другим известным человеком - Владимиром Сутыриным. Партийный работник с дореволюционным стажем, в гражданскую войну командовал дивизией, позже одно время возглавлял РАПП. Литературный критик, драматург, личный друг знаменитых в ту пору авторов популярных советских пьес Киршона и Афиногенова. Сутырин руководил здешними лагерями, строительством.

Как отметил выступавший на этой презентации профессор Алексей Киселев, он рад появлению новой книги, она способна существенно помочь в изучении нюансов заявленной темы.

Дмитрий КОРЖОВ