Вот и заканчивается 4 июля 2008 года. Пятница. День начала последнего рейса атомного ледокола «Арктика». После затянувшейся (характерно для лета) смены экипажа именно сегодня в самом конце рабочего дня стало понятно, что рейс состоится.

Эти заметки - попытка напомнить историю одного из самых известных атомных ледоколов и рассказать о его последнем рейсе.

Путь навстречу

Далекий 1974 год. Рота курсантов-второкурсников шагает строем по Косой линии Васильевского острова из учебного корпуса в экипаж. Уже весна чувствуется, но снега еще много. За высоким забором Балтийского судостроительного завода виднеется красная надстройка строящегося атомного ледокола «Арктика».

1977 год, 17 августа. В устье реки Везер у берегов Германии на рейде несколько судов под разными флагами стоят на якорях и ждут своей очереди для захода в порт Бремен. Лето заканчивается. Плавательская практика тоже. Начальник рации настроил судовую сеть на волну радиостанции «Маяк». Голос диктора сообщает, что советский атомный ледокол «Арктика» впервые в истории человечества в активном плавании достиг географической точки Северного полюса. В ответ на эту новость второй помощник капитана, наставник будущего штурмана, с некоторой долей иронии предположил, что после окончания училища работать практиканту-пятикурснику на этом ледоколе. Не приняв это предсказание всерьез, курсант продолжал мечтать о длинных океанских рейсах куда-нибудь в Эквадор или Австралию.

Зима 1978 года. Сданы шесть госэкзаменов, защищен диплом. В «кармане» профессия инженера-судоводителя. Впереди жизнь и… распределение. Так раньше было, кто позабыл. Распределялись 165 человек. И было особняком два места на атомные ледоколы. Чего двух друзей по кубрику и по жизни дернуло застолбить эти места за собой, одному богу известно. Командир роты с недоумением глянул на них, но отговаривать не стал. Мама, узнав о решении сына, всплакнула. Только представитель Мурманского морского пароходства был единственным человеком, который искренне улыбнулся.

Май 1978 года. В Питере почти лето. В Мурманске местами еще лежит снег. Пройден этап приема на работу, инструктажи, военкомат, прописка и т. п.Два бывших курсанта стоят перед инспектором кадров атомной группы. По их просьбе они получают направление на атомный ледокол «Сибирь»,построенный и сданный в эксплуатацию в этом же году. Почему «Сибирь»? Они оба с Урала. А для тех, кто живет западнее, это почти одно и то же. Да и на «Арктике» после похода к полюсу работают одни герои! Куда уж молодым и неопытным?.. База атомного флота на краю города, и чуть более двух километров еще. Вот они на борту «Сибири». Их проводят до каюты старшего помощника капитана. Старпом не очень приветлив. Идет подготовка к экспериментальному рейсу. Ему просто не до молодых специалистов. Об этом он заявляет сначала прибывшим, а затем и отделу кадров. Инспектор принимает решение направить их временно на рядом стоящий ледокол «Арктика», а через недельку, когда подготовка «Сибири» закончится (и настроение старпома улучшится), вернуть обратно. Неделя проходит быстро, но вернуться им было не суждено.

Ледокол

Почему-то считалось, что работа на ледоколах - для «неудачников». Что-то вроде ссылки. Не получил визу - на ледокол, проштрафился на судне в загранплавании - туда же. В сознании части человечества, связанного с морем, до сих пор бытует этот стереотип. Поэтому к новичкам присматривались и задавали соответствующие вопросы. Не был, не привлекался, не имею - приходилось отвечать. Ну и что, если ледокол работает только во льдах? Ну и что, если на нем не платят валюту? И много таких «ну и что?» в голове возникало и использовалось при случае. До сих пор они служат защитой от иноземных соблазнов.

А ледокол? Атомный ледокол - воплощение последних достижений науки и техники своего времени. Это уникальное сооружение рук человеческих. Без высокопарности не получается. Без малого тысяча помещений, километры кабелей, сотни механизмов. Двадцать три тысячи тонн «железа»! И вот парадокс - не тонут эти тонны! Два реактора способны несколько лет кряду вырабатывать необходимую энергию. Безопасность? Подтверждена посещением многих иностранных гостей. А они-то не беспристрастны. Через одного - непременно со своим дозиметром. Надежность? Тридцать три года безаварийной эксплуатации. Обслуживают энергетическую установку специалисты высочайшего класса. Люди в большинстве одержимые делом, немного - романтики.

Первые дни приходится плутать по многочисленным палубам, изучать ледокол по чертежам, знакомиться с людьми, привыкать к распорядку и сложившимся обычаям. Ледокол отличался от всех существующих не только своими необычными размерами и мощностью, но и цветом. Проектировался и строился он с белой надстройкой. Но капитан смог убедить тех, от кого это зависело, что ледокол должен быть красного цвета.

Экипаж - немногим более ста человек. Штурманский состав и палубная команда с водолазной партией, радиослужба, служба быта, атомно-механическая, электромеханическая, контрольно-измерительных приборов и автоматики, служба радиационной безопасности, медперсонал. Имеется возможность базировать вертолет. Мощность ГЭУ - главной энергетической установки - 75 тысяч лошадиных сил. Есть, конечно, суда и военные корабли с более мощными установками. Среди ледоколов пока нет. 148 метров в длину, 30 в ширину. Осадка - 11, высота ходового мостика - 21 метр.

Экипаж проживает в отдельных каютах. Имеются кают-компания, столовая, салоны отдыха, библиотека, бассейн, две бани, спортзал, медблок со стоматологической установкой и операционной. Специфика работы на ледоколе - длительные рейсы и редкие заходы. А также работа только во льдах. Летом 24 часа - день, зимой - месяцами отсутствие солнца. Минусовые температуры до 40 и ниже.

День подъема Государственного флага считается днем рождения судна. У «Арктики» это 25 апреля 1975-го. Ледокол при постройке рассчитывали на 25 лет эксплуатации.

Для чего они нужны

Ледокол предназначен для проводки судов с грузами через непроходимые для них льды. Строить и содержать суда, которые могут преодолевать льды самостоятельно, с коммерческой точки зрения невыгодно. Хотя такие были и есть, но это исключения. Это скорее или продуманная программа государства, как было в 80-е годы, или амбициозные проекты современных олигархов, не всегда экономически обоснованные. Да и эти суда без ледоколов ограничены в районах плавания.

Все страны, имеющие замерзающие моря, строят ледокольный флот. Наша ушла в этом далеко вперед. Как-то спросили японцев: насколько Россия отстала от Японии в техническом отношении - 10, 20 лет? Ответ был: «Навсегда». То же самое мы смело можем сказать всему миру про свои ледоколы. Интересно, что такой задачи никогда не ставилось. Просто страна осваивала свой необъятный, труднодоступный, но богатый Север. Для этого и нужны были ледоколы. Почему атомные? Да потому что ни один дизельный по своей автономности и мощности с ним не сравнится. Правда, это касается именно Северного Ледовитого океана. В таких замерзающих морях, как Балтийское, Белое, Охотское, и дизельные вполне справляются с возложенными на них задачами.

Ледокол разрушает лед, наезжая на него корпусом и продавливая своим весом. Разрушенный таким образом лед частично расплывается в стороны под кромку, частично всплывает в канале за кормой. По проложенному каналу может вполне успешно следовать обычное судно. Но дрейфующий лед находится в постоянном движении. И не всегда канал сохраняется надолго. Отсюда возникли различные способы проводки судов: «лидированием», «околками», «по одному», «на буксире». Накопленный годами опыт обобщен в книге «Практика плавания во льдах». Как и все в мире, практика совершенствуется и изменяется в зависимости от опыта плавания, появления новых мощных судов и ледоколов. Этому нигде не учат, умение и опыт приходят с работой в Арктике.

Героические страницы

Пожалуй, два рейса «Арктики» отмечены в истории и могут быть признаны героическими в самом прямом смысле. Август 1977 года - научно-экспериментальный поход на Северный полюс. О нем написано много. Это было первое посещение полюса надводным судном в свободном плавании. Сейчас туда ходят по расписанию. Но в истории остаются первопроходцы. Все участники этого рейса были награждены государственными наградами, пятеро стали Героями Социалистического Труда. Среди них капитан и главный механик. Люди это заслужили. На лобовой надстройке ледокола появился орден Октябрьской Революции.

Второй рейс - осенью 1983 года в Восточный сектор Арктики. Ситуация там сложилась чрезвычайная. Десятки судов были затерты льдами. Дизельные ледоколы стояли, не могли двигаться. Завоз снабжения, топлива, продовольствия на Чукотку оказался под угрозой срыва. Сжатием раздавило одно судно, оно затонуло с грузом. На уровне Совета министров решался вопрос - не пора ли эвакуировать население?.. «Арктика» сыграла решающую роль в разрешении ситуации. Необходимые грузы были завезены. Чукотка вернулась к нормальной жизни. Труд моряков был также оценен наградами правительства. Капитану присвоено звание Героя Социалистического Труда.

Еще настанет минута…

21 августа 2008 года у ледокола заканчивается срок действия документов Морского Регистра РФ. Техническая и экономическая целесообразность дальнейшей эксплуатации старого ледокола отсутствует. Слишком затратно. Запас ядерного топлива на исходе, хотя при рачительном пользовании месяца на 3-4 еще хватит. Доработать эти месяцы при желании и определенных материальных и организационных затратах с продлением документов реально. Но воли «уходящего» руководства нет, сказывается предстоящая передача атомоходов под управление Росатома. Есть другие ледоколы, моложе. Поэтому - ПОСЛЕДНИЙ!

Ледокол должен вернуться в порт к этой дате. В перспективе - выгрузка ядерного топлива, некоторые доковые работы. Постановка «на прикол».

Печально, но у всего есть свое начало, есть и свой конец. Просто к этому надо быть готовым. Наверняка настанет минута и скупой мужской слезе.

Обычная работа

Выход… Выход в море это начало рейса. Подготовка к нему начинается практически на следующий день после прихода. Завоз продовольствия и снабжения, смена экипажа, отчет за рейс, проверки различных комиссий. И практически всегда находятся недоработки. Устранение замечаний, влияющих на выход. Доклад о выполнении. Надо успеть и свои дела сделать пока на берегу. Одним словом - суета. По-этому выход все ждут с нетерпением и надеждой. Оформление отхода - венец всей подготовки и при положительном исходе конец волнениям. Каждый раз все это происходит по-своему, но что-то общее этой последовательности присуще.

Буксиры подходят к борту. Вот и лоцман на мостике. ГЭУ готова к работе, начальники служб доложили о наличии личного состава. Проверена работа тифонов (судовых гудков). К причалу неспешно продвигается береговая швартовная команда. Отдан последний швартов. Звучит команда: «Боцману на якоре стоять!» Медленно причал отплывает от борта ледокола. Все земное удаляется вместе с ним. Два часа - и ледокол выходит из Кольского залива в Баренцево море. Не всегда оно приветливо встречает мореходов. Оно, как и настроение у человека, - переменчиво. Начинается иная жизнь.

Здесь позволительно маленькое отступление. Из Кольского залива есть две дороги. Одна ведет в Арктику - надо повернуть направо. За границу - налево. Географически так определено. У моряков Мурманского пароходства существует разделение на тех, кто «ходит налево» и «ходит направо». Большинство предпочитает первое. Ледокольщику «налево ходить» не суждено.

Море. Оно бывает и спокойным, и штормовым. Штормовое море - испытание для любого человека. Часто на ледоколы приходят люди, плохо переносящие качку, ведь основная работа - во льдах. Но до них надо еще дойти. И каждый переносит качку по-разному. Укачиваются все. Не верьте тому, кто говорит иное. Некоторые просто «лежат». У других просыпается аппетит, но таких мало. Лучшее средство от дурного самочувствия - смотреть вдаль на горизонт и выходить иногда на ветерок. Продувает насквозь, но и состояние улучшается. Лежать тоже хорошо, правда, не всегда удобно. Работать приходится в любых условиях. Работа отвлекает от шторма. Помогают также сухари или что-нибудь соленое. Люди, совсем не выносящие шторма, уходят работать на берег. Бывает, во время шторма посещает мысль: «А не бросить ли все это … ?» (Многоточие можете заполнить на свое усмотрение.) Если честно, бывает и страшно. Но волна спадет, и все забывается. Со временем появляется привычка. Поверьте на слово: кто штормовал - тот умеет ценить жизнь.

Работа. Она уже началась. Большая часть экипажа распределена по вахтам. Они несутся круглосуточно «четыре через восемь». Это значит, что четыре часа вахта, затем восемь часов перерыв (отдых). Люди годами привыкают к определенным вахтам. После рейса еще длительное время приходится перестраиваться на береговой лад. Особенно непросто это несущим вахту с 0 до 4 часов. За несколько месяцев вырабатывается стойкая привычка в это время бодрствовать. На всех вахтах, несмотря на некоторые неудобства, существуют и свои положительные стороны. Старпому, у которого вахта с 4 (16) до 8 (20) часов, суждены восходы и закаты. На всю жизнь запоминается эта неповторимая красота, обязанная вращению планеты вокруг своей оси. Попробуйте на морозе, желательно с небольшим ветерком в лицо, понаблюдать за солнцем над горизонтом. В глазах появятся слезинки, но не спешите их вытирать. И вы, может быть, увидите что-то похожее на иероглифы, японские или китайские. Вероятно, именно солнце причина их возникновения в письменности восточных стран. В том числе Страны восходящего солнца.

Уставом службы на судах морского флота предписано четырехразовое питание. Не то чтобы моряки очень любят поесть, скорее для удобства вахтенной службы. Несущим вахту ночью организуется ночной чай. Ну а меню и все остальное зависит от шеф-повара. Хлеб печется на ледоколе. Продовольственные кладовые рассчитаны на семимесячный запас продовольствия. Поверьте, «харч» - главное в море. Плохие повара на судне более одного рейса не задерживаются. Иначе - «бунт на корабле». Хороший повар - уважаемый человек.

6 июля, воскресенье. Это первое воскресенье июля. Значит, на берегу отмечают День работников морского и речного транспорта. Наш профессиональный праздник. Может быть, поэтому море отнеслось снисходительно к нам в начале ПОСЛЕДНЕГО РЕЙСА. 5 баллов для ледокола - малозаметная качка. Чуть окатывало брызгами. Правда, «по просьбе трудящихся» пришлось перенести общесудовое собрание на другой день.

Лед

Лед. Это целая поэма. Детство прошло у озера. И лед, казалось, дело знакомое. Доводилось и на рыбалке пешней лунки долбить, и слушать, как он трещит по всему озеру, и на льдинах кататься по весне, по прогибающемуся тонкому льду ходить. Но лед в Арктике - это совсем другое, это загадка. А всего-то - вода в твердом виде.

О нем написано много научных трудов, защищено диссертаций. На практике же подход несколько иной. Ледокольщика интересуют несколько характеристик льда. Это район образования (морской, пресноводный), возраст, толщина, торосистость, балльность (процентное содержание льда на видимой водной поверхности). Также можно отметить силу сжатия, разрушенность (летом), заснеженность (зимой). Все эти характеристики в разных пропорциях дают большое разнообразие ледового покрова, с которым приходится иметь дело.

Есть особый вид - лед, образовавшийся на суше. Ему тысячи лет. Ледники северных островов под тяжестью собственного веса постепенно сползают к морю, крошатся. Образуются айсберги. Красивейшие творения природы весьма опасны для судовождения. К радости судоводителей, районы, где рождаются и существуют айсберги, немногочисленны. Самые большие айсберги встречаются в антарктических водах. Измеряются километрами, иногда десятками километров. В Арктике поменьше - сотнями метров. Айсберги обладают гипнотическими свойствами. Может быть, здесь наиболее ярко проявляется один из законов Ньютона - взаимного притяжения тел. На айсберг можно смотреть часами, физически тянет подойти поближе. «Титаник» вспомните. Это, пожалуй, самое красивое и коварное воплощение в природе «аш два о».

Лед надо знать и понимать, чтобы не случилось беды. И в наше время плавающие в Арктике суда не застрахованы от случаев повреждения во льду и даже гибели. Поэтому плавание здесь отнесено к рискованным мероприятиям и требует умения.

Ледокол вошел в лед. Жизнь налаживается. Во льду ледокольщики - у себя дома. Начинается привычная работа.

9 июля. За двое суток мы успели провести через 50-мильную перемычку сплоченного льда в районе Карских Ворот два судна. Лед для ледокола не представляет проблем. Первая проводка была при хорошей видимости. Вторая в тумане. Судно визуально так и не увидели. Разве что сигнал на экране локатора. В 10.10 с получением распоряжения от директора по эксплуатации ледокольного флота последовали в район архипелага Шпицберген для оказания помощи научно-экспедиционному судну «Михаил Сомов» в эвакуации «СП-35».

Дрейфующие станции

Немного истории. Первая дрейфовавшая на льдине научная станция «Северный полюс» - «СП-1» была организована в 1937 году. Четверка папанинцев была высажена в районе Северного полюса самолетами. Дрейф продолжался 9 месяцев. В послевоенную пору изучение Северного Ледовитого океана дрейфующими станциями приняло масштабный и последовательный характер. В отдельные годы их одновременно насчитывалось две и даже три. Научная работа, проведенная в рамках этой программы, позволяет считать Северный Ледовитый океан одним из самых изученных. Во время перестройки программа была свернута. В 2004-м возобновлена. В сентябре научно-экспедиционное судно «Академик Федоров» (оно названо именем одного из участников «СП-1») при содействии «Арктики» высадило «СП-33» на льдину к северу от Новосибирских островов на 85 параллели в трехстах милях от Северного полюса.

В 2007 году была организована «СП-35». Ее-то и принесло дрейфом к архипелагу Шпицберген в точку 81 градус северной широты, 30 градусов восточной долготы. Для снятия экспедиции со льда необходимо судно, которое может перегрузить на свой борт снаряжение: два десятка щитовых домиков, бульдозеры, снегоходы, оставшееся топливо в бочках, пустые бочки. Для этого в августе 2008 года было выделено НЭС «Михаил Сомов» (оно носит имя начальника дрейфующей станции «СП-2», который возглавлял и первую советскую экспедицию на Антарктический материк).

10 июля. Траверз* мыса Желания (северной оконечности архипелага Новая Земля). Ледокол следует в точку встречи с НЭС «Михаил Сомов» - ориентировочно 80 градусов северной широты, 44 градуса восточной долготы. Ожидаемое время прибытия (ЕТА) в точку - 11 мск 11 июля с. г. «Михаил Сомов» планирует подойти сутками позже. На борту судна вертолет Ми-8 с летным составом из 7 человек, 22 члена экспедиции, 36 членов экипажа. От предполагаемой точки встречи до места дрейфа «СП-35» около 170 миль.

12 июля, 17.30. 7950\4533** встретились с НЭС «Михаил Сомов» на кромке сплоченных льдов и начали его проводку. Видимость несколько кабельтовых***, туман. Лед дрейфует, поэтому координаты места станции постоянно изменяются. Радио России освещает нашу работу. Думаю, что к обеду завтрашнего дня мы подойдем к полярникам. Это 18 часов хода.

13 июля, 13.00. 8102\3123 подошли к льдине, на которой находится «СП-35». Проложили канал для подхода НЭС «Михаил Сомов». Начальник станции отметил красными флажками место подхода судна. Саму льдину «трогать» не стали, чтобы не образовалась какая-нибудь непредвиденная трещина. Отошли в сторону от проложенного канала. Остановились в ожидании подхода к месту погрузки НЭС «Михаил Сомов». 14.15. «Михаил Сомов» подошел к льдине, ошвартовался, заведя ледовые якоря. Началась эвакуация «СП-35», на которую отведено трое суток. Проводкой от кромки до льдины прошли 172 мили. Время в дороге - 19 часов 30 минут. При хорошей видимости, пожалуй, получилось бы часа на 2-3 быстрее.

15 июля, 23.50. На «СП-35» был спущен государственный флаг России и города Санкт-Петербурга (Арктический и Антарктический научно-исследовательский институт, организатор «СП», находится в Петербурге, на Васильевском острове). Дрейфующая станция прекратила свое существование.

16 июля. Закончена погрузка имущества «СП-35» на судно. 15.00. Мощность ГЭУ - 40%, управление с мостика. Начали проводку НЭС «Михаил Сомов» на кромку льда.

17 июля, 05.05. 7947\4147 вышли на чистую воду, закончили проводку НЭС «Михаил Сомов». Последовали на трассу Северного морского пути. За 14 часов пройдено во льду 134 мили. Дорога назад оказалась и короче и быстрее.

Зима и лето

Арктика - район земного шара, где и летом в достаточном количестве присутствует лед. Плавание в зимнее и летнее время имеют множество различий. Зима - полярная ночь, лето - полярный день. Зима - довольно низкие температуры, лето - преобладание положительных значений температуры. Зима - циклоническая активность (штормовая погода), лето - частые туманы (в некоторых районах по 24-25 дней в месяц). Зима - увеличение ледяных массивов, лето - таяние льда, уменьшение ледовитости. Зимой лед на порядок крепче, ледопроходимость ледоколов и судов ниже. Зима - спячка, лето - пробуждение жизни. Плавание в эти периоды значительно разнятся и с точки зрения тактики и самой возможности. По энерговыработке плавание в зимний период в два раза затратнее. Лето, с точки зрения эмоциональной, разнообразнее. Летом, правда, приятнее отдыхать дома. При существующем графике работы (4 месяца через 4) только одно лето в два года получается полноценным.

19 июля. Встали на якорь в северной части пролива Югорский Шар. Новоземельские проливы очистились ото льда, ледокольная помощь временно не требуется.

Северный морской путь

Северный морской путь - судоходная магистраль вдоль северного побережья России от западной границы Новоземельских проливов, к северу от Новой Земли от меридиана мыса Желания, до Берингова пролива. В конце 1932 года постановлением Советского правительства было создано главное управление СМП (ГУСМП), в задачу которого входило объединение всего торгового, речного и ледокольного флота, разбросанного по разным бассейнам, расширение сети полярных станций, реорганизация гидрографической службы, создание полярной авиации для превращения Северного морского пути в надежно действующую транспортную магистраль. С 1954 года ГУСМП вошло в состав Министерства морского флота, в 1970 году преобразовано в Администрацию СМП.

Еще во времена царской России шло планомерное изучение этой трассы. В 1913 году экспедиция под руководством Бориса Вилькицкого на пароходах «Таймыр» и «Вайгач» сделала самое крупное географическое открытие XX века - группы островов, впоследствии названных Северная Земля. А описано и нанесено на карты все побережье вдоль Северного Ледовитого океана несколькими отрядами российских землепроходцев Великой Северной экспедиции в первой половине XVIII века.

Для России во все времена СМП являлся стратегической магистралью, по которой можно перевозить грузы, перегонять суда и военные корабли с запада на восток страны и обратно. Это самый короткий путь из Европы в Японию и Китай. Плавание по его трассе затруднено наличием льда во всех морях Северного Ледовитого океана. И, как правило, сквозное, осуществляется только в летний период, с июля по октябрь. Имели место плавания и в иные сроки, но они единичны. С 1979 года в западном секторе Арктики осуществляется круглогодичная навигация на Дудинку. Трасса пролегает через Баренцево и Карское моря, по реке Енисей. Прекращается на 2-3 недели только на время половодья в конце мая - начале июня.

27 июля. Провели в район Байдарацкой губы на юго-востоке Карского моря голландский земснаряд «Утрехт». Встречались отдельные полосы льда, легко проходимые. Поскольку у этого судна, предназначенного для производства дноуглубительных работ, нет ледового класса, нас и направили обеспечивать его проход. Сутки простояли на якоре. Самое большое впечатление - байдарацкие стрекозы. Облепили ледокол как мухи. Без стеснения и опаски садились на всех гуляющих по палубам. Было тепло: плюс 14 в тени. А ведь три десятка километров до ближайшего берега!

Странный сон

Каждому человеку иногда снятся странные сны. У каждого они свои. Но бывают сны общие, характерные для многих. Например, полеты во сне. Есть такой сон и у судоводителей-ледокольщиков. Ледокол плывет по улицам города, возвышаясь над домами. Улицы узкие, повернуть не получается. И надо бы остановиться. И надо бы дома не задеть и ледокол не повредить. Но он все плывет и плывет… пока сон не прерывается. Объяснить это возможно ли?

1 августа. Карское море. Вернулись в Карские Ворота. Неблагоприятными ветрами нанесло с севера лед. Перемычка льда держится иногда и до сентября. Судов на восток нет, поэтому и дежурим на этой перемычке. Пересадили с теплохода «Кола» трех членов экипажа, прибывших из Мурманска.

3 августа. Наблюдали солнечное затмение. Все-таки нижний краешек светила так и остался не закрытым луной. Потемнело сильнее, чем ночью в этих широтах. Разочарованными остались только туристы, возвращавшиеся на атомном ледоколе «Ямал» с Северного полюса. Разговаривал с капитаном. В их районе небо было сплошь закрыто облачностью. А туристы любят такого рода развлечения. Правда, контрактом безоблачное небо не оговаривается.

Капитан

«Экипаж судна состоит из капитана, других лиц командного состава и судовой команды». «Капитан является руководителем судового экипажа, доверенным лицом государства, отвечающим за сохранность судна, жизни находящихся на нем людей и перевозимый груз» (Устав службы на судах морского флота). «Капитан судна оставляет судно последним…» (Кодекс торгового мореплавания). Капитан - работа и еще раз работа, иногда бессонные ночи, недремлющее чувство ответственности, одиночество (жизнь). Количество подписей в журналах, на радиограммах и других документах не поддается счету (бремя). Привилегии - за все и всех быть в ответе (случается).

4 августа. За последние несколько дней проведено 4 судна. Лед в зависимости от направления и силы ветров, то закрывает пролив, то открывает. Когда судов нет, уходим дежурить в губу* Долгую на юге Карских Ворот. Любители рыбалки получают здесь истинное удовлетворение.

Пятница

Пятница на флоте особенный день. Вообще, все судовые мероприятия расписаны по дням недели. Как и меню: в воскресенье обязательно курица. Ну а пятница - день учебных тревог, тренировок и т. п. Конечно, при интенсивной работе приходится иногда отступать от морских традиций, переносить мероприятия в интересах дела. Чрезмерные нагрузки на людей, особенно в конце рейса, нежелательны. В нашем же случае в данном рейсе мы полностью во власти второго старпома, который за все это отвечает. По интенсивности занятий и требовательности к экипажу нам далеко до военно-морского флота, но подготовка к борьбе за живучесть - дело святое. И жизнь это подтверждает. Тренированный, умеющий и знающий человек не боится нештатных ситуаций, где порой надо не раздумывать, а действовать. На это все и рассчитано. Грамотное использование спасательных средств, противопожарного оборудования, средств борьбы с водотечностью не раз помогали предотвратить беду на море. И тут никто другой не поможет. Все зависит только от умения и готовности каждого. За примерами далеко ходить не надо. Бывало и на «Арктике».

5 августа. На снимке Карских Ворот, сделанном из космоса, хорошо просматривается скопление льда в северо-западной части пролива и вдоль Новой Земли. Чистая вода на снимке черного цвета, облачность серого. Район Карских Ворот всегда отличается высокой динамикой дрейфа. Снимок был сделан утром, а вечером того же дня массив льда полностью перекрыл пролив. Ледоколу пришлось «ковыряться» в этой перемычке с судном за кормой, как «ежику в тумане». Работа такая.

Позволительные вольности

6 августа, 10.00. Встали на якорь на доступных глубинах в районе поселка Варандей. Поселок нефтяников. Отсюда по дну Баренцева моря проложен трубопровод на терминал, построенный в море для отгрузки нефти на танкера. Привлекательность этого места в том, что здесь имеется сигнал сотового оператора МТС. Довольно дешевая связь, чтобы вдоволь наговориться с родными, друзьями. Правда, для этого надо уходить с рабочей трассы на 80 миль в сторону. В подходе судов к Карским Воротам образовался промежуток. Начальство не стало возражать. Ледокол уже месяц в море. На палубе настоящее столпотворение. И все с мобильными телефонами. Маленькие радости, из которых состоит наша жизнь и работа.

7 августа, 12.05. Снялись с якоря, последовали в пролив Карские Ворота. Причина вольности (по большому секрету) - день рождения супруги капитана.

Атомоходство

С самого создания атомного флота, а днем его создания считается день подъема Государственного флага на первом атомном ледоколе «Ленин» - 3 декабря 1959 года, он принадлежит государству. При социализме все морские пароходства были государственными. Для обеспечения завоза необходимых грузов на развивающийся Север было создано Мурманское морское пароходство, имевшее специализированные суда ледового класса и ледоколы. Атомные были тоже приписаны к нему. В Мурманске была создана специальная база для атомных ледоколов, где они ремонтировались, перегружали ядерное топливо.

В перестроечные годы вопрос собственности вышел на первый план. ММП акционировалось. Однако атомные ледоколы остались в собственности государства. Было оформлено доверительное управление госсобственностью Мурманским морским пароходством. Это было оправданно, поскольку весь людской и технический потенциал для эксплуатации атомного ледокольного флота был сосредоточен именно здесь. Да и государство в те годы не смогло организовать нормальную эксплуатацию этой техники. Другие были веяния. Пароходство спасло атомный флот в годы лихолетья, надо отдать ему должное. Еще жили прежние традиции, управляли производством люди из того времени. Ледокольный флот выжил.

В феврале 2008 года государство заявило о прекращении доверительного управления атомным флотом и передаче его под управление госкорпорации Росатом. 28 августа сего года эта передача должна состояться. Фактически при Росатоме создается новое транспортно-технологическое предприятие под названием «Атомфлот». К управлению им пришли профессионалы, хорошо знающие ледокольный флот, заинтересованные в его поддержании и развитии. Людям же, работающим на ледоколах, остается просто пережить эту реорганизацию и надеяться, что атомный ледокольный флот был, есть и будет существовать.

Арктика не отпускает?

9 августа. Два дня назад нам сообщили, что будущее руководство ледокольным флотом планирует продолжить работу ледокола в сентябре-октябре. При заходе в августе предстоит представить все системы, механизмы Морскому Регистру в объеме ежегодного предъявления - для получения разрешения на дальнейшую работу в течение 2-3 месяцев, до выработки запаса ядерного топлива. А вчера получено устное распоряжение готовиться к данному освидетельствованию и выходу в Арктику. «Муравейник» зашевелился. Сразу же собрано совещание начальников служб для подготовки предложений и мероприятий для осуществления поставленной задачи. Ох как их немало!

Значит, может состояться и «САМЫЙ ПОСЛЕДНИЙ РЕЙС»?

Арктика не хочет отпускать «Арктику»?!

13 августа. По указанию штаба морских операций (ШМО) сменили место дежурства. Встали на якорь в северной части пролива Югорский Шар. Перемычку к северу от Карских Ворот отнесло от пролива сильными северо-западными ветрами на восток. Ворота практически открыты для безледокольного плавания. Но ее еще может вернуть восточными ветрами. Лед тает. Размеры массива уменьшаются.

До прихода в порт остается неделя. Редко такое бывает, чтобы точно была известна дата прихода. Но теперь она определена - 10 часов утра 20 августа. Непривычно. Зачастую, хоть и ждешь заход, он всегда оказывается неожиданен. Особенности морской жизни.

Память

14 августа. Недолго простояли на якоре. Вернулись в Карские Ворота, к 17.00 провели в обход пятен сплоченного льда очередное судно. И упоминать об этом не стоило бы, и день этот в дневник вносить тоже. Если бы в этот день не родился человек, перед которым многие ледокольщики сняли бы шляпу. Нет его уже. 8 марта 1999 года он вылетел на свою последнюю ледовую разведку и не вернулся. Разбившийся вертолет нашли на следующий день. Не стало гидролога Валерия Михайловича Лосева.

Это был его последний рейс, после которого он хотел уйти на пенсию. Валерий Михайлович всю свою жизнь посвятил Арктике. Зимовал на Шпицбергене, Диксоне, многие годы летал ледовым разведчиком по всему Северу. Член первого экипажа «Арктики». Ледокольщики присвоили ему звание «Лучший гидролог Советского Союза», неофициальное, конечно. Лед он знал, как отличник таблицу умножения, чувствовал его. Такое далеко не каждому дается. Человек, не имеющий высшего образования, он обладал энциклопедическими знаниями во всем, что связано с Арктикой. Настоящий арктический волк. Интересный рассказчик. Хлебосольный хозяин. Именно от него многие молодые моряки заразились любовью к этому суровому уголку планеты, полюбили свою ледокольную профессию. Он был настоящим другом, наставником, учителем. В каюте его можно было застать по большей части с книгой в руках или пишущего. Его пытливый ум и жажда познания до последних дней своих вызывали уважение к этому человеку и белую зависть. Награды его перечислять долго. Несколько орденов и медалей, звания почетного полярника, заслуженного работника транспорта, заслуженного работника авиации. Он налетал около 20 тысяч часов, то есть в общей сложности провел в воздухе два с половиной года. Сегодня ему исполнилось бы 73 года.

В благодарность Валерию Михайловичу ледокольщики «Арктики» вышли с инициативой увековечить его имя в географическом названии. И в конце концов, после довольно длительной процедуры, эта инициатива завершилась постановлением правительства РФ о присвоении мысу на берегу Баренцева моря в проливе Югорский Шар, вблизи от места гибели вертолета, названия мыс Гидролога Лосева. Моряки ледокольного флота установили на этом мысу памятный крест. Есть такая традиция на Севере.

Постоянные пахари льда

Не зовут нас к себе города,

Не рисует портреты художник.

Тяжелы мы, как наши суда,

И, как наши суда, мы надежны.

И в шторма, и в полярную ночь

Не кончается наша работа.

Мы любому готовы помочь,

Моряки ледокольного флота…

…По полям многолетнего льда,

Где рассветы туманные мглисты,

На буксирах ведем мы суда,

Словно в связке в горах альпинисты.

И обратно уходим туда,

Где сигналит о помощи кто-то,

Постоянные пахари льда -

Моряки ледокольного флота

Под эту песню Александра Городницкого в рейсе сделано слайд-шоу с наиболее удачными фотографиями ледокола и экипажа.

А песня, пожалуй, стала гимном работе.

Якорь

У каждого судна есть якорь. Не один. Как минимум два, не считая запасного. Нужный атрибут любого плавающего сооружения, и ледокол не исключение. Даже трудно представить его отсутствие. Если его теряют - это уже авария для судна. Летом ледоколу без него никак: часты постановки и снятия с якоря. Якорь «привязан» к судну цепью, которая собрана в единое целое из коротких, по 25 метров, смычек. Длина цепи на ледоколе - 12 смычек. Между прочим, она играет не меньшую роль, чем сам якорь в удержании судна на месте. Если тот «ползет», не держит грунт, иногда достаточно увеличить на пару смычек длину цепи. Лучший друг якоря - боцман. У ледоколов и специализированных арктических судов есть еще и ледовые якоря. Они больше походят на крюки. С их помощью можно «уцепиться» за льдину и стоять около нее необходимое время.

Повидавшие дно разных морей и отработавшие свой срок якоря порою находят последнее пристанище в роли памятников, отличительных знаков перед морскими заведениями или на могилах моряков. В портовых городах их часто можно увидеть. Историй и баек на тему якорей на флоте много. На морском жаргоне «бросить якорь» означает остановиться, отдохнуть, осесть.

16 августа. Снова встали на якорь в проливе Югорский Шар на привычном месте. Ждем указания следовать в Мурманск. По телефону с руководством все обговорено. Хотя это один из немногих случаев, когда можно и следует идти в порт даже без указания.

Имя на борту

Вот и заканчивается ПОСЛЕДНИЙ РЕЙС. Всего полтора месяца. Да и оказался он больше похож на легкую летнюю прогулку. Словно судьба распорядилась в последнем рейсе дать отдохнуть ледоколу, не взваливать на его усталые плечи тяжелую ледокольную ношу. Он справился, не подвел. Дотянул до назначенного срока, показал, что есть еще порох в пороховницах. На том огромное ему спасибо от людей, которые живут, работают на нем и считают его вторым домом.

Удачный ледокол, особенно его «атомное сердце». На треть перекрыл временные сроки эксплуатации. На зависть последующим собратьям, которые не вылезают из ремонтов, а кто и встал уже навсегда. Хотя возраст сказывается. Где-то подтекает, где-то проржавело, что-то постоянно приходится ремонтировать. Не очень баловали его хорошими заводскими ремонтами в последние годы. Проявился запас прочности, заложенный еще при проектировании и строительстве. И экипаж берёг. Старался. У многих вся жизнь здесь прошла, и они не видят ее без ледокола. Без любимого ледокола.

«Арктика», пожалуй, самое красивое и точное название для судна, предназначенного для работы в Арктике. Гордое и доброе. А его ведь меняли. Когда ледоколу вернули первоначальное имя, был конец сентября. Палубную команду не надо было заставлять, сразу развесили забортные беседки. Устаревшее название успели закрасить, а новое на одном борту мороз не дал до конца вывести. В море Лаптевых дело было, лето уже закончилось. Так и пришли в порт. На правом борту красовались только две буквы: АР. Кто-то шутил: «Новый ледокол «АР» пришел». Но все были счастливы.

Никогда не переименовывайте пароходы! Они ведь не просят.

Можно ли любить «железо»? Конечно, можно. Когда душа прикипела, когда знаешь и чувствуешь его от киля до клотика, когда его вмятина - твоя боль, когда лучшие годы отданы ему, когда удачи и проколы пополам, когда обязан ему тем, кем стал, когда «оно» к тебе с тем же.

«Железо» - корабль. Но только «свой в доску» может так к нему обращаться. Поскольку они - одно целое. Встречается иногда такое в жизни. Этим она и замечательна.

Пришли, а не покорили

За трое суток до прихода судна по правилам порта требуется подать информацию об этом.

17 августа, 10.00. РДО: ЧЗМЛ Смирнову ЧЗМА Перевощикову НМ Бабичу ЧДСМ ПНМ ММА

Подход к лоцманской станции20 августа в 08 мск, к ФГУП «Атомфлот» 10 мск. Прошу лоцмана и два буксира для швартовки.

Вход в территориальные воды в точке В-1 6932\3439 02-05 мск.

Уважением КМ Баринов

В дальнейшем за 48, 24, 8 и 4 часа необходимо подтверждать или уточнять время подхода. Аббревиатурами указываются принятые в морском флоте условные сокращения должностных лиц: ЧЗМЛ - директор департамента эксплуатации ледокольного флота, ЧЗМА - технический директор атомного ледокольного флота, НМ - начальник штаба морских операций, ЧДСМ - сменный диспетчер пароходства, ПНМ - капитан порта, ММА - мурманское морское агентство, ну а КМ, как нетрудно догадаться, - это капитан.

Первый шаг к приходу сделан. Готова и предварительная прокладка маршрута следования, рассчитано время начала движения, получен метеопрогноз на переход - не совсем благоприятный. Выходили в рейс, дул встречный северо-восток. Уходим опять же со встречным, но северо-западом. Моряки чертовски верят в приметы. Не согласна с нашими планами Арктика. Подает знаки. Прислушаться бы.

31 год назад ледокол «Арктика» первым из надводных судов побывал на Северном полюсе. На ледоколе до сих пор работают несколько человек, участников того рейса. Поэтому день этот почитается и отмечается. На зав-трак - бутерброд с икрой, на обед - солянка. Настоящая - черпак не тонет, на берегу такая не встречается. Вечер без тостов не обойдется.

На торжественном митинге тогда, в 1977 году, рядом с флагштоком, на котором поднимали государственный флаг, был установлен транспарант: «МЫ ПРИШЛИ К ТЕБЕ, ПОЛЮС!». Именно «пришли», а не «покорили». Человек не властен над природой, порою бессилен перед стихией. Он может укрыться, переждать, приспособиться, но не в силах подчинить ее себе. Хорошо, если бы человек это понимал и всегда помнил. Руководитель экспедиции, министр морского флота СССР Тимофей Борисович Гуженко, спустя годы рассказывал, что были разные варианты, в том числе и «покорили». Но сознательно ушли от него. Мудрое было принято решение.

Сегодня экипаж и ледокол отдыхают. Отмечают свой маленький заслуженный праздник.

Завтра с утра в дорогу.

Домой

18 августа. Утром в 08.25 снялись с якоря. Прошли проливом Югорский Шар. На траверзе мыса Гидролога Лосева ледокол, покидая навсегда эти места, почтил память своего бывшего члена экипажа продолжительным гудком. Баренцево же море не преминуло напомнить о себе.

Закончен срок очередной,

и мы одарены судьбой - ДОМОЙ!

Летают чайки за кормой,

и все галдят наперебой - ДОМОЙ!

И непонятен мне покой всех звезд,

горящих над водой, - ДОМОЙ!

И вот уж мчимся по прямой

к заветной цели в порт родной -

ДОМОЙ!

И не беда, что нас порой швыряло

ветром и волной - ДОМОЙ!

За все заплачено ценой -

разлукой горькой и тоской - ДОМОЙ!

И неспокоен сон ночной,

и просыпаешься шальной - ДОМОЙ!

И с каждым часом ближе к той,

кто сберегала твой покой, - ДОМОЙ!

И до земли подать рукой,

и счастья миг не за горой - ДОМОЙ!

И как прекрасно, боже мой,

что наконец придем домой -

ДОМОЙ! ДОМОЙ! ДОМОЙ!

(Сокращенный вариант малоизвестной морской песни.)

Вдохновение посещает - пишется быстро и весело. Уходит - надо себя заставлять. Профессионально пишущий к этому привычен, это его жизнь, это его хлеб. А дилетанту не всегда под силу. Поэтому рассказать можно и нужно было бы больше, и по историческим вехам пройтись, и экипажу уделить внимание. Но это - записки, отрывки, маленькие штрихи, возникавшие в минуты и часы вдали от того, что называется сушей. Они заканчиваются до встречи с ней. Море иногда вдохновляет. На этом, пожалуй, и откланяюсь.

19 августа 2008 года.

Атомный ледокол «Арктика».

Баренцево море.

Фото: Федосеев Л. Г.
Атомный ледокол «Арктика» 3 октября, 10.35. ЦПУ «Арктики», остановка атомного реактора...
Фото: Федосеев Л. Г.
Атомный ледокол «Арктика»
Фото: Федосеев Л. Г.
Атомный ледокол «Арктика» Капитан «Арктики» Александр Баринов, автор этих заметок.
Фото: Федосеев Л. Г.
Атомный ледокол «Арктика»
Фото: Федосеев Л. Г.
Атомный ледокол «Арктика»
Фото: Федосеев Л. Г.
Атомный ледокол «Арктика»
Фото: Федосеев Л. Г.
Атомный ледокол «Арктика»
Александр БАРИНОВ.