Вот уже шесть недель в трюме промыслового судна М-0467 «Север», которое стоит у причала в Мурманске, гниют семь (как минимум) тонн невыгруженной рыбы. Так долго в порту еще никого не обслуживали. И рады бы грузчики помочь рыбакам. Ан нет. Вода, заполнившая трюм, не позволяет. Да и не вода это уже. Жуткое, вонючее месиво. На днях во время очередной проверки пограничники открыли опечатанный трюм «Севера», а там… Жижа пенится, бурлит - процесс разложения идет полным ходом. Находиться на борту без респиратора просто невозможно.

Впрочем, на борту никого уже и нет. Сам же «Север» отбуксирован к южным причалам. Там и стоит один-одинешенек в ожидании, когда же из трюма, наконец, откачают воду.

Но, похоже, произойдет это не скоро. Валерий Горбунов, директор ООО «Норд Стрим», которому принадлежит судно, все полтора месяца говорит: у предприятия нет средств, чтобы оплатить откачку воды. Ведь взять и просто слить ее за борт нельзя - залив пострадает. По правилам откачать можно только в сборное устройство или на специализированное судно. Пока же это не сделано, пограничники не могут провести контрольную выгрузку оставшейся в трюме рыбы.

С подробностями этой истории «Вестник» месяц назад уже знакомил читателей (публикация «Сливай воду...» «Мурманский вестник» от 08.11.2008

). Вкратце: пограничники заподозрили, что на борту направлявшегося в Мурманск «Севера» находится неучтенная рыба, и решили провести в порту контрольную выгрузку. Судно встало к причалу поздно вечером23 октября, и началась проверка. Из 13 тонн, заявленных капитаном, успели взвесить 6.

- Уже в первой партии выгруженной рыбы выявился перевес - порядка 700 килограммов, - рассказывает начальник пресс-службы пограничного управления ФСБ по Мурманской области полковник Алексей Асташкин. - В ящиках находилось по 50 килограммов трески и пикши, хотя в промысловых документах значилось - 35. Вес оставшегося в трюме груза сейчас выяснить сложно. Ночью 29 октября трюм был затоплен. И хотя на дворе уже декабрь, откачка воды так и не произведена.

Собственно говоря, такого развития (точнее, отсутствия развития) событий можно было ожидать. Как уже рассказывала наша газета, на Дальнем Востоке эта метода давно опробована. Чуть у рыбаков рыльце в пушку, они тут же вспоминают о подвиге «Варяга»: «Открыть кингстоны!» А затем, конечно, никак не могут раздобыть деньжат на откачку воды. Мигом все становятся бедняками: дескать, на работу хожу пешком, семья перебивается с хлеба на воду, откуда же взять деньги на откачку воды?.. И добиваются своего: через определенное время (оно зависит от температуры окружающей среды) улов превращается в мерзкую гниль, и определить, сколько же на самом деле было на борту рыбы, становится невозможно. И, как говорится, взятки гладки.

Разумеется, мы не утверждаем, что «Норд Стрим» пошел по той же дорожке - по стопам дальневосточных, гм, коллег. Все на свете бывает, нельзя исключать и случайного стечения обстоятельств. Кстати, в материале под заголовком «Сливай воду...», который «Вестник» опубликовал месяц назад, гендиректор говорил о том, что компания проводит внутреннее расследование причин инцидента.

Вопросов к нему накопилось вообще немало. Однако некоторое время дозвониться до Горбунова не удавалось. И лишь вчера, после того как через представителя фирмы я передала ему мнение одного из собеседников, что «Север» может превратиться в экологическую бомбу, гендиректор позвонил сам. Привожу наш разговор практически полностью:

- У меня есть акт осмотра этого судна специалистами различных контролирующих организаций, и угрозы «Север» никакой не представляет, - заявил Валерий Горбунов. - Проблемы никакой не вижу. Наоборот, я считаю, что если вокруг такой мелочи такая большая суета, то в это время кто-то другой решает какие-то свои большие вопросы. Когда-нибудь мы откачаем воду. Это наша личная собственность. Мы что хотим, то с ней и делаем. Еще раз повторюсь, судно всеми службами осмотрено. Угрозы никакой нет - ни технической, ни экологической. А вот экономическая есть. И у нас. Нам надо заплатить 100 тысяч, чтобы откачали воду. У меня таких средств сейчас нет. Сто тысяч - это расценки компании, которая забирает подобную воду. У нас заключен договор с нефтебазой, точнее с первым мурманским терминалом.

- Так в чем же причина затопления?

- У нас внутри компании ведется разбирательство случившегося. Оно в стадии расследования. Причину затопления трюма уже знаем, но пока не можем ее озвучить.

- Может, имело смысл тогда взять краткосрочный кредит и заплатить за откачку воды? Тем более что речь идет о репутации компании.

- Я не должен никому доказывать свою правоту. Пусть другие доказывают вину. В самом начале предлагал пограничникам, пусть дадут мне «добро» сбросить воду или пусть найдут другой способ откачать воду. Тогда бы они и посмотрели, сколько у нас рыбопродукции на борту. А сейчас - когда изыщем средства, тогда и откачаем воду. У нас в стране есть презумпция невиновности. Однако сейчас наша фирма выставлена в браконьерском виде. Но считаю, что мы показали всю рыбу на борту. И на каком основании тогда пограничники заявляют, что мы браконьеры?

- Когда же все же произойдет откачка?

- Пока сложно сказать. Но знаю, что все будет откачано, все осмотрено. Если бы с нашей стороны были бы попытки что-то скрыть, наверное, мы бы предприняли для этого меры. А теперь как появятся у нас возможности, средства, тогда все и сделаем. Мы не отказываемся от этого. Нам и дальше необходимо заниматься промыслом.

…Спорить тут, пожалуй, бессмысленно: на некоторые претензии гендиректор ответ прекрасно знает. Как, кстати, и наши постоянные читатели. Не имели пограничники права давать «добро» сливать в Кольский залив (пусть и не блещущий чистотой) воду из трюма - загрязненную по определению. Власти порта никогда бы такого не разрешили. И почему-то кажется, что руководитель предприятия знал это обстоятельство не первый день.

А с презумпцией невиновности в нашей стране все в порядке: не пойман - не вор. Пограничники отнюдь не называют рыбаков «Севера» браконьерами: нет у них для этого достаточных доказательств. Ведь траулер, по их мнению, фактически ушел от проверки. Никаких санкций к его владельцу применено не будет, поскольку точный вес улова установить не удалось. А что до выявленного перевеса в первой партии… Так его можно списать на нехватку ящиков. Мол, укладывали треску в те, что были в наличии.

В общем, гендиректор может спать спокойно: юридические перспективы у дела тухлые, и потому перед законом «Норд Стрим», получается, чист, как стеклышко.

Что же касается упомянутой Горбуновым «большой суеты вокруг такой мелочи», то, конечно, несколько тонн рыбы - не самая большая сенсация. Но понимаете, Валерий Маркович, в чем дело: впервые такое случилось. Как-то прежде на Мурмане еще не бывало, чтобы во время проверки на судне затопляло трюм. Так что в первопроходцах ваше предприятие оказалось. Ему и слава.

Публикации по этой теме:

Сливай воду... "Мурманский вестник" от 08.11.2008

Татьяна АБРАМОВА