Причал в поселке Три Ручья, на том берегу Кольского залива, вызывает у судоводителей невольное уважение, почти трепет. Вот и капитаны Владимир Касаткин и Анатолий Прилепо в один голос подтверждают: «Из-за сильнейших течений непрост этот причал и для швартовки, и для отхода…»

С оглядкой на Луну

БМРТ «Демянск» уходит на промысел мойвы. Вчера еще довыгружали последние из 760 тонн селедки, которую большой морозильный траулер ловил в Норвежском море, а сегодня пожалуйте в родное Баренцево.

Отчаливать с Трех Ручьев можно только два раза в сутки - строго по лунному графику (как известно, именно Луна командует приливами и отливами). Вот и подгадывают капитаны момент, когда воды Кольского залива практически останавливаются на каких-то полчаса в нижнем или верхнем положении. Иначе крупное судно будет сносить течением, как скорлупку.

В маленькой компании «Арго-М» один-единственный рыболовный траулер, но зато два капитана, и обоих застаю накануне отхода на борту. Старенький «Демянск» (32 года на плаву!) славится удивительной по нынешним временам стабильностью экипажа. Текучки кадров почти нет, держатся рыбаки за траулер-кормилец. И не последнюю роль в добычливости ветерана (а, следовательно, и в заработке команды) сыграли, разумеется, его кэпы, знакомые друг с другом еще по сгинувшему в пучине реформ «Мурманрыбпрому».

Анатолий Прилепо и Владимир Касаткин договорились командовать судном по два рейса каждый. Но и сегодня капитан Прилепо, формально вроде бы остающийся на берегу, занят актуальной для любого морского рыболова проблемой - утрясает вопрос так называемого неоднократного пересечения границы.

- Кто может угадать, как пойдет косяк? - пожимает плечами Анатолий Александрович. - Мойва границ не признает. А на каждого члена команды надо отксерить и заверить по пять страниц из паспорта, и так - на каждый вход в территориальные воды!

Выводить же сегодня с оглядкой на Луну «Демянск» предстоит Владимиру Касаткину - судоводителю с сорокалетним без года стажем.

Восьмилетний матрос

- Строго говоря, - балагурит капитан Касаткин, - начинал я ходить матросом на барже 51 год назад…

- И сколько же вам тогда годков было, Владимир Анатольевич?

- Восемь!

Ну, братцы мои, конечно, история знавала пятнадцатилетнего капитана, но ведь то история приключенческой литературы… А чтобы история реальной жизни - восьмилетнего матроса?!

Дело было так. В конце 50-х годов отец и мать Владимира Касаткина плавали на барже из Онежского озера по старой Мариинской системе каналов. Семейный экипаж из двух человек (папа - шкипер, мама - матрос) перевозил стройматериалы для шлюзов строившегося Волго-Балта. И когда Володе Касаткину стукнуло 8 лет, он стал официально подменять мать на носу баржи в качестве впередсмотрящего. А в пятнадцать (!) лет уже опытный баржеводитель Касаткин был награжден государственным знаком «Почетный строитель Волго-Балтийского канала». И вот уж такой награды жюльверновскому Дику Сэнду не видать было как своих ушей.

Еще через год - мурманская средняя мореходка, и с 1970 года - по накатанной: четвертый, третий, второй штурман на рыбацких траулерах. Затем наша же «вышка», должность старпома, капитана, причем последние десять лет - на «Демянске».

Как известно, до нынешнего года на лов мойвы в Баренцевом море был наложен мораторий. Однако и в прошлом сезоне БМРТ «Демянск» добывал эту рыбу - по научной квоте для ПИНРО. В общем, не так уж соскучился капитан Касаткин по ее неповторимому «свежеогуречному» запаху.

Запах специфический!

- Через двадцать дней привезем в Мурманск 800 тонн мойвы! - говорит на мостике Касаткин. - Практика показывает, что по началу путины икра в самках еще плотная, можно морозить брикеты покрупнее. А в следующие двадцать дней брикеты придется морозить помельче: начинается нерест, и из свежепойманной рыбки только лишней икры надавишь. В старые бесквотные времена в мешок трала более 40 тонн обычно собирал, а теперь стараюсь взять не более 20, чтобы общую ограниченную весовую квоту добрать качеством поштучно.

Отыскать косяк на Центральной банке Баренцева моря, куда капитан Касаткин собирается повести свой пароход, а затем и удержать рыбку в поле «акустического зрения» старому морскому волку несложно. Но затем судьба вылова в руках тралмейстера Юрия Ефремова («Если ловушка плохо настроена, весь поиск коту под хвост!»), технолога Алексея Кулькова («Мало трал поднять, надо улов обработать!»), рыбмастера Абдулахата Гасымова и матроса Игоря Тарасова («Ветераны и патриоты нашего старика - БМРТ!»).

Сегодня мойву разрешено ловить размером от 11 сантиметров в длину. Но капитан Касаткин помнит времена, когда трал подхватывал из глубин гигантов размером по 23 сантиметра!

От подорванного в прежние годы, но потихоньку восстанавливающегося в Баренцевом море стада ждать таких штучных экземпляров пока рановато, но запах свежего огурца на палубе все-таки гарантирован. Специфический запах мойвенной путины.

Фото: Вишневский Павел
Анатолий Прилепо.
Фото: Вишневский Павел
На причале Трех Ручьев - аншлаг, справа - БМРТ «Демянск».
Павел ВИШНЕВСКИЙ