Водные биоресурсы Кольского полуострова - это лакомый кусок и в прямом, и в переносном смысле слова. И потому они давно стали предметом криминального интереса. В одиночку с теми, кто бесконтрольно, ради наживы, ловит крабов и тащит сетями красную рыбу, природоохранным ведомствам не справиться. Тут необходимо объединить усилия силовых структур.

В прошлом году силовики официально признали, что борьба с браконьерством в регионе ведется недостаточно эффективно. Требовалось что-то менять. Налаженные в последнее время стабильные связи между заинтересованными структурами позволили переломить ситуацию.

Крабы «из подполья»

Квота области на промысел краба составляет около 11 тысяч тонн в исключительной экономической зоне в Баренцевом море и свыше 360 тонн в районах «прибрежки». Но, по оценкам специалистов Федерального агентства по рыболовству, добывается в несколько раз больше. Порой за один выход в море браконьеры вылавливают до трех тонн. Прибыль получают немалую, ведь на «черном» рынке килограмм стоит более тысячи рублей. А схватить их за руку непросто. Завидев пограничное судно, злоумышленники быстро сбрасывают улов за борт, после чего факт незаконного промысла трудно доказать. Кроме того, преступный бизнес очень мобилен. На берегу улов тут же развозят по подпольным цехам; крабов варят, замораживают и переправляют в Москву или Петербург, где деликатес расходится по столичным ресторанам.

- Несколько лет назад мы в основном занимались борьбой с незаконной добычей рыбы, - говорит начальник отделения по борьбе с преступлениями в рыбодобывающей и рыбоперерабатывающей отраслях УБЭП УВД Евгений Чубриков. - В 2007 году, например, патрульный пограничный корабль обнаружил судно «Квазар», где на борту изъяли более 120 тонн рыбы. Судно по документам шло из Прибалтики на ремонт в Данию, но свернуло с пути, сменило «вывеску» и занялось добычей рыбы. Суд оштрафовал юридического владельца на 20 миллионов рублей… К прошлому году нам удалось ликвидировать немало точек выгрузки незаконно добытой рыбы и перекрыть крупные каналы ее распространения. Сейчас лишь небольшие партии периодически изымаются с частных фабрик. Теперь браконьеры переключились на краба, добыча которого технически намного проще, но столь же выгодна. На территории области действует не один десяток цехов, где перерабатывают краба. Не все они, кстати, нелегальные. Есть и такие, что имеют сертификат, но тоже берут на переработку незаконного краба.

Хотя правоохранительным органам еще предстоит большая работа, браконьерству уже нанесен серьезный удар. По словам Евгения Чубрикова, только за прошлый год в рыбохозяйственном комплексе его подразделение выявило 152 преступления. Изъято около 30 тонн рыбной продукции и краба. Одно из уголовных дел возбуждено в отношении директора Мурманского филиала ФГУ «Национальный центр качества и безопасности рыбной продукции», который требовал плату за свои услуги. За получение взятки задержан инспектор государственной инспекции маломерных судов, который незаконно выдал разрешение на выход в море частного судна.

Недавно оперативники УБЭПа, устроив засаду, остановили на дороге в районе Колы фуру, которая везла в Москву 14 тонн краба. На большинстве коробок не было никаких опознавательных знаков, документы на продукцию отсутствовали. По предварительным оценкам, партия стоит 18 миллионов рублей. Подобный случай далеко не единственный.

Около 20 проверок предприятий рыбохозяйственного комплекса проведено УБЭПом за последнее время вместе с управлением Россельхознадзора по Мурманской области. Во время мероприятий изъято свыше 7 тонн продукции, прекращена деятельность двух нелегальных цехов. Против руководства одного предприятия возбуждено уголовное дело. Кроме того, совместно с пограничным управлением ФСБ милиционеры участвовали в нескольких рейдах в акватории Кольского залива. В отношении лиц, занимавшихся незаконным ловом, составлено 12 административных протоколов.

В октябре 2008-го в результате совместных разработок впервые в Мурманской области было возбуждено уголовное дело против организованной группы. Раньше в поле зрения правоохранительных органов попадали лишь отдельные рыбаки, занимавшиеся запретным ловом, и переработчики крабового мяса на подпольных заводах. На этот раз удалось проследить всю цепочку - от добычи до переработки, сбыта и легализации денег, полученных браконьерами. Оперативники выявили не только браконьерское судно, но и береговые структуры, места складирования и лиц, которые обеспечивали реализацию продукции.

Эту группировку милиционеры разрабатывали полгода. Затем во время операции управление по борьбе с экономическими преступлениями совместно с пограничниками, областным управлением ФСБ и прокуратурой задержали судно «Урал». На его борту обнаружилось несколько тонн краба, хотя по документам судно перевозило металлолом. Капитан это «чудо» объяснил просто: «Нашли в море и вытащили». Кстати, «Урал» попался на браконьерстве не впервые. Его уже задерживали в 2006 году. Уголовное дело тогда приостановили, хотя, по мнению следствия, судно давно использовалось для незаконного промысла. Теперь браконьерам судебного разбирательства не избежать.

Дикари с сетями

Как ловят браконьеров на семужьих реках, рассказал начальник милиции общественной безопасности ОВД по Терскому району Николай Кошев:

- За 2008 год проведено 70 рейдов с инспекторами ГИМСа и Росрыболовства, а также с участием представителей общественности - внештатными сотрудниками милиции, помогающими участковым в охране общественного порядка. Выявлено около 80 административных правонарушений правил рыболовства, изъято 177 бесхозных рыболовных сетей, 16 спиннингов и 4 резиновые лодки. Зарегистрировано также 14 преступлений по статье 256 УК РФ, касающейся незаконной добычи водных биоресурсов. Все уголовные дела уже рассмотрены в судебном порядке. Нанесенный ущерб государству гражданами погашен.

Рыбак с семи лет, а теперь активный член Мурманского нахлыстового клуба Александр Зинин уже не первый год помогает инспекторам проводить рейды по поимке браконьеров. Рыболов настолько серьезно озабочен проблемами экологии и сохранения рыбных запасов, что собирается сам работать в рыбоохране Североморского района и перейти из любителей в профессионалы.

- Браконьерство на Кольском полуострове приняло просто катастрофические размеры, - считает Александр. - Острова Скалистый и Кильдин опутаны сетями, как паутиной. В них попадает и морская живность, и птицы, которые, естественно, погибают. Выйдите на трассу Мурманск - Петербург. Череда продавцов с норвежской, искусственно выращенной семгой. Спросите: «А кольская есть?» Из ближайших кустов тут же притащат рыбу, пойманную несколькими часами ранее на местной речке. Сеточники за раз могут вытащить до десяти хвостов. Большую или маленькую рыбу зацепят - им все равно: поймал, продал, купил водку… Места, где рыба отстаивается, друг другу по наследству передают. Семейный, так сказать, бизнес. Многие действуют группами по 4-5 человек. Один дежурит на сопке с биноклем и сотовым - предупредить, если что. Двое тралят реку. Четвертый ждет рыбу и готов ее прятать.

Порой доходит до комичного. Рыбаки стоят на реке Коле с удочкой и лицензией, а мимо бегут браконьеры с сетью и кричат: «Ну-ка, мужики, пригнитесь, мы бросать будем!» К нам много рыболовов-любителей едет из Москвы, Питера, Калининграда. Так некоторые потасовки с местными «брэками» прямо на реке устраивают. Рыбачить остаются, естественно, победители. Например, в прошлом году наш клуб проводил соревнования. Два дня перед этим участок был закрыт, чтобы рыба успокоилась. Везде развесили предупреждающие таблички, натянули вдоль реки желтую ленту. Я лично в составе группы энтузиастов и инспекторов сидел на берегу днем и ночью. Так браконьеры раз десять пытались залезть в воду с сетью. Когда поняли, что не удастся, сели на другой стороне реки и, распивая водку, кидали в нас камни и сыпали матом. Дикари! Для сравнения расскажу, что наш клуб, например, участвует в программе «Сохранение дикого атлантического лосося». Для себя пару рыбин, остальное - обратно в реку. Лов семги и кумжи по принципу «поймал-отпустил» осуществляется на специальные нетравмирующие крючки.

Пару лет назад вообще царила полная безнаказанность. На Уре и Западной Лице за два года я лично не встретил ни одного инспектора, хотя на каждой был раз двадцать за сезон. Лишь, пожалуй, в прошлом году Мурманрыбвод и Баренцево-Беломорское территориальное управление Росрыболовства основательно взялись за Колу и реки Североморского района - Ваенгу, Среднюю, Тюву. До пяти рейдов за сутки проводят. Идут инспектора, вместе с ними сотрудники милиции и чоповцы с оружием. Всем, кто приходит брать лицензию, сообщают номера телефонов, по которым можно обратиться за правоохранительной помощью. Правда, на реке с мобильной связью плохо. Часто, чтобы воспользоваться сотовым, надо взобраться на высокую сопку. Пока сумеешь связаться, пока кто-то прибудет, браконьер далеко ушел… А надо-то поймать его с рыбой!

Мы с друзьями тоже участвуем в таких рейдах. Минувшей осенью на реке Коле рыбачу, тут выходят из кустов два мужика и предупреждают, что здесь кидать удочки не надо, тут их сеть метров на двести стоит. Позвонил я в отдел внутренних дел города Колы. Приехали сотрудники ППС, инспектора рыбоохраны. Устроили засаду, целую операцию провернули. Этих браконьеров поймали. Идем через мост, нарушителей ведем, сети тащим. А внизу еще двое стоят в воде по пояс, на нас смотрят и сеть забрасывают. Прихватили и их, хотя один сбежать пытался.

Я, кстати, не виню только жителей приречных поселков. В том, что творится, виновато и государство. Представьте, если единственное предприятие закрылось, остались пара магазинов, школа да Дом культуры… Работы нет. И у большинства выхода другого нет, кроме как добывать себе на жизнь рыбалкой. Понятно, им не до покупки лицензии. Кроме того, политика некоторых туристических компаний, осуществляющих коммерческое рыболовство, направлена на то, чтобы отдавать преимущество иностранцам. В прошлом сезоне те ловили с мая по август. Нашим открыли лицензии в июне на две недели… И еще. Считаю, пока продажу красной рыбы вдоль дорог не прикроют, преступный бизнес будет процветать. В Норвегии садковая форель стоит в несколько раз дешевле, чем у нас. Давайте ее и здесь разводить в промышленных масштабах. Дешевая рыба перестанет стимулировать браконьерский промысел.

Из космоса виднее

Сотрудничество заинтересованных в охране природы Заполярья ведомств показало хорошие результаты и продолжает развиваться.

- Действительно, многое изменилось, - считает первый заместитель начальника УВД по Мурманской области Виктор Пестерев. - Постоянно совершенствуется законодательная база. Например, при внесении последних изменений в правила вылова морских биоресурсов правительство РФ учло большинство предложений рыбаков Севера. Появившиеся в результате новые правила, насколько мне известно, устраивают многих. УВД, как правоохранительная структура, старается создать заслон потоку преступлений и правонарушений, связанных с биоресурсами. В этом плане мы взаимодействуем с Россельхознадзором, Росрыболовством, ГИМСом. Налаживаются связи с недавно созданной природоохранной прокуратурой.

Помимо этого с пограничным управлением ФСБ заключено соответствующее соглашение о совместной деятельности и взаимопомощи. Мы не только обмениваемся информацией, но и при необходимости проводим совместные проверки. Составлены общие планы, идет адресная работа в отношении наиболее серьезных представителей организованного преступного мира, которые наносят существенный вред национальным интересам России. Милиция также использует предоставляемую пограничниками информацию спутникового мониторинга судов. Космическая система слежения позволяет получить данные о любых передвижениях судна. С недавних пор мы, милиция, получили возможность оперативно направлять пограничные суда для осмотра мест, где обнаружены подпольные рыбозаводы или бригады браконьеров. Результаты не заставили себя ждать.

Недавно вопрос о сотрудничестве в сфере охраны биоресурсов обсуждался руководством УВД с норвежской стороной.

- Специфика Баренцева моря заключается в том, что здесь трудятся и зарубежные, и наши моряки. Поэтому рыбодобыча должна регламентироваться общими правилами. Они должны быть едиными в отношении того и как вести лов, и как наказывать за нарушения, - говорит Виктор Пестерев. - Пока же законодательство двух государств весьма разнится. Если, скажем, по норвежским законам за административное нарушение предусмотрен штраф в размере нескольких тысяч норвежских крон, то у нас за аналогичное - несколько тысяч рублей. Норвежские правоохранительные структуры нас в начинании поддерживают. Недавно принято решение создать план сотрудничества, рассчитанный как минимум на три года. Один из его пунктов - наработка правовой нормативной базы. Подписание плана должно произойти в этом году.

Хорошо бы обеспечивать охрану семужьих мест Кольского полуострова за счет привлечения частного сектора, считает полковник Пестерев. Для рейдов можно использовать вертолеты турфирм, привлекать общественников. На реках Йоканьга и Западная Лица подобные мероприятия уже проводятся. Однако необходимо законодательно предусмотреть статус линейного помощника органов внутренних дел. Это подняло бы эффективность борьбы с браконьерством в отдаленных районах области в разы. Пока дружинники в основном ассоциируются лишь с охраной порядка на улицах. А почему бы не ввести специализацию по охране биоресурсов? Раньше подобные добровольцы активно помогали охотинспекторам. В Госдуме уже ждет рассмотрения проект соответствующего закона об охране общественного порядка, который будет определять права и обязанности общественников. Оговорены в нем и последствия за неповиновение их законным требованиям.

Проблем, требующих решения, остается немало. Есть и кадровая. Сегодня в составе УБЭПа УВД водными биоресурсами занимается небольшое отделение. Несколько сотрудников на всю область. Для кардинального изменения ситуации с браконьерством прорабатывается вопрос об увеличении штата специализированного подразделения до тридцати человек. По указанию начальника УВД сейчас детально просчитывается его необходимость с точки зрения нагрузки и последующей эффективности. Новый орган, возможно, станет самостоятельным центром, на который будут замыкаться различные подразделения милиции общественной безопасности, криминальной милиции и дежурные части.

Первый заместитель начальника УВД посетовал, что по-прежнему не отработан механизм сдачи на хранение изъятой крабовой и рыбной продукции. Не решен вопрос о месте ее уничтожения, оплате услуг санэпидемстанции и Мурманского ЦСМ, которые проводят для УВД по Мурманской области экспертизы и исследования изъятых морепродуктов. Однако в целом руководство УВД считает, что ситуация с биоресурсами в регионе все-таки стабилизировалась. Показателем этого можно считать поступление существенных и стабильных налогов от добывающих и перерабатывающих рыбу предприятий. Второй критерий оздоровления отрасли - снижение количества жалоб предпринимателей на действия чиновников или преступных элементов. Фиксируется меньше теневых движений денежных масс.

И все-таки, видимо, одними силовыми методами проблему решить не удастся. Пока действует психология: «Общее, значит, ничье. Ничье, значит, будет наше», - потребительски-варварское отношение к природе не искоренить. Значит, у задействованных в ее охране ведомств работы впереди хоть отбавляй. Без помощи друг другу им не обойтись.

Наталья БРАВИНОВА, референт пресс-службы УВД