Главным событием арктической навигации 1961 года для экипажа «Ленина» стало обеспечение высадки на льдину полярников дрейфующей станции «Северный полюс-10». Понятно, что такое решение было принято неспроста.

Предыдущие полярные станции высаживались на лед с помощью самолетов. Применение для этого атомохода, да еще в достаточно поздние для того времени сроки (экспедиция началась 29 сентября) должно было раскрыть новые возможности судна с ядерной энергетической установкой - в качестве базы обеспечения научных исследований Арктики. Базы, готовой не только поддерживать начало работы станции полярников на льдине, но и эвакуировать их с минимумом потерь и избежав аварийной остроты операций. При этом использование самолетов и вертолетов в операциях отнюдь не перечеркивалось. Наоборот, атомоход и самолеты дополняли друг друга, а для вертолетов ледоколы становились площадкой подскока, что существенно расширяло диапазон ледовой разведки и научных исследований малодоступных районов Арктики.

Ну хотя бы такая любопытная деталь той операции. Первую льдину для оборудования лагеря полярников отыскал экипаж самолета Ил-14, пилотируемый Героем Советского Союза Виталием Масленниковым. И самолет не только сумел сесть на нее, но и подавал сигналы «Ленину» как приводной радиомаяк.

Подробности операции довольно хорошо описаны, ведь на атомоходе находилась группа журналистов центральных газет, кроме одной детали, явно опущенной тогда по требованиям цензуры. О ней рассказывает в своей книге «Повесть о главном» Владимир Каратеев:

«Мы все знали, что льдина была найдена заранее самолетом Ил-14, приписанным к штабу морских операций. Говорили, что льдина надежна и, самое главное, свободна от ропаков и торосов на площади диаметром около трех миль. Найти ровное поле среди многолетних льдов - большая удача. Ведь это готовый аэродром - он необходим для станции на случай экстренной эвакуации. Я спросил:

- А что, - ранее найденную льдину раскололо сжатием?

- Нет, случилось непредвиденное. На ней высадились американцы.

- Какие американцы?

- Американские ВВС. Проводят учения, поставили палатки. Надо искать другую льдину.

- Разве они имеют право высаживаться в нашем секторе Арктики?

- Конечно. Это только на наших картах рисуют границу до самого полюса, а по международным законам территориальные воды ограничены прибрежной зоной, обычно в двенадцать миль.

Новая льдина оказалась не такой ровной, как первая. Пришлось выделить часть экипажа для расчистки взлетно-посадочной полосы. Ледокол стоял примерно в полутора милях от льдины - ближе подойти опасались, чтобы не повредить ее. Экспедиционное снаряжение и продовольствие сгрузили на лед корабельным краном и постепенно перевозили небольшим вездеходом к месту расположения станции.

Объем работ по милости американцев многократно возрос - ропаки и торосы не так-то легко сравнять, пришлось прибегнуть даже к взрывчатке. Без участия экипажа атомохода взлетно-посадочную полосу вряд ли оборудовать и за год».

Вот такое неожиданное подтверждение зарождавшегося международного соперничества в Арктике, которое сегодня в центре всех дискуссий на мировой арене.

По завершении непредвиденных мытарств и теплого прощания с полярниками экипаж атомохода приступил к выполнению второй задачи рейса. Предстояло расставить вдоль кромки многолетних льдов 16 дрейфующих автоматических радиометеостанций - ДАРМСов, которые начали применяться в Арктике с 1953 года. Однако новый этап научных исследований в Арктике, основанный на использовании приборов вместо людей, только начинался. Кроме очевидной экономии средств, заложенной в таком подходе, появлялась возможность чрезвычайно широко раздвинуть масштаб исследований и, значит, существенно нарастить статистическую базу наблюдений за природно-климатическими процессами в суровом и отдаленном регионе.

Но с самолетов ДАРМСы не расставишь - сбрасывать с воздуха даже прочную технику все равно что микроскопом заколачивать гвозди, а совершать целую серию посадок на лед рискованно, а по большому счету - просто невозможно. Только атомоход с его неограниченной автономностью плавания и большой проходимостью во льдах был способен решить пионерную задачу в организации научных исследований. «Ленин» ее успешно решил.

Не скрывая своего удовлетворения и через 20 лет, об этом напишет капитан атомохода Борис Соколов: «В условиях полярной ночи, пройдя с работами севернее Новосибирских островов, атомоход 5 ноября 1961 года поднялся за восьмидесятую параллель и на восточном подходе к мысу Арктическому - заветной точке каждого арктического мореплавателя - выставил последний запланированный ДАРМС».

* * *

В биографии первенца атомного ледокольного флота много славных свершений. Им посвящена приуроченная к юбилею книга мурманского журналиста Владимира Блинова «Ледокол «Ленин». Первый атомный», с фрагментом которой «Мурманский вестник» познакомил читателей 1 декабря. Предлагаем вниманию читателей еще несколько интересных страниц из нового издания.

Публикации по этой теме:

Любопытный адмирал "Мурманский вестник" от 01.12.2009

С полярниками на борту "Мурманский вестник" от 03.12.2009

Морская этика "Мурманский вестник" от 03.12.2009

Владимир БЛИНОВ