Накануне Нового года принято оглядываться на прошлое и заглядывать в завтрашний день. А что если соединить то и другое, совместить, по распространенному ныне выражению, два в одном? Такую парадоксальную возможность дают нам произведения фантастического жанра, а также документы Государственного архива Мурманской области. Попробуем же вспомнить, кто из писателей, работавших в этом жанре, приезжал к нам в Заполярье и какие проекты переустройства Мурмана предлагал. Это и будет сочетание минувшего с грядущим, тем более интересное, что и люди, и идеи связаны с нашим краем замечательные. В общем, давайте, почти как в известном голливудском фильме, отправимся назад - в будущее.

Вероятно, одно из первых «авторских» предвидений судьбы Мурмана принадлежит перу известного писателя Владимира Немировича-Данченко, который, проникая мысленным взором в будущее дикой заполярной окраины, предсказал, что «на берегах ее воздвигнутся торговые города… Глушь ее и захолустье прорежутся дорогами. Номады-оленеводы обратятся в оседлых промышленников, и на месте нынешнего царства смерти и безлюдья возникнет живая и кипучая деятельность трудового населения, явятся центральные рынки, и могучая воля человека сумеет вызвать к жизни и недра гранитных гор, и непроходимые дебри земли лопской. У мрачного полюса будет отнята человеком еще одна страна, еще раз мысль и энергия восторжествуют над слепыми силами природы!»

Немирович-Данченко проехал по Кольскому полуострову в 1873 году. Тогда, чтобы написать такое, нужно было обладать весьма богатым воображением и крепкой верой в будущее Русского Севера. Но - прошли десятилетия, и сказка стала былью. Настолько, что ныне, думая о сохранении окружающей среды, кое-что из совершенного хочется снова сделать сказкой…

В 1894 году в числе сопровождавших министра финансов Сергея Витте наш край посетил писатель и моряк Александр Конкевич. В том же году вышло второе издание его романа «Роковая война 18?? года», который он опубликовал под псевдонимом А. Беломор. В этой книге повествуется о сооружении на Мурмане главного военно-морского порта страны: «Местом для этого порта, после долгих изысканий и зрелых обсуждений, была избрана Мотовская губа… В заливе Новая Земля, переименованном тогда же в Александровский, как в самом удобном и обширном, предположено было устроить главную морскую квартиру, новый город - Александрию».

Вымысел стал реальностью всего через несколько лет. Пусть не в Мотовской губе, а в Екатерининской гавани, пусть не военный, а коммерческий, но город-порт, названный в честь императора Александра III, действительно появился. А потом на суровых берегах Мурмана возникли задолго до того описанные писателем военно-морские базы русского флота. Кстати, сам он в ту пору уже имел фамилию Конкевич-Мурманский. Право именоваться так за заслуги в проектировании и строительстве Мурманской железной дороги пожаловал ему император Николай II.

Могла осуществиться и еще одна идея Конкевича - прорыть канал на перешейке между полуостровами Средний и Рыбачий. Ее обсуждали на протяжении многих лет. Еще в 1920 году в докладе Дорожностроительного отдела Муруезд-исполкома сообщалось: «Желательно в ближайшем времени провести изыскания по прорытию канала на Рыбачьем полуострове, что много будет способствовать каботажному флоту». А в историко-географическом обзоре Печенги, написанном в 1946 году сотрудником Мурманского филиала географо-экономического НИИ Ленинградского университета Л. П. Альтманом, содержалась рекомендация соорудить «канал между Большой Волоковой губой и бухтой Большое озерко Мотовского залива».

Сменившаяся в 1917-м эпоха дала новый толчок развитию фантастики. Первый советский роман этого жанра «Аэлита» был опубликован в Москве в 1922-23 годах, двумя годами позже вышел другой - «Гиперболоид инженера Гарина». Их автор Алексей Толстой побывал на Кольском полуострове в 1933 году во время подъема ледокола «Садко». Кандалакшанка Юлия Соболь, в доме матери которой он жил, вспоминала: «Лично сам А. Н. Толстой фотографировал наш дом и всю семью. Он был немного глуховат. Очень любил, когда я играла на гитаре и пела песню «Очи черные», неоднократно, сидя рядом со мной, подпевал эту песню, прикладывая ладонь к уху… Однажды самовар очень долго не кипел, А. Н. Толстой взял сапог моего старшего брата и раздувал им самовар, после чего был сплошной смех».

Впрочем, Алексей Николаевич не оставил проектов переустройства Мурмана. В отличие от Александра Романовича Беляева. Писатель, ставший со временем, что называется, классиком жанра, жил в Мурманске в 1931-32 годах и регулярно публиковался в газете «Полярная правда». К примеру, в очерке «Голубой уголь», напечатанном 11 марта 1932 года, Беляев называл Кольский Север «счастливым местом», где ветер дует круглый год с силой, вполне достаточной для вращения ветряков и генераторов. «Ветер здесь работает без выходных дней», - отмечал он и выдвигал идею создания «аэроэлектростанции» при помощи хитроумного соединения ветряка с насосом. «Ветер, который был нашим бичом… крепко взнузданный, будет служить нам… пилить доски на лесопильном заводе, поднимать воду в наши дома, отоплять, освещать их, разгружать траулеры и вагоны, нагружать океанские пароходы».

Эта идея Беляева, как и многие другие его «придумки», близка к реальной жизни и имела все возможности осуществиться еще в то время: в 1932 году в Полярное был доставлен первый ветряк. Однако исправно работающая «мельница» в районе гостиничного комплекса «Огни Мурманска» остается пока единственным «памятником» той беляевской мысли. Из других его «заполярных» придумок припомним идею создания мурманского зоопарка, озеленения в ту пору совсем лишенного растительности окружного центра, конструирования локатора - «всевидящего глаза» рыбака. Что-то осуществилось, что-то нет, но след в жизни нашего края Беляев оставил прочный.

Из других фантастов того поколения вспомним Александра Казанцева с его «арктическим мостом» - подводным тоннелем, протянувшимся из Мурманска в США, Григория Адамова, автора «Тайны двух океанов», последний роман которого «Изгнание владыки» повествует о грандиозных работах по утеплению Арктики. Мурманск у Адамова - одна из основных баз небывалого строительства. Готовясь к работе над «Изгнанием…», писатель совершал дальние и трудные поездки на оленях по Кольскому полуострову и Большеземельской тундре, выходил в море на рыболовецких сейнерах. А замечательный ученый Владимир Обручев, написавший «Плутонию» и «Землю Санникова», оставил нам нереализованный план повести «Солнце гаснет». Канва такова: из-за «потухания» Солнца на планете начал необратимо меняться климат - великое оледенение сопровождалось усиленным ростом ледников, в том числе и в Хибинских горах. Для того чтобы выжить, мурманчане, как и другие жители планеты, переселились под землю…

Другие времена - другие песни. Летом 1971 года теплоход «Сегежа» Мурманского морского пароходства отправился в обычный рейс по Северному морскому пути. Но на его борту находился тогда необычный пассажир - Игорь Можейко, более известный любителям фантастики как Кир Булычев. Человеком он был общительным и быстро нашел общий язык с членами экипажа, ненавязчиво, но внимательно наблюдал за моряками и их работой. На берег он сошел в Хатанге.

Спустя три года в адрес пароходства пришла из Москвы бандероль, в которой лежали несколько экземпляров фантастического романа «Последняя война». В предисловии сообщалось, что «эта книга об обычном космическом рейсе 2070 года… о моряках космоса - внуках тех, кто сегодня спускается на берег в Мурманске или Ливерпуле… А так как автор сознательно подчеркивает сходство труда сегодняшних моряков и завтрашних космонавтов, возможны совпадения имен героев с именами живущих ныне…»

И совпадения не замедлили обнаружиться. На космическом корабле «Сегежа» покоряли межпланетное пространство люди с фамилиями и должностями настоящих моряков - капитан Загребин, второй механик Антипин. А судовой врач Павлыш и вовсе затем кочевал из одного произведения Булычева в другое.

Позже писатель неоднократно обращался к мурманской тематике, а в романе «Галактическая полиция» в подробностях описал созданную на Кольском полуострове ретро-дорогу - с паровозами, теплушками, голограммами советских лидеров сталинских времен… Все это было призвано напоминать людям будущего о связанных с ГУЛАГом ужасах прошлого.

Накануне перестройки фантастика пользовалась у наших земляков огромной популярностью. В 1981 году в области с успехом прошли Дни научно-фантастической литературы. Их участниками стали известные писатели Дмитрий Биленкин, Георгий Гуревич, Сергей Снегов. В рамках Дней в Мурманском краеведческом музее работала международная художественная выставка «Время - Пространство - Человек», состоялся «круглый стол» о роли научно-фантастической литературы в воспитании молодежи. Уезжая, гости благодарили мурманчан «за теплый прием, за… горячую заинтересованность, с которой они относятся к нашему нелегкому жанру».

Оценивая сегодняшнюю жизнь, можно, пожалуй, повторить вслед за классиком: «Наше время трудновато для пера…» Кризисы и неурядицы, имеющие место в реальности, переносятся затем на бумагу. Фантастика и фэнтези полны мрачных, эсхатологических настроений. Касаются они и Кольского полуострова. Йон Колфер, автор цикла книг о гениальном мальчике Артемисе Фауле, не заметил в Мурманске ничего, кроме проспекта Ленина, холода, радиации и русской мафии. Дмитрий Глуховский в «Метро 2034» и вовсе утверждает, что после ядерной катастрофы останется «воронка… оплавленная вместо Мурманска». Правда, он же отводит роль спасителей цивилизации городу Полярные Зори и Кольской атомной электростанции, уцелевшим во всемирном рукотворном аду. Но хочется верить, что все будет не так страшно. Хочется, особенно накануне праздников, других, более оптимистичных прогнозов.

И они есть. К примеру, в книге Андрея Максимушкина «Белый реванш» Советский Союз, преодолев внутренний кризис, успешно развивается, и его лидеры ездят в Мурманск на выходные - порыбачить. А в трилогии Александра Зорича «Завтра война», «Без пощады» и «Время - московское!», действие которой происходит в XXVII веке, курсанты расположенной на Новой Земле академии военно-космических сил летают в Мурманск, ставший к тому времени красавцем-мегаполисом, в увольнение, а на Рождество и Пасху стоят службу в мурманском православном храме Андрея Рублева.

Конечно, рамки одной статьи слишком малы для того, чтобы вспомнить обо всех писателях-фантастах, когда-либо бывавших в нашем крае, описать все их «мурманские» идеи. Но, думаю, написанного достаточно, чтобы понять: Кольский полуостров занимает в фантастической литературе свое, одному ему свойственное место. Его будущему уделялось в произведениях этого жанра немалое внимание. Что ж, пусть сбудется все хорошее и доброе, а плохое, даже если это только книжный вымысел, пусть останется в прошлом.

Фото:
Вокзал оставят как памятник.
Фото:
«Арктика» и в будущем - «Арктика».
Дмитрий ЕРМОЛАЕВ, сотрудник Государственного архива Мурманской области