Весной на борту атомного ледокола «Ленин» планируется завершить создание информационного центра по освещению проблем ядерной и радиационной безопасности Мурманской области. По сути, это будет мультимедийный кинотеатр. Большой экран, панорамная трехмерная проекция, компьютерная графика, анимация, стереозвук, интерактивные возможности - все это позволит полностью погрузить зрителя в виртуальную реальность, сделать знакомство с «атомными вопросами» интересным и запоминающимся. Впрочем, не только с ними: предусмотрены также программы по астрономии, естествознанию и страноведению на русском и английском языках. Подобные центры уже работают в Томске, Воронеже и Москве.

Возможно, когда такой образовательный центр появится в нашем крае, перенасыщенном всякого рода ядерными объектами, экологи, атомщики да и все северяне смогут лучше понимать заботы и тревоги друг друга. Пока же это не так. Пока все, что связано с атомной энергетикой, и в Мурманской области, и в России в целом подвергается жесткой критике со стороны различных неправительственных организаций (НПО). Жесткой, но достаточно ли объективной? Свою точку зрения по этому поводу высказывает секретарь общественного совета по вопросам безопасного использования атомной энергии в Мурманской области Сергей Жаворонкин.

Давайте попробуем оценить аргументы оппонентов с помощью сравнения. Первый тезис НПО заключается в том, что атомная энергетика нынче непопулярна в мире, и ведущие страны отказываются от планов ее развития.

Итак, сегодня во всем мире работает 438 ядерных реакторов, которые сосредоточены в 30 государствах. На долю атомных станций приходится около 16 процентов всей вырабатываемой электроэнергии. Причем в некоторых странах они производят львиную долю электричества: к примеру, во Франции - 78 процентов, в Бельгии и Швеции - по 55, в Швейцарии - 40, в Великобритании, Испании и США - по 20. В России же всего 16. Даже в соседней Финляндии больше - 27 процентов!

И большинство государств намерены лишь развивать эту сферу. Взять Нидерланды - вроде бы страна с развитой альтернативной энергетикой и эффективной политикой энергосбережения. Но она имеет АЭС и планирует строительство к 2018 году новой. Или Объединенные Арабские Эмираты - они же буквально купаются в нефти. Но тоже к 2017 году намерены построить АЭС. Особенно активны страны с растущей экономикой - Индия, Бразилия, Китай. Только Китай до 2030 года собирается создать более 100 новых станций. Даже в Африке ими намерены обзавестись 17 стран.

Что уж говорить о Южной Корее, которая сейчас имеет 20 атомных энергоблоков, в стадии строительства находится 6 и планируется создание еще 11. Вы только посмотрите на географическую карту и оцените площадь территорий и количество энергоблоков в этой стране и соседней Японии. Да сопоставьте с сейсмической активностью того региона. Не думаю, что политики, бизнесмены и общественность этих стран наивнее некоторых наших «экспертов» и «координаторов».

А что Соединенные Штаты? Оказывается, по планам новой администрации до 2020 года в стране должен быть введен в эксплуатацию 21 реактор. Заявки на получение подряда и государственных гарантий на сумму в 122 миллиарда долларов уже подали 17 компаний.

В целом в мире в настоящее время строится 44 атомных реактора.

Второй тезис, продвигаемый НПО: продлять проектные сроки эксплуатации атомных энергоблоков не следует.

Но многие страны не только делают это, но и модернизируют существующие атомные электростанции, увеличивая их проектную мощность. В их числе США, Франция, Испания, Финляндия и другие.

Скажем, Финляндия сделала это в отношении энергоблоков станции в Ловиизе, которые по техническим характеристикам аналогичны блокам Кольской.

Испания, страна с развитой альтернативной энергетикой, продлила проектные сроки АЭС «Горонья», запущенной в эксплуатацию в 1970 году. Инвестиции в повышение ее безопасности за последние десять лет составили 150 миллионов евро. Планируется вложить в 2011 году еще 50 миллионов. По мнению испанских экономистов, продление эксплуатации выгодно. Замечу при этом, что «Горонья» старше Кольской АЭС и тоже «чернобыльского поколения», как любят называть такие станции на своих митингах и презентациях некоторые «эксперты».

Третий тезис касается того, что развитие атомной энергетики не должно ассоциироваться с борьбой за изменение климата.

Но получается, что ООН другого мнения. Ее рабочая группа межправительственной комиссии по изменению климата представила доклад «Изменение климата 2007: Смягчение изменения климата». В арсенал борьбы с глобальным потеплением в энергетической сфере наряду с возобновляемыми источниками энергии, повышением энергоэффективности и технологией изоляции углекислого газа авторы доклада включили и атомную энергетику.

Не все, возможно, согласятся с таким подходом, но посмотрим на цифры. АЭС России, в том числе и Кольская, ежегодно предотвращают выброс в атмосферу 210 миллионов тонн углекислого газа. По этому показателю Россия находится на четвертом месте в мире. Лидером являются страны Европы, где действующие атомные станции позволяют предотвратить выброс 1,23 миллиарда тонн углекислого газа ежегодно. На втором месте США - 900 миллионов, на третьем Япония - 440 миллионов тонн в год. В целом во всем мире атомная энергетика позволяет уменьшить выброс углекислого газа на 3,4 миллиарда тонн. Кстати, рыночная стоимость квоты на выброс одного миллиона тонн в настоящее время составляет от 20 до 45 миллионов евро. Можно добавить, что еще в 2008 году еврокомиссар по энергетике Евросоюза Андрис Пиебалгс отмечал, что ядерной энергетике надлежит сыграть важную роль в предотвращении выбросов в атмосферу газов, вызывающих так называемый парниковый эффект.

Четвертый тезис оппонентов заключается в том, что при расчетах эффекта от атомной энергетики в отношении «климатических газов» не учитывается весь цикл от добычи до производства электроэнергии. Но ведь и при оценке производства энергии на базе угольной, газовой и мазутной генераций «климатические газы» от добычи и транспортировки углеводородного сырья тоже не учитываются.

В своем пятом аргументе НПО апеллируют к деньгам налогоплательщиков, которые тратятся на «опасную атомную энергетику».

Однако деньги налогоплательщиков в этих целях расходуются во всем мире. Вот свежий пример из США. 16 октября прошлого года комиссия по коммунальным услугам Флориды разрешила двум крупнейшим энергокомпаниям штата собрать с налогоплательщиков в 2010 году более 270 миллионов долларов в рамках финансирования строительства новых АЭС. Планируется, что два новых энергоблока АЭС «Терки-Пойнт» общей мощностью 2200-3000 МВт будут пущены в эксплуатацию в 2018 и 2020 годах. Стоимость проектов оценивается в 12-18 миллиардов долларов соответственно.

Но такие сведения в презентациях «экспертов» почему-то отсутствуют. Мы лишь слышим об отказе от планов развития атомной энергетики в Германии и Швеции. Хотя, как известно, и там намечается пересмотр ранее принятых решений.

И наконец, шестой тезис НПО: атомная энергетика наиболее экологически опасна, поэтому население ее не приемлет.

Тезис во многом спорный и требует отдельного и более тщательного рассмотрения. Население состоит из отдельных людей, и кто-то достаточно сведущ в этих вопросах, а кто-то просто услышал пару громких лозунгов. От этого ведь тоже во многом зависит отношение к проблеме. В качестве примера приведу только один факт, простите, опять из США. Школьные учителя Техаса, Виржинии и Аляски вложили свои пенсионные отчисления в акции сравнительно небольшой по международным меркам компании Fortum. Той, что управляет атомной электростанцией Ловииза, построенной в Финляндии по советскому проекту тридцать лет назад. И думаю, что они не прогадали, получая гарантированные дивиденды в условиях кризиса. Так что люди, разобравшиеся в сути дела, не только приемлют мирный атом, но порой и зарабатывают на нем.

По прогнозам, нынешняя атомная энергетика на тепловых нейтронах просуществует не более 30-50 лет. За этим этапом последует другой, и реализовывать его будут уже те, кто сегодня учится в школах. Но они должны иметь научную и производственную базу, чтобы сделать следующий шаг. И если мы сейчас ее ликвидируем, то отстанем от ведущих стран и вынуждены будем вновь все покупать у них. Предыдущие два десятилетия и так нанесли существенный удар по этим направлениям. Но пока потенциал для возрождения еще есть.

В настоящее время доля России в мировой «цепочке атомного бизнеса» такова: мы занимаем 40 процентов рынка обогащения урана, 28 процентов сооружения АЭС, 17 процентов рынка ядерного топлива, 8 процентов мировой добычи урана.

Развитие атомной энергетики - это задел для прорыва в энергетику будущего. Во главу угла при этом, конечно, должна быть поставлена безопасность. И политики, и ученые, и специалисты, работающие в атомной энергетике, по моему убеждению, это понимают. И именно в работе над решением проблем повышения безопасности может быть использован потенциал, в том числе и НПО.

Но было бы неправильно говорить, что развитие энергетики России будет проходить только за счет атомной. Необходимо развивать и другие виды, в том числе и относящиеся к альтернативным. Правительство РФ приняло программу развития альтернативной энергетики, которая предполагает увеличение ее доли в энергобалансе страны до 4,5 процента к 2020 году. Правда, пока ожидаемые результаты весьма скромны по сравнению с европейскими и американскими. Так, страны ЕС к 2020 году планируют на возобновляемых источниках получать 20 процентов от производимой электроэнергии, а США к 2025 году -25 процентов.

Но повторюсь, что в сценариях развития мировой энергетики специалисты основным направлением выделяют создание так называемой низкоуглеродной энергетики. А развитие производства энергии на атомных станциях как раз и относится к этому направлению.