Январским днем 1942 года в Мурманский торговый порт пришел первый полярный конвой. Тогда мурманчане впервые услышали иностранное слово «ленд-лиз». На английском оно означает давать взаймы и предоставлять в аренду. Впрочем, перевод тогда мало кого интересовал. Для наших людей это слово означало американские танки, самолеты, боеприпасы, продукты и многое другое, что было позарез необходимо в смертельной схватке с гитлеровской Германией.

Когда она напала на Советский Союз, политические и идеологические разногласия сами собой отошли на второй план. Угроза порабощения заставила идеологических противников стать союзниками в общей борьбе. 12 июля наше правительство подписало англо-советское соглашение о совместных действиях против Германии. А 14 августа президент США Франклин Рузвельт и премьер-министр Великобритании Уинстон Черчилль обнародовали Атлантическую хартию, в которой две страны выразили стремление оказать СССР помощь вооружением и техникой.

Как только стало очевидным, что вскоре к нам начнут поступать грузы, возник вопрос о маршрутах доставки. Самый близкий и относительно безопасный путь из Америки в СССР пролегал через Тихий океан. Но из пяти советских тихоокеанских портов только Владивосток имел железнодорожную связь с фронтом. Другой маршрут проходил через Персидский залив и Иран. Самым целесообразным являлся третий маршрут - через воды Норвежского и Баренцева морей в Архангельск и Мурманск. Суда преодолевали путь от Англии и Исландии за 10-12 суток. Если, конечно, повезет, если не встретится на пути фашистская подлодка или корабль.

Первый караван получил экзотическое имя «Дервиш». 12 августа 1941 года суда отошли от причалов английского порта Ливерпуль. 21-го только что организованный конвой покинул Исландию, лег на курс, и через 10 дней шесть британских пароходов и один голландский благополучно прибыли с грузами в Архангельск.

Позднее конвою был присвоен литер PQ-0. Кстати, занимательна история возникновения этого обозначения. В то время планированием конвойных операций для Советского Союза занимался британский офицер Питер Квилин (Peter Quellyn). Недолго мудрствуя, он взял свои собственные инициалы PQ: так стали именоваться караваны, шедшие в советские порты, а обратные - QP. Правда, с конца 1942-го конвои в СССР стали обозначать буквами «JW», а следовавшие назад - «RA».

До исхода 1941 года Архангельск успел принять еще шесть караванов. Но зима тогда оказалась крайне суровой. Северную Двину сковали льды. Для проводки судов не хватало ледоколов. Взоры Государственного комитета обороны обратились на незамерзающий Кольский залив. К тому времени нашему городу-порту исполнилось всего 25 лет, но это была уже четвертая война в его короткой биографии: Первая мировая, Гражданская, финская и теперь - Великая Отечественная.

В декабре в Мурманск прибыла комиссия, которую возглавлял знаменитый летчик Илья Мазурук - начальник управления полярной авиации и заместитель начальника Главсевморпути. Необходимо было выяснить возможности торгового порта принимать конвои. Но специалистов ожидала неутешительная картина: он был практически законсервирован. Механизация и оборудование оказались отправлены в Архангельск и Кандалакшу, рабочие либо эвакуированы, либо призваны в армию. В наличии было только 400 человек.

Начальник Главсевморпути Иван Папанин доложил о ситуации в Москву члену ГКО Анастасу Микояну и получил указание срочно выехать из Архангельска в Мурманск. Ему было приказано принять все меры к восстановлению порта. В середине декабря Папанин со своим штабом прибыл в Мурманск и совместно с руководством порта приступил к работе.

Постановление ГКО о реэвакуации оборудования из Архангельска и доставке людей из тыловых областей изменили обстановку. 6 января из Рязанской области для работ в порту прибыли 1819 человек, на следующий день из Архангельска еще 480 - в основном женщины и девушки. На их плечи и легла вся тяжесть портовой работы. Трудились они под постоянными налетами вражеской авиации, довольствовались жесткими бытовыми условиями, скудным пайком.

Первым судном с ленд-лизовскими грузами, пришедшим в Мурманск во время войны, был пароход «Декабрист» (позднее, 4 ноября 42-го, его торпедировали у острова Надежды). Первым иностранным - норвежский пароход «Мирло», ходивший под английским флагом.

А 11 января 1942 года в порт пришел первый караван - РQ-7. В его состав входили советский пароход «Чернышевский», британские «Импайр Холленд», «Импайр Ховард», «Импайр Активити», «Импайр Реджшамк», «Ботавен» и «Ютланд», а также суда под панамским флагом «Анероид» и «Рейг Куанти». Один танкер из этого каравана был потоплен фашистской подводной лодкой.

Второй караван на рейде Кольского залива появился спустя неделю: 18 января пришли наш «Старый большевик», английские пароходы «Харматрис», «Бритиш Уоркман», Дартфорд», «Саутс Гэйт» и панамские «Эль Альмиранте», «Колд Харбор» и «Ларранога».

В трюмах и на палубах этих транспортов находились танки, самолеты, амуниция и продовольствие. Все это перегружалось в железнодорожные вагоны и отправлялось на фронт.

Конечно, моряки радовались прибытию в порт, хотя прифронтовой Мурманск и не означал полной безопасности. Тем более что, когда город стал пунктом перевалки военных грузов, налеты фашистской авиации на город и порт стали еще более яростными. И все-таки рядом был берег, где можно найти укрытие.

А на протяженной арктической трассе среди ледяных волн укрыться было негде. Немецкие подводники, применяя тактику, которую сами называли «волчья стая», рыскали в поисках добычи и безжалостно уничтожали все, что попадалось на пути. В этом их поддерживали и надводный флот, и авиация. Всем, пожалуй, известна страшная трагедия каравана PQ-17, разыгравшаяся 5 июля 1942 года. Из 39 торговых судов только 11 смогли дойти до Кольского залива. Сотни моряков погибли в холодных водах Арктики. На дно ушли 210 самолетов, 430 танков, 3350 единиц транспортных средств и почти миллион тонн грузов.

Активное участие в ленд-лизовских перевозках и снабжении Северного флота принимали и экипажи Мурманского морского пароходства. 13 наших судов так и не вернулись больше в родной порт. Многие моряки, ходившие в период Великой Отечественной войны в караванах, кому посчастливилось уцелеть, имели ранения или увечья. Многие были награждены советскими и иностранными орденами и медалями. Но когда стихли выстрелы, оказалось, что собственное государство не считает их участниками войны. Только в 1978 году была восстановлена справедливость - их приравняли к фронтовикам.

Память об арктических конвоях живет в нашем Мурманске. Прекрасно помню, как 7 мая 1975 года перед зданием Дома культуры моряков были подняты государственные флаги СССР и РСФСР, Австралии, Великобритании, Канады, США и Норвегии. При стечении множества мурманчан состоялось открытие скульптурного сооружения в память о совместной борьбе стран антигитлеровской коалиции против фашизма во Второй мировой войне. Спустя несколько лет появился еще один памятник, посвященный участникам конвойных операций, - в сквере около кинотеатра «Родина». Он был открыт 9 мая 1990 года во время традиционной встречи участников союзнических конвоев.

Фото: Ещенко С. П.
В память о совместной борьбе стран антигитлеровской коалиции.
Рашид САЛЯЕВ