(Продолжение. Начало в № 31.)

2. Недавние зэка становятся героями

Другим направлением разведывательно-диверсионных групп управления НКВД по Мурманской области являлось финское. Отличительной особенностью комплектования забрасывавшихся в Финляндию боевых групп было широкое использование бывших заключенных. Они стали еще одним резервом усиления сопротивления врагу. К результатам их деятельности изначально предъявлялись высокие требования. В одном из директивных документов НКВД указывалось, что «поскольку группы будут формироваться из лиц, отбывавших сроки наказания в ИТЛ, перед ними должна ставиться задача как можно более глубокого проникновения в тыл противника с требованиями наиболее эффективных диверсионных действий». Такая установка определяла завышенные планки многих заданий группам 4-го отдела УНКВД и большое количество потерь.

Имеется упоминание о том, что часть групп длительное время находилась на передовых позициях 14-й армии и активно использовалась в боях. Было возбуждено ходатайство перед штабом фронта о награждении медалью «За отвагу» бойца спецотряда УНКВД Баканчикова, отличившегося в бою у деревни Талвикюля. Он спас с риском для своей жизни 23 раненых красноармейца и вынес с поля боя их боевое оружие. Однако документов с описанием подвига этого бывшего заключенного и более подробной информации о фактах передачи личного состава ДРГ УНКВД военному командованию пока не обнаружено.

Многие из находившихся в лагерях ГУЛАГа подавали заявления с просьбой направить их на фронт. Сначала такие просьбы не рассматривались, поскольку не существовало юридической основы для их удовлетворения. Но Указ Верховного Совета СССР от 24 ноября 1941 года разрешил и регламентировал отбор и освобождение заключенных для использования на фронте. При этом принимать решения об освобождении из ИТЛ могло только военное командование.

На Кольском полуострове это выглядело так. Сначала сотрудники существовавших в лагерях оперчастей, а также районных подразделений УНКВД отбирали и изучали кандидатов, отвечающих конкретным требованиям. Основными из них были хорошая физическая подготовка, выносливость и умение ходить на лыжах. В первую очередь рассматривались бывшие военнослужащие, особо приветствовалось знание радиодела. И поскольку воевать предстояло на занятой противником территории, где легко можно было перейти на сторону врага, кандидаты должны были быть «политически благонадежными».

Письма с просьбами направить в распоряжение УНКВД конкретных лиц готовились на имя областного военного комиссара Куликова или члена военного совета 14-й армии дивизионного комиссара Крюкова. Решение об освобождении принималось на удивление просто, резолюцией на письме УНКВД (дословно): «Зачислить в Кр. Армию и передать в органы НКВД. Дата. Крюков».

Многие из бывших заключенных погибли в боях, многие были награждены, и в целом они воевали хорошо. Но их боевые действия описаны очень скупо. Зачастую в делах сохранились лишь письменный приказ с поставленной задачей и короткий рапорт-донесение о выполнении (или невыполнении) задания и потерях.

Элитой разведчиков-диверсантов были командиры групп Н. П. Васильев, Б. М. Гаврилов, Михненко, Клименко (инициалы в документе не указаны. - В. Ф.), А. С. Матвеев, С. Т. Мещеряков, А. Ф. Попов, П. О. Силин.

РДГ создавались для помощи действующей армии, поэтому армейцы всячески помогали их формированию. Так, в сентябре 1941 года начальник УНКВД майор госбезопасности Ручкин обратился с письмом к командующему 14-й армией генерал-майору Панину: «4 отделом УНКВД создаются диверсионные группы для диверсионных актов и нарушения коммуникаций в глубоком тылу противника по заданиям военного командования. В настоящее время имеется одна такая группа и создается вторая, но этот процесс тормозится из-за отсутствия для нее экипировки и продовольствия. На запрос о необходимых для этого средствах наркомат ответил, что данный вопрос должен быть разрешен на месте Военным советом. Прошу принять на котловое довольствие в одной из воинских частей 40 бойцов диверсионных групп и выделить обмундирование для них». Такая помощь чекистам была оказана.

В одной из вышедших ранее в Мурманске книг описано неудачное нападение на немецкий аэродром в Луостари группы УНКВД, состоявшей из бывших зэков. Те, как рассказывается, на отдыхе не выставили охранение, вели себя шумно, жгли костры, т. е. демаскировались, вели себя беспечно и непрофессионально. В книге утверждается, что то была первая и последняя попытка использовать в разведке заключенных.

Архивные документы свидетельствуют: это не так. Что же касается конкретно упомянутой проваленной операции, то что-либо комментировать трудно, поскольку следов ее проведения обнаружить в архиве УФСБ не удалось. При этом там имеются материалы совершенно противоположного характера - об успешных рейдах к аэродрому в Луостари именно в это время.

Так, 21 июля 1941 года в тыл противника была направлена группа под командованием старшины Клименко. Перед ней ставилась задача установить численность войск в районе Луостари, расположение аэродрома и бензохранилищ, количество самолетов, а если позволит обстановка, то захватить “языка”. В районе действия надлежало заминировать проселочные дороги, при обнаружении телефонной связи перерезать провода.

Группа прибыла в заданное место 27 июля, обнаружила аэродром и до десяти хорошо замаскированных самолетов, склады и радиостанцию. На шоссейной дороге зафиксировала двигавшуюся в направлении Петсамо большую колонну немецкой пехоты. На обратном пути провела минирование дорог. Мелких групп противника для захвата «языка» диверсанты не обнаружили.

31 августа было решено забросить в район Луостари - Салпиярви разведгруппу Силина, в которую входили Кондаков, Соладовников, Халто, Уксхуд, Халта, Биргет, Скоре, Юлилокка, Кюреля, Салминен. Задание - вести разведку, в том числе с помощью подслушивания телефонных переговоров на линии вдоль тракта на Петсамо. Цель - установить места дислокации воинских подразделений, складов боеприпасов и продовольствия, уничтожать мелкие группы противника, захватить в плен и доставить в Мурманск одного-двух финских солдат. Разведчику Халто поручалось зайти вместе с Кюреля в дом местных жителей и опросить их, предложив до тысячи финских марок за сведения о расположении войск и аэродромов. Однако последняя часть задания не была выполнена, так как население в том месте было финнами эвакуировано, а дома сожжены.

27 сентября 1941 года разведгруппе Михненко в составе семи человек дали задание осуществить разведку на территории Финляндии. Бойцы, одетые в советскую и финскую военную форму, вели визуальные наблюдения и, если позволяла обстановка, заходили в деревни, чтобы получить сведения в беседах с местным населением. Они добыли информацию о районах Луостари, Салмиярви (никелевые разработки) и Петсамо. Обнаруженные полевые провода телефонных линий были перерезаны.

В одном из документов есть упоминание, что в ноябре в финский тыл была направлена группа численностью 30 человек, в том числе 6 норвежцев. Разведчики обнаружили и нанесли на карту два немецких аэродрома, а также места замаскированных стоянок, выяснили количество базирующихся там самолетов, после чего вернулись на базу. Однако приказ и отчет о проведении данной операции не обнаружены. Возможно, это была тренировка-испытание перед заброской в Северную Норвегию.

Как видим, все четыре «луостарские» группы УНКВД в 1941 году враг не обнаружил, и они без потерь вернулись на свою территорию, что было бы невозможно в случае плохой подготовки и отсутствия дисциплины.

(Продолжение следует.)

Чекисты в боях за Кольский Север

Начало "Мурманский вестник" от 20.02.2010

Продолжение "Мурманский вестник" от 25.02.2009

Продолжение "Мурманский вестник" от 02.03.2009

Окончание "Мурманский вестник" от 04.03.2009

Виктор ФЕДОРОВ