Подъезжаем к Ловозеру - и будто небо становится ниже, ближе к заснеженной земле. Кажется, руку вытяни - достанешь. В этом древнем краю связь человека с силами природы вообще гораздо тесней - здесь привыкли одухотворять реки, травы, камни и звезды. Наверное, оттого тут и солнышко греет жарче, и полярные сияния самые яркие на Кольском полуострове, а животные понимают человеческий язык и не боятся людей.

В минувшую субботу в Ловозере прошел День оленевода, по традиции совпадающий с мероприятиями Праздника Севера. Лыжные гонки, метание аркана на хорей, стрельба из арбалета, прыжки через нарты - участвовать могли все желающие, от мала до велика. Главным событием, как всегда, стали гонки на оленьих упряжках - самый экзотический для зрителей и одновременно самый традиционный для нашего края вид спорта. Единственные состязания, на которых болельщики больше внимания обращают не на спортсменов, а на их рогатый транспорт.

На этот раз трассу проложили не на стадионе - его заняли лыжники, а правее, так, что основная часть маршрута была, к сожалению, скрыта от глаз зрителей, сгрудившихся у линии старта. Те, кто посмелее, пробирались по сугробам вперед, чтобы взору открывалась широкая заснеженная пустошь, по которой летели упряжки.

Стартовали 19 участников, однако не все благополучно прошли дистанцию с первого раза. Норовистые олени выбрасывали седоков из саней, а то и просто уносили в тундру, уходя с трассы. И судьям, тщетно дожидавшимся возвращения очередного «ковбоя», приходилось отправлять за ним десант на снегоходе. После основных заездов невезучим гонщикам предоставляли вторую, а то и третью попытку - но, словно заколдованные, раз потерпев неудачу, они вновь оказывались поверженными. Зато ездоки, которым удача улыбнулась, любовно поглаживали своих животных на финише. А те лизали снег, стараясь, охладить разгоряченное тело, тяжело дышали, пуская пар из расширенных ноздрей.

В загоне, где олени дожидались старта, от них было не оторвать детишек. Без всякого страха малыши гладили рогатеньких по теплой шкуре, обнимали за шею - а те лишь поводили головой да внимательно посматривали на толпу зевак умными карими глазами. Полудикие животные, которые половину своей жизни проводят в тундре, на вольном выпасе, при этом одни из самых добрых и послушных - олень почти никогда не обидит человека, тем более ребенка.

Даже внешне эти миниатюрные, низкорослые «саамские лошадки» кажутся такими безопасными, прирученными... Внешняя хрупкость обманчива, ветвистые рога грациозных олешков столь грозное оружие, что многие ездовые олени вместо пары носят по одному рогу, второй погонщики специально спиливают, чтобы идущее в упряжке животное не ранило соседа.

Северное небо, нетронутый сказочный снег, позвякивание колокольчиков на шеях у животных, резкие гортанные вскрики погонщиков... Одного не хватало для завершения картины - ярких красок национальной одежды. В самом деле, если раньше представители оленного народа в торжественные дни всегда надевали традиционные костюмы, то нынче это стало редкостью.

Петр Алексеевич, старожил села, сетует: он на празднике один в подлинном саамском костюме, да вот еще супруга. Односельчане перестали надевать национальное платье. А вот норвежские и финские гости, любо-дорого глянуть, приехали в этнических нарядах. Привыкли носить их с гордостью, хотя, как и наши лопари, пережили годы испытаний и запретов на выражение национальной культуры. Но, сохранив ее, сумели сделать не просто легальной - модной. Сегодня норвежский Каутокейно, одно из мест исторического проживания саами, - настоящая туристическая мекка, как и финская Лапландия. У нас та же природа, те же олени, те же крохотные поселения - но туристы как-то не валят валом в Ловозеро. Боюсь, вопрос не только в «ненавязчивом сервисе», но и в умении гордиться своей землей и хранить ее, в желании созидать. Что ж, саами всегда были независимой и стойкой нацией - наверное, жизненные силы, данные ей от природы, помогут не только выстоять и сберечь традиции, но и привлечь внимание к удивительному поэтичному и загадочному миру древней культуры лопарей.

После праздника мы бродили по Ловозеру, уступая дорогу разъезжавшимся по домам упряжкам: то в тот, то в этот двор заезжали сани, запряженные четверкой. Рядом из-под снега виднелись автомашины и снегоходы, но ни это, ни трели мобильников в руках ездоков не нарушали сказочного ощущения, что находишься на другой планете, вдали от нашей «железобетонной» цивилизации - в другом мире, которым владеют люди, верящие в силы природы, способные заговаривать погоду и видеть насквозь тех, кто приходит на их землю - с добром ли, со злом ли...

Фото: Федосеев Л. Г.
Фото: Федосеев Л. Г.
Фото: Федосеев Л. Г.
Татьяна БРИЦКАЯ