Сергей Селяндин был назначен на пост генерального директора одного из крупнейших предприятий Мурманской области - ОАО «Кольская ГМК» - еще в январе. Но побеседовать с ним все никак не удавалось: на первом месте у нового генерального, конечно, были дела производственные. И вот, наконец, встреча состоялась. И, надо сказать, не разочаровала. Металлург с 32-летним стажем, «технарь» до мозга костей, для которого, по его словам, «главное хобби - это работа», оказался при ближайшем общении человеком доступным и доброжелательным. И откровенным.

Когда под занавес встречи прозвучал вопрос: «А почему вы стали металлургом?», Сергей Вениаминович ответил предельно честно и без пафоса:

- На металлургическом факультете стипендию побольше платили...

Сергей Селяндин окончил в 1978 году Иркутский политехнический институт по специальности «Автоматизация металлургического производства» и сразу распределился в далекий Норильск. О, эти незабываемые 70-е, когда мыслящие молодые мужчины старались по возможности подкрепить романтику профессии материальным достатком! Невольно вспоминаешь, как знакомый заслуженный капитан дальнего плавания признался, что пошел в 70-х в Мурманскую высшую мореходку только потому, что курсантов там одевали и кормили за казенный счет...

Кстати, тема юношеского выбора профессии получила в устах главы Кольской ГМК неожиданно фатальное продолжение. Родился Сергей Селяндин 19 июля 1955 года, а через два года, в 1957-м, Президиум Верховного Совета СССР издал Указ об учреждении Дня металлурга в третье воскресенье июля. То есть теоретически этот праздник может выпасть на даты с 15 по 21 июля. В прошлом, например, году Сергей Вениаминович отмечал День металлурга и собственный день рождения одновременно. В нынешнем году профессиональный праздник на сутки опередит праздник личный.

- Я что заметил? - с улыбкой пояснил обладатель звания «Почетный металлург». - В Норильске, в Заполярном филиале, я насчитал восемь руководителей верхнего круга, у кого дни рождения выпадали на День металлурга. Двойной, выходит, праздник. Правда, после пятидесяти я уже не воспринимаю свой день рождения как праздник...

Основной капитал - люди

В 1976 году студент Селяндин предложил руку и сердце своей будущей жене. Вот уже 34 года они вместе, вырастили двух дочерей, подрастает внучка. Супруга пока остается на Таймыре, завершает рабочие дела в должности начальника техотдела «Норильскпроекта», но как уволится - сразу к главе семьи в Мончегорск. Так что, судя по всему, опытный производственник, прошедший в Норильске трудовой путь от электрослесаря до директора Надеждинского металлургического завода, а затем и до заместителя директора - главного инженера всего Заполярного филиала ГМК «Норильский никель», решил в наших местах обосноваться всерьез и надолго.

- Первое впечатление о Мончегорске очень положительное, город яркий, дома покрашены, улицы чистые. Пока пару раз его объехал, еще практически ничего не видел. Но, думаю, все еще впереди, уезжать отсюда не собираюсь, - подтвердил гендиректор градообразующего предприятия в самом начале беседы.

- Сергей Вениаминович! Кольская ГМК традиционно много внимания уделяет Мончегорску, Заполярному и Никелю, где располагаются ее основные предприятия. Планируете ли вы заниматься этим и дальше и на что будете делать упор?

- Нам от этого никуда не деться, потому что основное население этих городов - это те люди, кто работает на предприятиях компании. А люди - наш основной капитал. Я нисколько не преувеличиваю, это так и есть. Поэтому городами компания никогда не бросала заниматься, даже себе в убыток. Например, на каждой гигакалории для теплоснабжения городов компания покрывает разницу до 500 рублей между установленным для населения тарифом и реальной себестоимостью. Это, во-первых. А во-вторых, понятно, что и с местными властями отношения надо выстраивать. В Мончегорске ситуация нормальная. А вот в Печенгском районе особенной эффективности в работе властей мы пока не видим. Поэтому, если там местные администрации будут осуществлять какие-либо проекты (я имею в виду социальные проекты для территорий, потому что социальные проекты для компании всегда идут), то мы будем вкладывать средства только адресно и под присмотром компании. Люди должны жить в нормальных условиях. Мы социально ориентированная компания.

- Будут ли сохранены социальные программы Кольской ГМК?

- Никогда нельзя экономить на зарплатах рабочих и специалистов. С января нынешнего года мы, несмотря на общеизвестные мировые экономические трудности, подняли всем своим сотрудникам заработок на 10 процентов, с 1 марта увеличиваем фонды дополнительного премирования в цехах. А все социальные программы не только сохранены, но еще одну и добавим. Называется она «Наш дом». Она сейчас в стадии запуска и нацелена на закрепление на наших производствах в первую очередь высококвалифицированных работников редких специальностей. Механизм ее прост - это софинансирование покупки жилья на юге. Компания подписывает со специалистом договор на 10 лет. Первую пятилетку он сам выплачивает аренду - это полквартиры, а во вторую пятилетку цену полквартиры ему гасит компания. В бюджете «Норильского никеля» уже выделено 4 миллиарда рублей, определены и регионы, где мы будем закупать жилье. Конечно, это не Москва, не Питер и не Сочи. Но Краснодарский край есть, Московская область есть, Ленинградская тоже...

- Сергей Вениаминович, жителей Никеля интересует судьба рудника «Каула-Котсельваара».

- Подтвержденные запасы «Каулы» позволяют добывать по миллиону тонн руды до 2020 года. Так что еще десять лет рудник будет работать в стандартном режиме. Но понятно, что и после этого людей на улицу выгонять не станем, будет организована переориентация, переучеба. Я знаю, что на руднике «Северный» подтвержденные запасы на тридцать лет по 6 миллионов тонн добычи. А со следующего года начинаем геологоразведку, уже сейчас планируем большой объем работ по доразведке Ждановского месторождения.

«Плавка мне ближе...»

Занимательная деталь, пожалуй, прекрасно характеризующая генерального как откровенного и объективного человека, - Сергей Селяндин честно признал свою недостаточную подкованность в горном деле:

- Я сразу всем говорю, что как технический специалист я внутри горы ценности никакой не представляю. А вот металлургия мне ближе, всю жизнь специализировался на плавке.

Поэтому, когда прозвучал вопрос об экологических проблемах, решаемых Кольской горнометаллургической компанией, генеральный сразу сел на любимого «конька» - плавильное производство:

- Во-первых, мы законопослушная компания, и мы обязаны выполнять экологическое законодательство о предельно допустимых выбросах в атмосферу. Сейчас мы выбрасываем над поселком Никель свыше 100 тысяч тонн серного ангидрида, но к 2014 году должны снизить до 78 тысяч. Плавильный цех в Никеле был и останется, а вот о его конфигурации я пока сказать не могу. Здесь, в Мончегорске, была построена опытная установка - плавка в жидкой ванне, или плавка Ванюкова - как хотите называйте. Ну и оказалось, что этот процесс для местных концентратов непригоден. Я знаю эти технологии, серьезно занимался плавкой несколько десятилетий и представляю, что это такое. Этот процесс вообще не годится для плавки никеля. Получилась несуразица, обычная наша российская несогласованность. Мы построили подготовку концентрата, а какой агрегат будет головным в металлургическом производстве? Мы сейчас оказались на перепутье. Но в любом случае вопросы экологии мы сейчас решаем и по другим направлениям: это и строительство цеха брикетирования, и модернизация плавильного цеха, в том числе герметизация оборудования, изменение загрузки, увеличение производительности сернокислотного цеха.

- И еще один вопрос по металлургическому цеху, теперь уже по мончегорскому. Рассматривается ли вопрос о переводе всего цеха на более современную технологию электроэкстракции?

- Да, рассматривается, но опять в контексте. У нас беда по всей компании, что содержание меди в руде падает. Оно падает в первую голову в Норильске, естественно, в Мончегорск с файнштейном поступает меньше меди. А способом электроэкстракции можно только медь производить... У нас есть планы увеличить ее выпуск за счет вторички. Но ведь если вторичка, то это сразу аноды, а значит - традиционный электролиз, не так ли? Так что пока электроэкстракция в далекой перспективе, на уровне размышлений о путях поставок концентрата из-за границы.

- У вас уже есть какие-то наметки производственных задач, которые нужно решить в первую очередь?

- Есть. Мне, например, непонятна система организации ремонтной деятельности. В первую очередь хочется наладить планирование ремонтных работ. Система определения приоритетов в закупках МТР нуждается в уточнении. Это то, что сразу в глаза бросается. Ну а все остальное здесь организовано в целом подобно Норильску. Есть у меня еще вопросы по технике безопасности. Естественно, модернизация оборудования. Сейчас, к примеру, идет проектирование цеха экстракции кобальта. Значит, нам надо принять решение - строим мы его или нет. У нас идет строительство цеха электролиза никеля, плюс перспективный вопрос по его электроэкстракции. Мне хотелось бы выстроить программу модернизации. Но об этом разумнее поговорить попозже. Дайте время...

Дайте время!

Ах, это философское понятие - время! Его явно не хватает в текучке дел. Работа, как признался генеральный, является его главным хобби. Но неужели единственным?

- Люблю рыбалку! - не стал скрывать Сергей Вениаминович. - В Норильске повальное увлечение - снегоход и рыбалка. Ну а здесь пока не было возможности вырваться на ваши речки и озера. Я вижу, что местная природа совершенно другая, более насыщенная, что ли. На Таймыре только карликовые березки да кривые лиственницы. Но зато рыбалка там изумительная. Думаю, здесь такой нет.

- На Кольский полуостров со всего мира знатоки приезжают порыбачить...

- Они не бывали на Таймыре!

- А что там ловится?

- Скажу для начала, что хариус считается норильскими любителями сорной рыбой. Ценится нельма, а нишу семги занимает голец.

- Большая половина мужского населения и Мончегорска, и Никеля, и Заполярного - страстные рыбаки. Какую снасть вы предпочитаете - спиннинг, поплавок или «удочку в клеточку»?

- Летом спиннинг, а зимой - обычная подледная удочка.

- Простите за банальный для рыбака вопрос, но на сколько потянула самая большая рыбина, которую вы когда-либо поймали?

- Голец весом в девять с половиной кило. Уточню, это был не озерный, а проходной голец во фьордах Карского моря, достаточно далеко от Норильска.

* * *

Ну, вот вроде бы и все. Впрочем, напоследок был задан еще один вопрос, ответ на который вынесен в заголовок статьи. Вопрос вроде бы касается только работников Кольской ГМК. Зато ответ очень уж показательный.

- Сергей Вениаминович, вы намерены продолжать сложившуюся в Кольской ГМК практику приема по личным вопросам?

- За годы работы на руководящих должностях у меня вошло в привычку, что любой рабочий может подойти ко мне с любым вопросом прямо в цехе. Но если надо поддержать традицию отдельного приема по личным вопросам, я готов. А вообще-то для диалога я открыт всегда...

Беседовал Павел ВИШНЕВСКИЙ