С первых дней войны морской транспорт Северного бассейна включился в оборону Советского Заполярья. На Мурманское пароходство легла огромная ответственность: надо было срочно организовывать переброску войск, вооружения, боеприпасов, продовольствия и эвакуировать раненых и население.

Первым, 26 июня 1941 года, получил приказ и вышел из Мурманска в пограничный, расположенный на побережье Мотовского залива пункт Титовка пароход «Енисей», который вел капитан П. Бурмакин. Уже 29 июня он высадил 1200 солдат и затем вместе с другими судами продолжал перевозку резервов. «Енисей» ходил до тех пор, пока к Титовке не подошли немецкие войска. Экипаж успел под обстрелом снять и вывезти последних раненых.

18 октября открылся список потерь Мурманского пароходства. В этот день фашистская подлодка U-132 потопила в Белом море пароход «Аргунь», шедший из Архангельска в Йоканьгу. По счастью, пассажирам и морякам удалось тогда спастись - они успели высадиться в шлюпки, а потом были подобраны гидрографическим судном.

Военная судьба «Пролетария» оказалась более долгой. Длиной чуть больше 67 метров, водоизмещеним в 1126 тонн - и по тогдашним понятиям этот однопалубный двухмачтовый пароход был невелик. Но в народе недаром говорят: «Мал золотник, да дорог». Имея всего лишь пятиметровую осадку, «старичок», отработавший уже более 35 лет, умудрялся пробираться в такие заливчики и бухты, куда большим судам путь был закрыт. Он доставлял войскам, оборонявшим полуострова Средний и Рыбачий, пополнение, вооружение и боеприпасы, вывозил раненых.

Гитлеровские летчики вели на наши транспорты настоящую охоту. В одном из походов экипажу «Пролетария» под командованием капитана Л. Ф. Падорина пришлось четыре раза отбивать атаки бомбардировщиков. В каждом рейсе судно неоднократно подвергалось воздушным налетам, но, удачно уклоняясь от бомб, продолжало выполнять свой долг.

Вот только один из десятка эпизодов его военных будней. Это случилось 30 марта 1943 года. «Пролетарий» первым начал весенние перевозки, доставив из Мурманска в Озерко грузы для 14-й армии. Прибыв вечером, команда тут же под обстрелом немецкой артиллерии начала выгрузку своими силами - пока не подоспели военные грузчики.

На следующее утро на судно налетели шесть самолетов противника. Ответным огнем с «Пролетария» атака была отбита. Через два часа на горизонте показались четыре бомбардировщика. Но этих «гостей» встретили таким плотным заградительным огнем, что фашисты были вынуждены беспорядочно сбросить бомбы, не причинив судну вреда.

В тот день были ранены старший помощник капитана С. Воронцов, краснофлотец-пулеметчик Е. Ефимов и кочегар В. Максименко. Большое мужество при отражении атак проявил командир судового орудия старшина 2-й статьи П. Радич. Орудие несколько раз давало осечки, а в таких случаях полагалось не открывать его замок в течение двух минут. Но в разгар боя Радич, рискуя жизнью, тут же выбрасывал негодный снаряд за борт и продолжал вести огонь по самолетам.

Удача долго сопутствовала морякам «Пролетария»... Но не до конца.

7 октября 1944-го войска Карельского фронта и части Северного флота перешли в наступление - началась знаменитая Петсамо-Киркенесская операция, итогом которой стал разгром захватчиков в Заполярье и Северной Норвегии. Наркомат морского флота срочно наладил доставку пополнения и грузов через порт Лиинахамари и город Печенгу. Один за другим прибыли транспорты - «Революция», «Онега», «Спартак» и, конечно, «Пролетарий».

Враг всеми силами старался нарушить их слаженную работу. 15 ноября в Баренцевом море подорвался на мине и погиб вместе с экипажем буксирный пароход «Муссон». 3 декабря фашистская подлодка потопила «Революцию», шедшую из Мурманска в Архангельск.

А глубокой полярной ночью 5 декабря настал и последний час «Пролетария». Под командованием капитана П. Ижмякова в составе небольшого конвоя судно шло из Печенги в Кольский залив. В 15 милях севернее мыса Цып-Наволок караван подстерегала немецкая подводная лодка U-995. Она выпустила в «Пролетарий» самонаводящуюся акустическую торпеду. Погибли все 52 человека, находившиеся на борту, в том числе 21 член экипажа…

Трагедия парохода, который почти всю войну провел на смертельной трассе, тронула многих людей. Командующий Северным флотом вице-адмирал Арсений Головко написал в своем дневнике, словно о близком товарище: «Пока я выезжал в Москву, был потоплен старенький транспорт. В день моего приезда погиб «Пролетарий».

Ему суждено было закрыть список военных потерь Мурманского пароходства, стать тринадцатым судном компании, нашедшим вечный покой в глубинах арктических морей.

Рашид САЛЯЕВ