В «Мурманском вестнике» я тружусь чуть больше года. Много это или мало по журналистским меркам? Мне, во всяком случае, оказалось достаточно, чтобы понять: ответственность за каждое написанное тобой слово здесь ощутимо выше, чем где-либо (да не в обиду коллегам из других изданий будет сказано). И казус, случившийся со мной когда-то, в «МВ» с его многоступенчатой системой перепроверки сданных материалов был бы практически невозможен. Ну, или почти невозможен. Все же не роботы...

Так вот. Когда в одной из мурманских газет меня бросили на тогда малоизведанную мной рыбную тематику, я вздохнул с облегчением. Еще бы, в рыбной-то столице да не написать о рыбе, какие проблемы! Но они начались с выходом чуть ли не с дебютной моей статьи о проблемах и достижениях рыбопромышленного комплекса Заполярья.

Очередное задание редакции казалось несложным. В мурманский рыбный порт вернулся траулер с рекордным на тот год уловом трески. Слезы радости на глазах встречающих моряков жен, поздравительные речи высоких должностных лиц города и области, наконец, сам по себе высший по Северному бассейну производственный показатель. Только успевай водить ручкой по блокноту! Собственно, так я и делал. Статья отписана была мной споро, без лишних вопросов сразу поставлена в номер на первую полосу. Ну, просто все прекрасно, не считая одной маленькой такой детальки: сам до сих пор не понимая как и почему, но треску я назвал сельдью...

Любая, самая малоопытная домашняя хозяйка без труда поймет разницу. А уж рыбакам, прочитавшим такое в газете, оплошность журналиста была видна сразу. Хорошо еще, что как люди бывалые, видно, просто посмеялись над дилетантом между собой и никакого опровержения в адрес редакции не последовало. Но горю моему не было предела. Да и не мог такой ляп пройти незамеченным.

С раннего утра, как только газета попала в руки читателей, какой-то доброжелатель все-таки не поленился позвонить редактору со всеми вытекающими для меня последствиями. Но и это еще не все. Слава моя набирала обороты. Прикола, правда, необидного и скорее по-отечески доброжелательного, я «удостоился» даже от самого покойного ныне первого мэра Мурманска Олега Петровича Найденова. Мол, накормил так накормил Андрей селедкой наш город намного недель вперед. А ехидные девчонки - коллеги по цеху - хихикали вслед: «сельдяной кит» идет! Долго еще пришлось искупать мне, не кровью, конечно, но ударным трудом точно, эту мою небрежность. Многократно перепроверяя каждый сдаваемый материал.

Нехорошо это, конечно, но со временем в традиционной ежедневной редакционной гонке память притупилась. Сдавая статью, что называется, с колес, что-то нет-нет и упустишь. А иногда, каюсь, и поленишься еще раз перечитать свой свежий «шедевр». В итоге... В «Вестнике», повторюсь, такое отношение к делу не проходит. Честь газеты прежде всего, а любой подобный ляп - больной удар по ее репутации в глазах наших читателей. Помните, у одного из «нехороших» персонажей известного фильма была очень верная фраза: «Маленькая ложь рождает большое недоверие, Штирлиц»...

Андрей ПОПОВ, корреспондент