В эпоху викингов норвежское общество презирало тех, кто доживал до старости. Умереть в своей постели, а не в бою с мечом в руке, считалось постыдным. Кое-что из средневековья дошло и до нас, например, отношение к старикам. Ныне пожилой человек, обитающий в глубинке, должен обладать выносливостью спортсмена, чтобы получить какие-либо справки, документы. Кто не верит, пусть хоть ненадолго попробует побывать в шкуре пенсионера, пообивать пороги кабинетов различных ведомств. Недавно я отправилась оформлять субсидию на жилье. Для этого жители Рослякова занимали очередь с ночи, к тому же на трескучем морозе.

Запоздавшая помощь

В девять, к началу рабочего дня, в Едином расчетном центре уже яблоку негде было упасть. Несколько дней подряд я наведывалась туда в разное время, чтобы подгадать момент, когда схлынет людской поток. Не тут-то было! Очередь только росла. «Всего один инспектор принимает», - объяснили словоохотливые росляковцы. Узрев объявление на стене, что завтра - последний день приема, пришла снова к девяти, чтобы мужественно отстоять огромную очередь. А куда деваться?

Здесь мы и столкнулись с Татьяной Ищенко, начальником отдела администрации ЗАТО Североморск по работе с отдаленными территориями. Татьяна Васильевна проверяла предполагаемую «горячую» точку. И, как оказалось, вовремя.

Из кабинета выглянула сотрудница центра: «Сегодня приема не будет. Езжайте в Североморск», - и быстро захлопнула дверь. От греха и расспросов подальше. Людская толпа заколыхалась. Жалобные стенания «Да мы с семи утра стоим на морозе» перебивались возмущенным «Нас и за людей не считают». Татьяна Ищенко ушла в администрацию выяснять причины такого пассажа. Жители поселка растерянно расходились. Самые настойчивые пытались дозвониться по мобильнику в центр социальной поддержки в Североморске.

Ситуацию после вмешательства Татьяны Ищенко стали в срочном порядке исправлять: прислали по факсу запоздавшее объявление. Дело в том, что прием решили продлить, но уже во флотской столице. Только об этом вовремя не известили росляковцев.

Можно ли было избежать этого безобразия: не собирать понапрасну толпы жителей поселка, не морозить пожилых людей, в конце концов, не унижать их наплевательским отношением? Такой вопрос я задала при встрече директору Североморского территориального центра социальной поддержки населения Ольге Карновой.

- Объявление в Росляково мы передали вовремя, его на месте уже забыли вывесить, - заверила Ольга Александровна.

Недоразумения и неразбериха на почве «социальной поддержки» в нашем поселке происходят не впервые. Можно ли наконец изменить ситуацию к лучшему?

- Дело в том, что эффективность оформления только субсидий, а не различных льгот, в Рослякове очень низкая, - рассказала Ольга Карнова. - Мы уже проводили по этому поводу проверку. Наши инспекторы в Рослякове не вырабатывают свой норматив. Да и нет у нас программного комплекса для выезда в этот поселок. А вот по поводу очередей постоянно разъясняем, что не следует приходить именно в первые дни оформления субсидий и устраивать скопление народа. Мы примем всех! Когда вижу в начале рабочего дня очередь под дверью центра, спрашиваю: «Зачем вы здесь мерзнете? Неужели нельзя прийти в иной день? Мы ведь принимаем продолжительное время».

Ольга Александровна посетовала, что в результате такой несознательности, когда в дни субсидийной «страды» люди бросаются штурмовать кабинеты центра, создается ненужный ажиотаж, а когда схлынет волна, коридоры начинают пустовать.

«Что-то не припомню пустующих коридоров», - сразу подумалось мне.

- Нередко бывает, что многие «довозят» недостающие документы, особенно жители поселков, - продолжила обрисовывать ситуацию Ольга Карнова.

В этом она права. Часто лишенные нужной информации, замордованные чиновниками малоимущие граждане то и дело катаются на автобусе, доставляя очередную бумажку в опостылевший кабинет. У его двери пожилая жительница Малого Сафонова, поселка, затерянного в сопках, потряхивая целлофановым пакетом с бумагами, делилась своими мытарствами: «Я ведь уезжала на полгода. А теперь, оказывается, столько документов нужно! Здесь уже в четвертый раз».

Да, своеобразный марафон по добыванию необходимых справок начинается задолго до того, когда ты начинаешь простаивание в коридорах. А ведь кабинеты любого ведомства напичканы компьютерной техникой. И ради чего?

Чтобы жизнь раем не казалась

С вытаращенными от напряжения глазами пожилые люди утюжат склоны сопок флотской столицы - в Пенсионный фонд, Единый расчетный центр, центр социальной поддержки и так далее. Особый страх у вынужденных марафонцев вызывает крутой трап на улице Адмирала Сизова, где находится ЕРЦ. Очередь в этом ведомстве на соглашение о поэтапном погашении задолженности по квартплате создалась просто астрономическая. О стариках и говорить нечего: существуя на нищенскую пенсию, поневоле влезешь в долги.

Преодолевала «трап смерти» на улице Сизова я уверенно, помогала привычка к лыжным путешествиям и подъемам-спускам. Приходилось, правда, совершать восхождение, как на леднике, выискивая очередной выступ. Свидетельствую: за месяц походов в ЕРЦ ни разу не доводилось видеть трап очищенным, за исключением начального участка у городского суда. За это время я даже изучила рельеф «ледника». Однажды мимо пронесся мужичок в лохматой шапке. Оглянулась: «Сейчас навернется!». Но тот, издавая затейливую матерную вязь, изо всех сил уцепился за перила. Мне же не повезло. Поднимаясь в темноте полярной ночи, не заметила ледяного козырька. Еще тот был фристайл! И, как в фильме, упала... закрытый перелом руки… Скорая, травматология, гипс.

А ездила я в ЕРЦ последние три раза и выстаивала фантастические очереди только затем, чтобы узнать: подписано соглашение или нет? Дозвониться было нереально. «Продвинутые» в этом вопросе односельчане предупредили, чтобы зря времени не теряла. Решила проверить и на двадцатом звонке перестала истязать мобильник. «Директор центра в командировке... Слишком много заявлений», - объясняли сотрудники причины заглохшего продвижения документа. Приходилось открывать очередной детектив и ждать в закоулке коридора.

Последний раз - уже с загипсованной рукой. Ну не начинать же с нуля это хождение по мукам! В центре социальной поддержки лежал «промежуточный» документ о том, что соглашение находится на подписи. И тут же меня предупредили, что без этой бумаги выплата субсидии приостанавливается. Что было делать? Вздохнула и снова засела в очереди, открыв увлекательный детектив.

Через несколько часов сотрудник ведомства сделал явную ошибку, объявив, мол, за готовым соглашением можно заходить без очереди. Что тут началось! Усталые и издерганные люди наконец нашли выход агрессии. Посыпались упреки, оскорбления и угрозы. Почти по Владимиру Высоцкому: «И все хорошее в себе поистребили». Пока дело не дошло до драки, просочилась в кабинет и через три минуты с документом в руке ошалело выскочила в коридор. А затем помчалась, обходя далеко злополучный трап, занимать следующую очередь.

Само оформление вожделенного соглашения заняло минут пятнадцать. Это в кабинете. У меня же - около месяца и стоило сломанной руки.

Когда закончился ад под названием «оформление субсидий», было вполне реальное ощущение, что я преодолела лыжный марафон «Дорога жизни». По этому поводу даже провела опрос среди росляковцев. Наиболее живописные высказывания, среди которых были также библейские «путь на Голгофу» и «страшный суд», записала. Самые активные односельчане начали собирать подписи в знак протеста. А толку-то? Живем мы, считайте, в параллельных мирах: чиновники - в виртуальном, иные, обозначенные расплывчатой категорией «население», - в реальном, со своей сермяжной правдой.

Чиновники трубят о неусыпной заботе о людях старшего поколения. А росляковцы недавно не досчитались еще одной льготы: сократилась должность сотрудника, выдававшего единые социальные проездные билеты пенсионерам. Теперь за ними на выбор - во флотскую столицу или в областной центр. Маршрутное такси № 150 из Североморска в Мурманск с конечной остановкой у торгового центра «О,кей» пользовалось невероятной популярностью среди пожилых людей. Еще бы! На нем можно было по социальному проездному бесплатно добраться до известного магазина, чтобы купить продукты, и вернуться обратно. С нового года льгота исчезла, как утренний туман.

Виктория НЕКРАСОВА, поселок Росляково