Вдохновляла одна его улыбка

Владимир ЕРАСОВ, народный артист России, актер областного драматического театра:

- Я этот день прекрасно помню! Мне было 22 года, учился в Питере, в своем родном городе, на первом курсе. И в тот день как раз ехал на трамвае на лекции, как сейчас помню - к одиннадцати часам, на вторую пару. И прямо в трамвае объявили о том, что наш Гагарин - в космосе! От избытка чувств я выскочил из вагона, понесся в институт. Забегаю - везде тишина, все на лекциях. И вот врываюсь в одну аудиторию, кричу: «Гагарин в космосе!», все вскакивают, начинается переполох, шум, гам. А я уже в следующий класс бегу, опять кричу, опять все начинают шуметь, орать... И так по всему институту. Мы, молодежь, очень быстро организовались в стихийную демонстрацию, собрались и двинулись от нашей Моховой к Невскому проспекту. По пути к нам присоединялись еще люди, все ликовали. Сначала дошли до института имени Бонч-Бруевича, там всех всполошили. Там много знакомых училось, и у них, кстати, как у студентов инженерного вуза, были ватманы и прочие вещи, необходимые для того, чтобы по-быстрому соорудить транспаранты, плакаты. С этим всем дошли до Невского. А там уже это шествие стало множиться, шириться, к нему присоединялись все, кто работал в конторах на проспекте. Потом телевидение приехало, съемочная группа с «Ленфильма», нас снимали. Когда эти старые хроники показывают, могу даже разглядеть себя на некоторых кадрах - мы же шли во главе колонны. Вы знаете, вот я сейчас об этом говорю - и снова все переживаю, опять накатывает ощущение надежды, будущего...

А вечером мы смотрели новости по телевизору, Гагарина уже привезли в Москву. У него действительно была необыкновенная улыбка, одна она вдохновляла... Помню, он спускается с трапа самолета, идет по ковровой дорожке - и камера показывает его ботинки. У него шнурок развязался! Ой, сейчас споткнется, упадет! Нет, прошел нормально... В этой детальке, в этом шнурке тоже был смысл - показывали так, как есть, как было на самом деле, ведь это был живой настоящий человек, это было органично и правильно.

В тот апрельский день все удивительным образом сложилось в моей жизни: весна, тепло - уже и первые почки начинали лопаться, собственная молодость, вера в то, что все возможно. Это было настроение целой эпохи - ведь были и целина, и потом БАМ. Мы на целину ездили с концертными бригадами, выступали - то же чувство подъема и вдохновения. Я рад, что это было в моей жизни.

Я прикоснулась к легенде

Мурманчанке Людмиле Метелевой невероятно повезло - она оказалась в числе немногих, кто узнал о полете первого космонавта до того, как об этом всю страну оповестил главный диктор Советского Союза Юрий Левитан. Но главное даже не в этом. Нашей землячке посчастливилось увидеть первого космонавта почти сразу после его приземления. Ей было тогда тринадцать лет.

Как известно, космический корабль «Восток» с человеком на борту стартовал с космодрома Байконур в 9 часов 7 минут по московскому времени. Но как только забрезжил рассвет, в военном городке, расположенном вблизи города Энгельса Саратовской области, где дислоцировался авиационный полк, уже знали о предстоящем полете.

- Дело в том, что мой отец, Николай Леонтьевич Ломакин, летчик, и в то время он был начальником штаба именно этого авиаполка. В составе спецгруппы ему было поручено в определенном квадрате встречать первого космонавта. Утром родители встали очень рано, ну и мы с братом поднялись. Перед тем как уйти, папа сказал, что сегодня предстоит встречать космонавта. Причем для поисковой группы его имя было под строжайшим секретом - до завершения полета, как говорил отец.

Весть о том, что предстоит встречать первого космонавта, моментально разнеслась по авиагородку. Жены военных, дети были настолько ошеломлены этой новостью, что все, не сговариваясь, высыпали на площадь перед Домом офицеров, где всегда проходили праздничные мероприятия. Все были взволнованы невероятно - ведь по радио еще ничего не объявляли - официальное сообщение о полете первого космонавта прозвучало только в 10.02, когда он был еще в космосе. Стоим ждем, уже из Москвы много военных начальников прибыло, журналисты, а космонавта все нет.

То, что первый космонавт спустился на парашюте неподалеку от деревни, на поле, где сажали картошку, широко известный факт. Папа рассказывал, как им по связи давали новые координаты поиска.

И вот наконец на площадь въезжает машина - назвать марку точно не могу, что-то вроде военного вездехода с открытым верхом. Сразу стало понятно, что человек в летном комбинезоне в сопровождении военных и есть первый космонавт. Машина остановилась буквально в шаге от нас. Все вокруг кричали: “Ура! Поздравляем!”... Сопровождающие помогли ему выйти из машины. Запомнила еще, что «змеевка» - так летчики «молнию» называют - на комбинезоне была полностью застегнута.

Первой опомнилась женщина, приехавшая к солдатику, который проходил в то время здесь срочную. Наши-то, из семей кадровых офицеров, не решались дать волю чувствам. А она как бросится к нему: «Сынок, родненький!» И тут уже и мы, дети, подскочили, обступили. Дух захватывало от счастья!

Сразу было понятно, что это бесподобный человек: ведь видно, что тяжело - его под руки поддерживали, - а он улыбался нам так искренне, от души. Даже представить себе не могли, что космонавт окажется таким молоденьким. Роста-то он небольшого был, но такой симпатичный, просто красавчик. Мы, дети, руки к нему тянем - каждому ведь прикоснуться хочется. Нас, конечно, шуганули.

И тогда уже корреспонденты подошли: «Ваше первое впечатление? Как Земля выглядит из космоса?..» А сопровождавшие военные видят, что Гагарин уже не может на ногах сам стоять и тихо так произносит: «Пить». В штабе-то, конечно, все уже ему приготовили, а здесь, видно, не подумали.

В офицерскую столовую - срочно гонца. Выходит официантка - выбрали самую что ни на есть красавицу: фартучек белоснежный, кокошник - ну в точности, как у буфетчиц из «Карнавальной ночи». И вот она идет с железным подносом, на нем - граненый стакан с компотом, в котором кусок яблока плавает.

Жаль, фотографию, на которой как раз запечатлено, как Гагарин с этим стаканом в руке на красотку нашу смотрит, брат себе забрал - все годы потом из-за нее с ним бились.

А потом вся делегация вместе с журналистами проследовала в штаб. И после этого я Юрия Гагарина видела уже только по телевизору. В штабе они пробыли, может быть, часа два. И потом от папы остались фотоснимки, которые он сделал на той встрече.

Но я все же успела дотронуться до руки самого Гагарина! Как выяснилось, единственная из нашего седьмого класса. Вам не передать, как меня гордость от этого распирала! Признаться, и сейчас она ничуть не меньше.

Как нас Юра в загс подтолкнул

Бывают же такие совпадения! Ровно 50 лет назад, 12 апреля 1961 года, молодые мурманчане - шофер хлебозавода Юлиан Соболевский и продавщица продмага Равза Насырова поженились. И сегодня они отмечают золотую свадьбу.

- Меня с детства все друзья звали Юркой. Ведь трудно подобрать короткий вариант к древнеримскому имени Юлиан. Не Юлькой же звать парня! - смеется Юлиан Владимирович. - И когда утром по радио объявили, что в космос полетел мой почти тезка, я подумал: «Эге! Это хороший знак в день свадьбы!»

- Не сочиняй! - кротко вставляет словечко в монолог мужа Равза Исмаиловна. - Это я тебе сказала о хорошем знаке, когда подходили к загсу…

Что ж, доверимся даме. Память у женщин на такие предсвадебные подробности более цепкая. Кстати, и Равзу Исмаиловну подруги звали для краткости Розой. А уж о том, что брак между украинцем и татаркой по-ученому называется межнациональным, в многонациональном Мурманске всю жизнь никто и не задумывался.

Познакомились водитель хлебного фургона и продавщица хлебного отдела в рабочем порядке - он привозил буханки и батоны, она принимала. Полтора года затем Юра встречал Розу после работы, по выходным водил по очереди в один из трех главных мурманских кинохрамов - «Родину», «Северное сияние» или в «Кировку». То есть свадьба была на мази…

Между прочим, в те годы регистрация брака была в стране куда проще, без многих формальностей, без испытательного срока в том числе. Парень и девушка просто приходили в загс, как в любую контору, предъявляли паспорта, писали заявление, платили госпошлину по полтора рубля с носа и тут же, не отходя от кассы, расписывались в получении свидетельства о браке.

К слову, в семье Соболевских давно прижилась только им понятная шутка. Вот уже полвека на каждый День космонавтики Юлиан Владимирович корит жену, что именно он в свое время заплатил за даму полтора целковых госпошлины, а женщина почему-то таких жертв не ценит!

- Я очень хотел сына, даже имя ему задумал космическое - Юрий, но на следующий год родилась дочурка Лена, потом вторая - Люда… Так и прожил всю жизнь в бабьем царстве, среди своих трех любимых женщин, - рассказывает Юлиан Владимирович.

До самой пенсии он крутил баранку. С хлебного фургона пересел на автовышку и строил первую троллейбусную линию в Мурманске. А затем в тресте «Мурманскжилстрой» на МАЗах и КрАЗах возил стройматериалы в новые микрорайоны - Северное и Южное Нагорное.

У золотых юбиляров четыре внука, одна внучка и первый правнук Дениска - маленький любимец старожилов столицы Заполярья.

- А какая погода стояла в тот день в Мурманске? - допытываюсь я у супругов, кому будущий День космонавтики врезался в память по исключительно личным обстоятельствам.

- Весна в 1961 году была ранняя, 12 апреля снега в городе совсем не осталось. День стоял солнечный, тихий. Середина недели, среда, мы оба как раз были в тот день в отгулах. А тут - человек в космосе! Народ веселый, возбужденный, все высыпали на улицу, гуляют, перекликаются. Ну, мы и решили пойти в загс, раз такой незапланированный всенародный праздник! Можно сказать, Гагарин нас в спину подтолкнул.

Всем курсантам - увольнительная

Анатолий ЕВЕНКО, председатель правления Ассоциации прибрежных рыбопромышленников и фермерских хозяйств Мурмана:

- В то время я учился на втором курсе Архангельской средней мореходки. Как сейчас помню, узнали мы, курсанты, об этом на второй паре. Историю нам преподавала Ольга Ивановна Большакова, человек того еще, сталинского, воспитания. Поэтому легко понять, с какой торжественностью и даже, я бы сказал, таинственностью вошла она в аудиторию. А мы, пацаны, понятно, на ушах стоим.

Но прозвенел звонок. И она говорит: «Мальчики, у меня для вас сверхъестественная новость!» А мы: «Да ну, Ольгиванна, какая там еще может быть новость...» Но как только она ее выдала, мы, как один, не сговариваясь, громгласно рявкнули: «Ура-а-а!».

И еще запомнилось то 12 апреля тем, что стало оно для нас совершенно неожиданно днем увольнения. Начальник училища собрал всех и объявил: в честь полета Гагарина все курсанты получают увольнительную.

Конечно, радости были, простите, полные штаны. И дело даже не во внеплановой увольнительной. Гордость ну просто распирала нас, совсем еще молодых ребят. Тогда же какой была главная задача страны: догнать и перегнать Америку. А тут - такой рывок вперед! Как такое забудешь!

Я с ним как водитель с водителем

- Срочную службу я проходил в Московском военном пограничном училище. Когда призвали, в этом училище окончил курсы шоферов, там же и служил - шоферил, возил курсантов, разные грузы. Так и в тот день поехал на макаронную фабрику. Сижу, жду, когда макароны погрузят. Вдруг все забегали, засуетились, радио погромче включили, стали что-то радостно кричать. Это было 12 апреля 1961 года. По радио объявили о полете Гагарина в космос. Как мы тогда ликовали!

Старожил Мурманска, 74-летний пенсионер Валентин Госьков, как и все мы, впервые тогда услышал это имя. А вот увидеть героя космоса ему пришлось буквально через день. И все благодаря своей службе в пограничном училище.

Было это 14 апреля, когда Москва встречала Гагарина. Погода стояла по-весеннему теплая, солнечная. Буквально все жители столицы высыпали на улицы, чтобы встретить героя. Курсанты пограничного училища стояли в оцеплении вдоль дороги на въезде в Москву в начале Ленинского проспекта. Там же был и Валентин Госьков. Сначала, как рассказывает, со стороны города подъехала правительственная «Чайка», остановилась прямо перед ним, дверь открылась - на переднем сиденье была министр культуры Екатерина Фурцева, на заднем - председатель президиума Верховного Совета СССР Леонид Брежнев. Он подозвал полковника, командовавшего оцеплением, дал последние указания, и «Чайка» умчалась. Следом показался кортеж. Гагарин ехал стоя вместе с Хрущевым в машине с открытым верхом, приветствовал встречающих его москвичей.

А через несколько месяцев судьба уготовила мурманскому парню личную встречу с первым космонавтом. Произошла она в декабре все того же 61-го. Ехал Валентин Госьков в тот день по МКАД, возвращался с учебной заставы. У него был ГАЗ-51 с брезентовым тентом для перевозки личного состава, но тогда он ехал порожняком. День был морозный, дорога скользкая. Видит, голосует кто-то. Остановился, вышел из кабины и… онемел.

Перед ним стоял Гагарин - в кожаной куртке, кепке, замерзший, несколько растерянный. А в кювете прочно застряла в снегу черная «Волга».

Справившись с волнением, рядовой Госьков спросил: «Юрий Алексеевич, в чем дело?» - «Помоги, - попросил тот. - Я сейчас залетел, сам не могу выбраться.»

- Ну, - рассказывает Госьков, - дальше я стал с ним работать как водитель с водителем. Достал трос, подцепили машину, выдернул «Волгу» на дорогу. Он, видно, незадолго до того права получил, водительского опыта еще имел маловато. Я ему на прощание стал советовать: «Езжайте потихоньку, не гоните. Видите, дорога какая. Тормозите газом». Потом пожали друг другу руки на прощание и разъехались. Я потом в часть вернулся, ребятам рассказал об этой встрече, о том, как помог машину вытащить. Они сначала поудивлялись, позавидовали даже: надо же, везет человеку! А потом раздухарились, спрашивают: «А он тебе что, на бутылку не дал?» В шоферской среде такое, в общем-то, принято. Но это ведь не тот случай. «Ну вы что!» - отмел я даже саму мысль о бутылке. Да и шутили ребята...

Первый персональный автомобиль Гагарин получил сразу после легендарного полета. Это был обычный «козлик» с брезентовым верхом. За космонавтом закрепили личного шофера. А после того как он в том же 1961-м получил водительские права, правительство подарило ему черную «Волгу» - ГАЗ-21 с номером 78-78 МОД. Видно, ее-то и довелось вытаскивать в декабре 61-го нашему земляку из кювета.

Сейчас этот автомобиль хранится в стеклянном павильоне дома-музея в городе Гагарине (бывшем Гжатске). В этом году к дню рождения первого космонавта, к 9 марта, знаменитую «Волгу» отреставрировали. Ремонт понадобился, как рассказывают в музее, после аномальной летней жары 2010 года, из-за которой краска местами потрескалась. Поэтому специалисты сняли старый ее слой и нанесли новое покрытие. Кроме того, как отметили автомастера, машина, по всему видно, пару раз побывала в аварии, пришлось ее и рихтовать, и чеканить, и грунтовать, и полировать. Были проведены и другие процедуры для надежной консервации всех узлов и деталей.

После той черной «Волги» были у Гагарина и другие машины, включая иномарку. Но это уже другие истории.

Кого-то к Богу запустили

Рувин ТРИПОЛЬСКИЙ, депутат областной думы, председатель комитета по образованию, науке и культуре:

- У меня и с запуском первого искусственного спутника в 1957 году связаны очень яркие воспоминания, потому что я встретил это событие в «Артеке». А в апреле 1961-го я был студентом первого курса Пермского авиационного техникума имени Аркадия Дмитриевича Швецова. В здании техникума еще до революции было реальное училище, в котором когда-то учился Швецов - генеральный конструктор авиадвигателей. В Перми находится также известный завод этих самых авиадвигателей. Сейчас уже можно говорить, что там было и второе, засекреченное производство, которое выпускало двигатели для ракет. И выпускает - на них и сегодня летают «Протоны».

12 апреля погода была хорошая, снег уже весь стаял. В четвертом часу после занятий я пошел домой. Бабушка, в те годы уже совсем старенькая, подала мне обед и говорит: «По радио сказали, что кто-то туда, к Богу полетел, на самое небо кого-то закинули. Я не верю, врут они все! Бог таких вещей не допустит».

Тут я стал что-то соображать и позвонил своему лучшему другу. Тот и растолковал, что космонавта запустили, и предложил бежать обратно в техникум. Часам к четырем двор техникума был забит народом. Ведь мы все учились, чтобы работать именно на такой технике!

Могу описать, что это было колоссальное воодушевление, ощущение просто фантастическое! Мы страшно гордились, что учимся в таком заведении. Ведь отцы многих ребят имели к этому событию прямое отношение. Конечно, те, кто работал «за забором», - мужики молчаливые. Но в тот вечер во многих квартирах Перми подымали стакан за то, что сделали, что принимали участие... За то, что наконец-то полетели!

Не до обеда - праздник!

Юрий ПАЮСОВ, депутат областной думы:

- Эта весть застала меня в школьном буфете. Я учился в 9-м классе 11-летней школы в селе Нижний Енангск Вологодской области, и 12 апреля, в яркий солнечный день наш класс, как обычно, на перемене пошел на обед.

Школа наша по тем времена была «продвинутая», как сказали бы сейчас. Она имела радио! Хотя в селе не было электричества, в школе работали своя небольшая электростанция и своя радиостанция. Мы принимали проводные передачи и беспроводные тоже.

Как только стало известно о полете в космос нашего человека, обед немедленно прекратился. Все выбежали на улицу, у всех классов сразу возникла незапланированная перемена.

Этот светлый и радостный день я очень хорошо запомнил. Обнимались, целовались, радовались, прыгали - был такой духовный подъем! Хотелось жить, радоваться жизни и учиться.

От школы новость пошла в сельсовет, потом в леспромхоз, на льнозавод и далее. Народ выходил на улицу. Митинга не было, но то, что улицы были полны народа, это совершенно точно - на всю жизнь запомнилось.

Служили два товарища

Сегодня самое время вспомнить, что в тени великого первого космонавта планеты остается еще один воспитанник авиации Северного флота, однополчанин Юрия Гагарина по истребительному полку, базировавшемуся в поселке Новое Луостари, Георгий Шонин. Он стал семнадцатым по счету советским космонавтом.

В октябре 1959 года Георгий Шонин был в числе тех молодых североморских летчиков, кто вслед за Гагариным подал рапорт о зачислении в отряд будущих космонавтов. Только Гагарин и он прошли придирчивую медицинскую комиссию, были зачислены в самую первую двадцатку отряда космонавтов и практически одновременно отбыли из Луостари в марте 1960 года к новому месту службы в Подмосковье, в будущий Звездный городок.

История сохранила отзыв Юрия Гагарина о своем однополчанине:

«Уважают его у нас. Прост, что думает - в себе не таит. Если что не нравится - рубит напрямую. А случится другому тяжело - последнюю рубашку отдаст».

Только в октябре 1969 года Георгий Степанович прорвался в космос, уж очень очередь была длинна. Командуя кораблем «Союз-6», вместе с бортинженером Валерием Кубасовым он почти пять суток работал на орбите, впервые в мире провел экспериментальную сварку в космосе.

До 1979 года служил в отряде космонавтов, в запас ушел с генеральской должности начальника НИИ космической техники.

Скончался космонавт-17 в 1997 году, похоронен в Звездном городке. До последних дней он поддерживал связь со школьниками, создавшими музей Гагарина в бывшем поселке Новое Луостари, а ныне - Корзуново.

А моряки были уверены

Михаил Гансович Каск - капитан в Мурманске не просто известный - легендарный. А одну из легенд сложили о нем подводники Иоканги. Вот она.

«Как-то американскому президенту доложили, что в Баренцевом море, в Иоканге обнаружена база атомных подлодок. Он долго вглядывается в карту и спрашивает: «А где тут железная дорога?» «Ее нет», - отвечают ему. «А где автострада?» - «Отсутствует». - «Ну хоть аэродром есть?» - «Тоже нет». Президент отодвигает карту и заявляет: «Здесь базы быть не может!»

Тут рассказчик делал паузу и голосом Штирлица добавлял: «Президент не знал, что в Иокангу постоянно ходит теплоход «Вацлав Воровский»...»

Да, не знал. А и знал бы, так не поверил. Потому что, как может огромный красавец теплоход длиной 122 метра швартоваться в любые непогоды к 40-метровому деревянному причалу Иоканги?

А вот мог. Благодаря мастерству капитана Мурманского морского пароходства Михаила Каска. И приход «Воровского» каждый раз был праздником для подводников - он доставлял грузы, продовольствие, людей, привозил самые свежие новости.

Но 12 апреля 1961 года главную новость капитан «Воровского» и его экипаж узнали от подводников. Как всегда, сразу после швартовки, на борт поднялся командующий базой подводных лодок Северного флота Юрий Кузнецов. Связи в рейсе на Иокангу не было, и о полете Юрия Гагарина моряки узнали от него.

Как водится, собрали митинг, выступили, поздравили друг друга с таким, мирового значения, событием.

- Вы были потрясены? - спрашиваю у Михаила Гансовича.

- А нисколько, - хладнокровно отвечает он. - Потому что уже слетал в космос наш первый спутник, затем Белка и Стрелка, и уж, конечно, у нас, мурманских моряков, и сомнения не было, что первым отправится в космос именно наш русский человек. А никакой не американец.

У знаменитого капитана осенью этого года юбилей - 90 лет. Но события полувековой давности он помнит, как вчерашние.

- Но по стопке-то команда приняла в тот день? - уточняю я.

- Что вы, что вы! В рейсе? Никогда! И дисциплина на судне была высокая, и работа в том районе очень ответственная. Туманы, узкости - не шутка. Так что рюмку за Гагарина моряки подняли, только вернувшись домой. Но - от души!

Фото:
Компот для легенды космоса, 12 апреля 1961 г.
Фото: Федосеев Л. Г.
Людмила Метелева.
Фото:
Коллаж Евгения Зинова.
Фото:
Равза Исмаиловна и Юлиан Владимирович Соболевские.
Фото:
Валентин Госьков у своего ГАЗ-51. Начало 1960-х годов.
Подготовили Нина АНТОНЯН, Павел ВИШНЕВСКИЙ, Галина ДВОРЕЦКАЯ, Юлия МАКШЕЕВА, Ольга НУРЕЕВА, Андрей ПОПОВ.