Скоро суда смогут беспрепятственно ходить в летние месяцы по открытым водам Северного Ледовитого океана. Тихий гул судовых моторов станет там привычным звуком. Сокращение толстого многолетнего ледового покрова быстро становится реальностью, поскольку более толстый и более старый лед исчезает из этого региона.

Более тонкий и более хрупкий слой сезонного льда, частично заменяющий собой старый и толстый лед, не помеха современным ледоколам и даже контейнеровозам с укрепленной обшивкой. Норвежское грузовое судно уже прошло по Северному морскому пути, сделав это быстрее, чем ожидалось, и не встретив никаких существенных препятствий на маршруте.

Процесс наращивания судоходства в Арктике, включая туризм, пока только начинается. Развитие данной тенденции неизбежно. И это вполне понятно - ведь если вместо маршрута через Панамский канал выбрать Северный морской путь, то расстояние между Тихим и Атлантическим океанами сокращается примерно на треть (около 4000 морских миль).

Последствия будут колоссальными. Вслед за открытием новых маршрутов судоходства в современной истории всегда наступали крупные культурные и политические перемены. Так будет и с Арктикой. Предвестником этих изменений стало то, что по мере отступления летней границы морского льда на север и открытия новых пространств для навигации интересы нефтяных компаний также дрейфуют в северном направлении. Факторы, определяющие эти изменения, носят двоякий характер: нефтяные скважины на юге иссякают, а Баренцево море становится все более доступным.

Уровень политических (и геополитических) конфликтов из-за Арктики пока весьма низок. Но на кону стоит очень многое, и вопрос экологии и сохранения окружающей среды это лишь один из многих актуальных вопросов. В докладе Европейского союза говорится, что существует «целый ряд разногласий по проблемам, относящимся к юрисдикции международного морского права…» и касающимся морских районов Арктики. Реальность возникновения дисбаланса в Арктике такова, что климатические и политические последствия нестабильности окажутся далеко идущими, возможно даже глобальными (об этом можно прочитать в докладе Арктического совета от 5 апреля 2011 года «Последствия потери морского льда для биоразнообразия» /«The effects of sea ice loss on biodiversity»/).

Потенциал Севера

Ресурсы Арктики огромны и разнообразны. В придонном слое находятся значительные запасы нефти и газа. Теперь также часто говорят и о залежах минералов, особенно редкоземельных, которые пользуются возрастающим спросом, после того как Китай объявил о сокращении их экспорта.

Здесь весьма важным событием является то, что нефтяной директорат Норвегии объявил 1 апреля 2011 года об открытии самого крупного за последние 20 лет нефтегазового месторождения, сделанном компанией Statoil. Оно расположено в Баренцевом море, а данные предварительного анализа показывают, что там находится от 25 до 40 миллионов кубометров высококачественной нефти и от 2 до 7 миллиардов кубометров газа.

Основная часть Европы зависит от стабильного экспорта газа из России и Норвегии, в связи с чем вопрос о будущих поставках сам по себе связан с безопасностью. И здесь основополагающим является вопрос о том, насколько безопасными будут эти поставки в перспективе. Это лишь одна из возникающих в Арктике проблем, геополитические последствия которой ощущаются в самом центре европейской политики.

Ни для кого не секрет, что Евросоюз стремится обеспечить себе более мощное присутствие на Крайнем Севере. Председатель Европейского совета Херман ван Ромпей выступил в октябре 2010 года с речью в Международном полярном фонде, заявив, что ЕС добивается статуса наблюдателя в Арктическом совете. Этот орган, включающий сегодня Данию (в том числе Гренландию и Фарерские острова), Финляндию, Швецию, Норвегию, Исландию, Канаду, США и Россию, пользуется большим спросом и популярностью. Туда столь же активно пытается попасть Китай.

Рост политического интереса к Арктике виден повсюду. Министр иностранных дел Норвегии Йонас Гар Стере неоднократно заявлял о том, что вопрос о Крайнем Севере является самой важной сферой интересов норвежского правительства и что в ближайшем будущем он приобретет новое геополитическое значение. Швеция станет председателем Арктического совета в июне 2011 года, и ожидается, что в этом же году она примет арктическую стратегию. А это может ускорить процесс обретения Евросоюзом статуса наблюдателя в рядах Арктического совета.

Богатая арена

Значительные ресурсы и проблемы безопасности Арктики обусловили заинтересованность Евросоюза в расширении своего политического присутствия в данном регионе. Более масштабная цель ЕС заключается в том, чтобы стать «не посторонней организацией» в Арктике.

Для этого есть два наиболее реальных направления деятельности. Первое, это финансирование силами ЕС гигантского судна для полярных исследований Aurora Borealis. Это судно может находиться в Арктике круглый год, проводя исследования в ранее недоступных районах. Такое крупное вложение средств даст ЕС уникальную исследовательскую платформу и увеличит его политическое присутствие. Окончательное решение за Евросоюзом. Второе, и более обширное направление - это начало масштабной и долгосрочной комплексной программы изучения Арктики, в которой будут объединены силы естественных и общественных наук, включая исследования всех аспектов жизнедеятельности коренных народов.

Следует иметь в виду, что значительная часть Арктики это в научном плане неисследованная территория. Многие из происходящих там биологических и физических процессов мы плохо понимаем, и этот момент был отмечен в докладе Международной океанографической комиссии под названием «Зачем нужен мониторинг Северного Ледовитого океана?». Эти отрасли науки будут играть важную роль в обретении знаний и новом понимании Арктики, а следовательно, дадут нам новые способы для хозяйствования там.

Не менее важное воздействие будет иметь развитие торговли в этом регионе, особенно между соседними государствами. Консорциум Shtokman Development AG, состоящий из трех крупных компаний - Total (Франция), Statoil (Норвегия) и «Газпром» (Россия), - является наглядным тому примером. Консорциум планирует добывать 23,7 миллиарда кубометров газа в год на первом этапе, который должен продлиться 25 лет. Урегулирование пограничных разногласий между Россией и Норвегией в сентябре 2010 года после сорока лет «согласия не соглашаться» совершенно очевидно было связано со Штокмановским месторождением. Это привело в действие целую серию двусторонних соглашений между арктическими государствами в области торговли и политики, став еще одной важной причиной пристального внимания ЕС и Китая к данному региону.

В схватке за Арктику роль первой перчатки играют наука и торговля, но и политика отстает совсем немного. Одни только размеры арктических нефтегазовых запасов гарантируют этому региону превращение в центр геополитического притяжения, где природоохранные и экологические ставки будут чрезвычайно высоки.

Ойвинд ПААСКЕ