В дождь и вьюгу, в темноте или при свете солнца на работу утром выходят истинные вестники - работники почтамта. Те самые люди, благодаря которым мы не только получаем свежую газету, но и письма от друзей и близких, а порой и долгожданное домашнее варенье от родственников из деревни.

Нонна Ивановская - сотрудница мурманского почтового отделения № 52 шесть лет каждый день обходит знакомый участок - от улицы Щербакова до Баумана. Всего - около сорока домов, от двух этажей до девяти.

- Сейчас разложу все бумажки и конверты, чтобы было удобнее обойти маршрут, а там и выдвинемся, - говорит мне Нонна Сергеевна, распихивая уже приготовленные папки в небольшую сумку, которая неумолимо раздувается и тяжелеет прямо на глазах.

Вчера утром я решил пройтись вместе с почтальоном и взглянуть на их работу, как говорится, изнутри. Сразу вспомнились школьные годы, когда сам подрабатывал разносчиком одной из рекламных газет. Чтобы снабдить рекламной макулатурой двадцать домов, приходилось брать две солидные спортивные сумки, которые аж трещали от натяжения, торбу, забитую до отказа, и два больших пакета. Удовольствие сомнительное, ведь все это добро нужно было не только распихать по искореженным ящикам, но и донести через несколько дворов - снова возвращаться домой за газетами желания не возникало. А у подъезда ждали разговоры по домофону с недовольными жильцами, которые не всегда соглашались открыть дверь и позволить забить их ящики ненужными листками.

Уверенный, что и этот поход будет похож на мой предыдущий опыт, я отправился с Нонной Сергеевной, не ожидая чего-либо необычного. Но, как выяснилось, напрасно.

- Давайте помогу вам нести сумку, - предложил я.

- Не нужно, спасибо. Она в этот раз легкая, - ответила почтальон.

Как оказалось, самые тяжелые пачки, а это, как правило, увесистые бандероли и стопки рекламных газет, доставляют во дворы на автомобилях. На улице их, разумеется, не оставляют, а помещают в так называемые опорные ящики. Такие есть в каждом дворе. Ключи от них исключительно у работников почты.

- Сейчас нам нужно разнести заказные письма, немного бандеролей и газеты по подписке, - говорит Нонна Сергеевна. - Кстати, уже который раз приношу людям только «Мурманский вестник». Другие газеты на моем участке почему-то не выписывают.

Я кивнул, но виду, что рад, не показал. Хотя действительно приятно было слышать, ведь в первую очередь мы работаем именно для читателей.

Первый адрес - и перед нами предстает закрытая дверь. Ни на стук, ни на звонок никто не откликается. А ведь адресату нужно доставить заказное письмо. На мой вопрос, зачем его вручать лично, когда можно просто опустить уведомление в почтовый ящик, и получатель придет за ним самостоятельно в отделение, Нонна ответила, что по правилам письмо должно быть вручено в руки. И желательно в первый день. А вот если человека на момент прихода почтальона нет дома, то только в таком случае в ящик опускается извещение. В этой ситуации огорчает то, что письмо возвращается в сумку и ни ее объем, ни вес не меняются.

Пока мы путешествовали по Первомайскому округу, заходили в каждый подъезд, ни в один ящик не было опущено простого письма из разряда «привет, как дела?». Сплошь судебные письма, уведомления Пенсионного фонда и рекламные бандероли.

- Сейчас люди редко пишут письма. Все по телефону общаются, - говорит Нонна Сергеевна. - Даже посылки в основном приходят из магазинов. А ведь еще лет пять назад можно было увидеть коробочку с прикрепленной открыткой «Любимой внучке от любящей бабушки».

В одном из дворов по улице Щербакова нас окликнул мужчина навеселе:

- Есть чего-нибудь мне?

- Если уже забрали свое заказное, то нет, - добродушно отвечает почтальон и смеясь, вполголоса, говорит в мою сторону: - Вот видите, с утра - пьяный, но о почте помнит.

Мне хочется надеяться, что и этот веселый гражданин, и все жильцы четырех десятков домов, которые обслуживает Нонна Ивановская, вспомнят в воскресенье о ее профессиональном празднике и поздравят своего почтальона с Днем российской почты.

Заходим в очередной подъезд и первым делом поднимаемся на шестой этаж. Звонок не работает, но «предбанник» не заперт, поэтому стучимся прямо в дверь квартиры. С той стороны раздается хриплый сонный женский голос:

- Кто там?

- Это почта, вам письмо заказное.

Спустя несколько секунд заскрежетал замок и дверь со скрипом открылась. На пороге стояла молодая девушка со следами крепкого сна на обеих щеках. Да, можно позавидовать соне, Ивановская спозаранку на ногах.

С заказными письмами мы расправились за два часа. Но на этом работа почтальона не заканчивается. Теперь нужно вернуться «на базу» и подготовиться ко второму заходу - на этот раз с квитанциями за телефон и антенну. Порой туда-сюда приходится ходить и по пять раз - почтальоны носят пенсии пенсионерам, разносят рекламные газеты, которые все за раз не утащишь. К тому же коллектив в почтовом отделении исключительно женский. Работать приходится шесть дней в неделю. И работы всегда хватает...

Алексей ОСЕТРОВ.