Когда крупная морская чайка в безветренную погоду взлетает с воды, то первые метров пятнадцать она, словно банальная утка, семенит по водной глади, пытаясь поймать огромными крыльями восходящий воздушный поток…

В чем принципиальное отличие художника-мариниста от фотографа-мариниста? Живописец, ну, скажем, Айвазовский, не спеша, в студии восстанавливает по памяти вполне реалистичный морской пейзаж. Фотограф лишен такой возможности по определению (о любителях компьютерных «чудес» в фотошопе речь не идет). Документальность - это крест фотографа.

Взлетающую в полный штиль с зеркальной поверхности Норвежского моря чайку мурманчанин Валерий Василевский снял в конце августа 2006 года. Факт сам по себе удивительный: ведь в это время в северных морях начинается сезон штормов. Снимок сделан из шлюпки, причем не через видоискатель зеркалки, а навскидку опущенной за борт рукой, чтобы объектив был поближе к воде.

Все совпало идеально: погода, цвет воды и отраженного в ней пасмурного неба. Вглядитесь: это цветной кадр, а выглядит почти как черно-белый. Высший класс цветной фотографии! Но и этот сам по себе редкий морской пейзаж остался бы банальным, если бы в кадр не попал, и теперь уж точно по воле автора, легендарный барк «Седов» на дальнем плане…

В том рейсе Валерий Василевский сделал тысячи кадров, а детально рассмотреть именно этот смог только на берегу, вернувшись в Мурманск. Среди фотографов бытует профессиональная шутка, что самый удачный кадр - случайный. Что ж, шутка вполне серьезная.

- Думаю, что это лучший в моей жизни кадр, - говорит Василевский, держа в руках только что вышедший из печати фотоальбом «Седов». Не зря автор более чем тысячи фотографий, вошедших в огромный том весом два с половиной кило и объемом в 400 страниц, вынес на обложку именно этот снимок, а мы сегодня - на первую страницу газеты.

Фотолетопись походов баснословного парусника, где Василевский за последние пять лет стал, по сути, постоянным членом экипажа, впервые предстала перед зрителем во всей художественной полноте. Но только подобное «остановленное мгновение» позволяет еще говорить о фотографии как об искусстве даже в эпоху повального увлечения общедоступными цифровиками.

Родом Валерий Василевский из Карелии. Впервые в Мурманск студент факультета журналистики Ленинградского университета приехал в 1985 году на практику в областную молодежную газету «Комсомолец Заполярья», и с тех пор хорошо известен в журналистских кругах Кольского полуострова. Пару лет даже редактировал «Мурманский вестник».

Еще на студенческой скамье почувствовал профессиональный вкус к фотографии и по сей день поминает добрым словом преподавателя факультета журналистики Владимира Никитина.

- Он ввел меня в фотографию. Или, скорее, фотографию в меня, - признается мимоходом ныне признанный мастер.

В 2006 году, будучи директором рекламного центра «Радица», Василевский неожиданно столкнулся с занятной профессиональной проблемой: в архиве не нашлось приличного изображения барка «Седов», особенно после перекраски его корпуса в черный цвет. Кстати, в предисловии к своему фотоальбому автор пишет о подоплеке изменения окраса «Седова» с добрым юмором: «В 2005 году «Седов» исполнил одну из главных ролей в немецком художественном фильме «Трагедия «Памира». В связи со съемками пришлось даже перекрасить корпус парусника, и вместо белоснежного мундира наш герой носит с тех пор наряд более строгий - белый верх, черный низ…»

Так вот. Узнав летом 2006-го, что учебный барк Мурманского технического университета «Седов» пойдет на Шпицберген, Василевский написал ректору Александру Ершову настолько проникновенное письмо, что тот разрешил взять на борт фотографа пассажиром.

- Теперь-то я понимаю, как был наивен, рассчитывая, что из одного рейса привезу фотоматериалов на целую книгу! - усмехается Василевский.

Понадобилось пять лет с ежегодным пребыванием на «Седове» по 2-3 месяца, чтобы сделать не менее полумиллиона фотографий и отобрать из них всего лишь тысячу для нынешнего издания.

- До прошлого года мне не хватало штормовых картинок. Но летом 2010-го повезло - мы поймали хороший ветер в Северном море на переходе из Амстердама в Рейкъявик. Правда, нас тогда слегка потрепало… - вскользь замечает морской фотоволк.

Волны, панорамы, виды портов Европы, экзотические птицы, садившиеся на такелаж «Седова» в открытом море, киты, тюлени, дельфины, встречавшиеся на пути. Даже пойманная объективом летучая рыба в полете над волной… Все это есть в дотошной фотоэпопее. Но главное - люди «Седова», запечатленные в классической репортажной манере.

Василевский - принципиальный противник так называемых постановочных кадров. Его художественный метод - наблюдение и точечное вторжение в живую жизнь при помощи хорошей оптики.

Наиболее, быть может, показательна история появления тонкого по замыслу кадра «Тени на парусах».

- Я ждал его три года! - восклицает автор. - И наконец в 2009-м году поймал на Балтике. Все совпало идеально - и местоположение солнца, и ракурс судна, и реальный парусный аврал, и тени курсантов под нужным углом.

«Ты что, не мог попросить матросов забраться на мачту в любой подходящий солнечный день?» - спросил как-то фотографа искушенный коллега.

- Да, можно было бы этот кадр срежиссировать, но я предпочел ждать снимка честного, репортерского, - поясняет мастер.

Частички «седовской» фотолетописи работы Валерия Василевского хорошо знакомы мурманчанам, петербуржцам, калининградцам по его персональным фотовыставкам. Но самая экстремальная экспозиция случилась у Василевского в нынешнем апреле, всего лишь в одном градусе северной широты от полюса, на льдине арктического лагеря «Барнео». Фотограф лично соорудил из кусков снега выставочную сцену и воткнул в нее рамы с фотографиями.

За исключительные по художественным достоинствам репортажи с борта крупнейшего в мире парусника Валерий Василевский получил в этом году национальную премию «Золотой глаз России», которую присуждают Союз журналистов и Гильдия профессиональных фотографов СМИ России.

- За пять лет я так привык к «Седову», что, поднимаясь на борт, словно приезжаю в родную деревню. Где всех знаешь и любишь. Для меня нет большего счастья, чем стоять на палубе парусника, уходящего в море. Отрывистые команды с мостика, расширяющаяся полоса воды между причалом и бортом, прощальный гудок…

Морской фотоволк, как и полагается всем морским волкам, чуть сентиментален.

Фото: Василевский Валерий
Фото: Василевский Валерий
Фото: Василевский Валерий
Фото: Василевский Валерий
Фото:
Валерий Василевский.
Павел ВИШНЕВСКИЙ.