Вертолет - будто пес на цепи

Мурманск проводил меня суровым неодобрительным взглядом, щедро поливая ледяным дождем, и не позволил сделать хороших фото на ледоколе на фоне Кольского залива - я на них выглядела мокрой замерзшей курицей.

Первые впечатления от атомохода «50 лет Победы»: я ощущала его как громадное живое существо, которое дышит, шумит двигателями, подрагивает, у него теплое нутро, и он кажется очень надежным. А как ледокол стремительно и легко идет по морю - просто летит! Пока мы проходили Кольский залив, берега быстро убегали назад, не давая разглядеть пейзажи, маяки и красивые домики с черепичными крышами. И при этом наш корабль двигался еще на малой скорости.

Ночью встала закрыть иллюминатор - сизое небо сливалось с морем на горизонте, а вода вокруг ледокола была бирюзовая - будто на фотографии южных морей. Утром все изменилось: картинка стала, как в черно-белом телевизоре. На палубе холодно, ветер пытался забраться под одежду, рвал куртку. Полюбовалась пару минут на бурлящую за кормой воду, посочувствовала вертолету, привязанному к палубе цепью: он выглядел как бездомный пес на полусогнутых лапах, озябший и покрытый каплями воды.

Вернувшись в теплую каюту, подошла к иллюминатору - и тут из воды поднимается что-то огромное, черное и гладкое. Первая мысль - подводная лодка! Но в следующий миг появился плавник - кит!!! Спустя минуту на палубах уже толпились туристы с видеотехникой, о появлении морских гигантов объявили по трансляции, ледокол замедлил ход, развернулся и вернулся к месту кормежки китов. Животные держались от нас в отдалении и не позволяли к ним приблизиться. Но мы имели возможность видеть их огромные блестящие спины, изящно изогнутые хвосты и многочисленные «фонтаны» выдохов. Их было так много, со всех сторон! Чудо!

Розовый снег Флоры

Третий день путешествия. Мы на самом северном арктическом архипелаге Земля Франца-Иосифа. Это группа островов, расположенных на 80-м градусе северной широты, их 191, и почти каждый имеет свое название. Погода замечательная, около 2 градусов тепла, яркое солнце слепит глаза. Из иллюминатора виден остров Белл - правильный конус с ровно обрезанной плоской вершиной. Нежная дымка кольцом окружает ее. По другому борту - остров Нортбрук, он сплошь покрыт снегом, толстые пласты которого сползают в воду и там ведут самостоятельную жизнь. Часть острова, более высокая и бесснежная, носит название мыс Флора - единственное здесь место, где есть какая-то растительность, зеленый ковер виден с борта корабля. Очень интересно окрашены участки снежного покрова, прилегающие к Флоре, - они розовые. Представляете розовый снег? Говорят, такой оттенок ему придают местные микроорганизмы.

Весь день вертолет, словно городская маршрутка, возит туристов на Нортбрук и обратно. Он страшно гудит, вихри от лопастей срывают с лица очки и поднимают дыбом волосы.

Наконец все туристы вернулись с острова, вертолет закрепили на палубе цепями, и наш ледокол снова летит по морю, оставляя за собой широкую пенную дорогу. На воде важно покачиваются льдины, большие, поменьше и совсем крошечные. В соленой морской воде они вовсе не белые, а серые или голубые, разной насыщенности, встречаются необычайно яркие, будто специально подкрашенные. А вот белыми они выглядят за счет снега, который их покрывает.

Следующая остановка - бухта Тихая. Леденящий покой водной глади. Воздух хрустально-свежий. Ветер стих, и все как будто замерло. С трех сторон бухту окружают огромные ледники, глетчеры - поля очень толстого спрессованного снега и льда, видны участки, где недавно откололся и сполз в воду новый айсберг. На участке выступающей из снега скалы ходил хозяин Арктики, не спеша переступая огромными лапами, лениво оглядывая окрестности. Появление ледокола проигнорировал. Второй медведь лежал на льду, наверное, спал и тоже не удостоил нас вниманием.

Самое красивое место в этой бухте - скала Рубини. Она отвесно вздымается из воды на огромную высоту. Ледокол приблизился к ней почти вплотную. Скала напоминает юбку гофре, и каждая ее складочка тоже состоит из множества каменных складок. Они причудливо изгибаются и образуют узор, от которого трудно оторвать взгляд. С самого верха скалы стекает тонкая нить водопада, которая при падении то разбивается в пыль, то вновь собирается и сверкает серебряными струями. У подножия Рубини вода ярко-бирюзовая и спокойная, как в бассейне. На скале разместился птичий базар. Полярные птицы галдят так, что все вокруг гудит.

В бухте Тихой расположена полярная исследовательская станция. Не хотела бы я оказаться среди людей, что там работают, уж очень холодно - летом температура не выше 2 градусов, плюс или минус - уже не важно.

Хрусь, хрясь, пах, дыщ

Идем среди льдин. Днем толщина пластов, выскальзывающих из-под брюха атомохода, около полуметра. Через несколько часов - уже почти метр. Слушаю, как с треском ломаются льдины. Эти звуки завораживают. Будто много детей ходят по замерзшим лужам: хрусь, хрясь, кх, пах, дыщ...

Небо мрачное, но кое-где пробиваются солнечные лучи и вселяют уверенность, что есть, есть и другая жизнь на Земле. В голову приходят мысли о том, как более сотни лет назад люди пытались достичь Северного полюса. Свинцовое небо равнодушно взирало на путешественников, преодолевающих нечеловеческие испытания и молчаливое презрение природы. А теперь сюда, на макушку Земли, туристы отправляются, будто на пикник, и ничуть не думают об экипировке. Одна ходит по металлической промерзшей палубе в парусиновых кедах, другая - в меховых домашних полусапожках из альпака - считай, в шерстяных носках. Что делать, туристы - они и в Арктике туристы…

…Продолжаем крошить лед. Пошла прогуляться на палубу, все туристы отсыпаются после вчерашних излишеств и барбекю, только одинокий фотограф что-то ищет на горизонте через мощный объектив. Свесив голову, любуюсь огромными льдинами, вывороченными из-под кормы, иногда вместе со льдиной вылетает фонтан воды. И - какое коварство - очередной фонтан, подхваченный ветром, щедро окатил меня. Вернулась в каюту насквозь мокрая, даже пуховик промок.

Заметила, что в море у людей часто проявляются художественные способности: стихи сочиняют, начинают картины писать, прямо тут, на атомоходе, делают прекрасные модели кораблей.

Со всех сторон - юг!

Около полуночи по трансляции туристов пригласили собраться на баке, а моя сестра (она работает на ледоколе фельдшером) повела меня на мостик. Мы запечатлели момент, когда GPS-навигатор показал 90 градусов 00 минут северной широты, и сфотографировались рядом. Другой прибор показывал место расположения корабля, и на нем видно, что, куда ни поворачивайся, со всех сторон южное направление. Все поздравляли друг друга. Мы - на полюсе! Время от времени атомоход сносило течением с заветной отметки, но его c ювелирной точностью возвращали на место.

Нам объяснили, что на этот раз толщина льда на полюсе оказалась маловатой для высадки людей. Поэтому через пару часов ледокол покинул эту точку и всю ночь искал подходящую льдину. Утром мы стояли посреди огромного ледового поля с многочисленными ярко-голубыми озерцами. Матросы поставили знак «Nord polе 90 гр.», выложили круг из канатов, установили трап у полыньи и расставили барбекю и столики. Туристы в одинаковых красных куртках встали в круг и принялись водить хоровод «вокруг земного шара» под музыку. Потом желающие ныряли в прорубь.

А когда развлекательная программа закончилась, разрешили выйти на лед гостям и членам экипажа, свободным от вахты. Взирала на ледяную купель с борта и содрогалась: температура воды минус 2 градуса, глубина - 4200 метров, черная бездна! Наши моряки бодро ныряли и плавали под овации, свист зрителей и возгласы: «До Мурманска слабо?» В начале круиза я хотела совершить подвиг и окунуться в ледяную купель, но едва опустила руку в воду, как решимость меня покинула.

Весь следующий день мы двигались в сторону Земли Франца-Иосифа, и я сходила на аукцион, организованный фондом защиты белых медведей. Для продажи выставляли сувениры с символикой Северного полюса, которые, в принципе, можно в любом киоске купить, а также довольно интересные вещи: карта с нашим маршрутом, постер с изображением древней морской карты Ледовитого океана, на которой наше Баренцево море носит название Мурманское. Кто-то выставил на аукцион сделанный им макет ледокола «Арктика» - первого атомохода, покорившего Северный полюс в надводном положении. Сувенир ушел за 2000 евро. Автор получит только 20 процентов от суммы, остальные средства достанутся фонду. Главный лот - право управлять ледоколом в течение часа - достался немцу за 18 000 евро.

Мы снова у Земли Франца-Иосифа. Тихонько крадемся среди небольших льдин в надежде встретить белых медведей или тюленей, но никого не видно, наверное, животные не хотят встречи и подглядывают за нами из надежных укрытий. Море спокойное, ветра почти нет, скорее, он просто оцепенел от холода. Небо низкое, свинцовое, острова прячутся в ледяной дымке, но их выдает отражение в воде.

…Начинаю скучать по родным. Море уже не так восхищает, и холод надоел, нам его и так хватает. Скорей бы в Мурманск! У нас теплее...

Фото: Груздева Лариса
Фото: Груздева Лариса
Фото: Груздева Лариса
Фото: Груздева Лариса
Фото: Груздева Лариса
Лариса ГРУЗДЕВА.