В январе 1942 года по итогам проведения сбора командиров и комиссаров партизанских отрядов Мурманской области в Москву (о них мы рассказали в номере от 25 февраля в очерке «Если бы Мурманск оккупировали») была направлена подробная докладная записка на имя первого заместителя наркома внутренних дел комиссара III ранга И. А. Серова.

Работа с партизанскими кадрами активизировалась. В горкомах и райкомах ВКП(б) шло исполнение письма от 14 января 1942 года на имя первых секретарей с грифом «Сов. секретно, только лично» за подписью начальника Управления НКВД майора А. Ф. Ручкина и нового начальника 4-го отдела майора Романычева. Требовалось проверить списки личного состава партизанских отрядов, разбить каждый отряд на три группы, назначив старших, подобрать две кандидатуры от отряда на сборы саперов-подрывников, а затем представить сведения в 4-й отдел УНКВД.

Виталий Федорович Романычев родился в 1904 году в деревне Медведки Ярославской губернии. Окончил школу 2-й ступени в городе Тутаеве и Тверскую кавалерийскую школу в 1927 году. Служил на Уссурийской железной дороге помощником начальника штаба по строевой подготовке. С 1931 года - член ВЛКСМ. В 1937 году окончил Высшую пограншколу НКВД и назначен командиром роты полка специального назначения Управления Комендатуры Московского Кремля. В ноябре 1940 года направлен в Мурманскую область.

В январе 1942 года назначен начальником 4-го отдела УНКВД, ответственного за подготовку партизанских отрядов и истребительных частей Мурманской области.

В июле 1942 года назначен начальником Штаба истребительных батальонов Мурманской области.

Награжден орденами Красного Знамени и Красной Звезды.

В начале февраля 1942 года сотрудники 4-го отдела УНКВД под руководством Романычева начали подготовку заполярных разведчиков по 133-часовой программе. Организационно курсы проводились на базе истребительных батальонов, но с заведомым прицелом на то, чтобы эти подготовленные бойцы в случае надобности составили разведывательные подразделения партизанских отрядов.

19 февраля приказ № 115 по Управлению НКВД МО гласил:

«В целях подготовки военных специалистов для партизанских отрядов Мурманской области приказываю:

С 27 февраля 1942 года провести двухмесячные сборы радиосвязистов в пос. Роста из расчета по три радиста на отряд, 10-дневные сборы санитаров в г. Мурманске из расчета по одному санитару на отряд и 8-дневные сборы сапер-подрывников в г. Кировске из расчета по два подрывника на отряд».

Начальниками означенных сборов были назначены офицеры 4-го отдела Васютин, Лысов и Панфилов. Ответственность за общую организацию курсов и проведение их возлагалось на начальника 4-го отдела.

26 февраля майор Романычев (не забудем, что звание майора ГБ приравнивалось к общевойсковому званию полковника) пишет заведующему облторготделом тов. Прилуцкому:

«Прошу Вашего распоряжения на отпуск продуктов и хлеба для обеспечения слушателей спецкурсов Обкома ВКП(б) из расчета 15 руб. в сутки:

В гор. Кировске группа в 25 человек, продолжительность 8 суток.

В пос. Роста (столовая № 4) группа в 38 человек, продолжительность сбора два месяца.

В Микояновском районе г. Мурманска (столовая № 10) группа в 13 человек, продолжительность сбора 10 суток.

Начало занятий на всех сборах 27 февраля 1942 года».

Готовились к этим сборам заранее. Ещe в начале февраля во все райкомы и горкомы ВКП(б) области (13 адресов) было доставлено типовое письмо, подписанное майором Романычевым:

«В феврале-марте сего года предполагается проведение 45-дневного сбора радиосвязистов партизанских отрядов области.

В связи с этим просим Вас отобрать по 3 человека из состава каждого отряда, желательно знакомых с радиотехникой. Намеченные товарищи должны быть сообразительными, физически здоровыми, с хорошим слухом, легкой рукой, на которых имеется твердая бронь от призыва в РККА.

При выезде на сбор они должны иметь:

Винтовку-карабин системы «Маузер», 50 боевых патронов, патронташ, противогаз, индивидуальный пакет, лыжи с палками, компас, бинокль, карандаши (простые, синий и красный), линейку, белую бумагу или тетради (6 шт.), ножик, кружку, ложку и котелок, туалет, вещевой мешок».

Требовалось иметь при себе и теплую одежду: полушубок, валенки, сапоги, ватные брюки, теплые рукавицы, шерстяной свитер, запасную пару белья. «О дне выезда будет сообщено дополнительно».

Курсы радистов-операторов начали действовать в начале марта. Их начальником был назначен лейтенант госбезопасности Лысов, потом его сменил младший лейтенант ГБ Харебин. Занятия проходили в Росте, где прибывшие и жили: 2-й Комсомольский поселок, дом 9. Питались наполовину за счет обкома ВКП(б), половину оплачивали сами, за ними сохранялся средний заработок по месту основной работы.

Программа, утвержденная начальником УНКВД, была рассчитана на 511 учебных часов. Преобладали - 409 часов - спецзанятия по связи. Учебный день занимал 10 часов, плюс два часа самоподготовки. И, надо сказать, учились курсанты с похвальным усердием. А вот сапог у части приезжих не оказалось.

10 апреля начальник курсов младший лейтенант Харебин подает рапорт начальнику 4-го отдела майору Романычеву:

«Некоторые курсанты спецкурсов не имеют никакой кожаной обуви, вследствие чего такие товарищи не могут посещать занятия, связанные с выходом как в поле, так и вообще на улицу».

Далее Харебин пишет, что 1-й батальон Мурманского истребительного полка имеет на своем складе 30 пар яловых сапог, находящихся в ведении командира полка старшего лейтенанта Храбрых, и просит, чтобы Романычев приказал тому отпустить «десять пар сапог курсантам спецкурсов за наличный расчет или же с возвратом по окончании курсов» .

Не хватало не только сапог. Для обучения радистов не хватало главного - радиостанций. Романычев обращался за помощью к начальнику отдела связи 14-й армии подполковнику Володину, просил выдать на курсы пять радиостанций «6-ПК», но средств связи и для самой армии не хватало. Начальнику 4-го отдела УНКВД в выдаче радиостанций было отказано.

21 апреля техник 4-го отдела УНКВД сержант госбезопасности Сегодкин, преподающий на сборах основные, профильные дисциплины, докладывает Романычеву:

«Курсанты показали неплохую теоретическую подготовку, но практическая работа освоена плохо, так как с тремя радиостанциями усилить практическую работу не представляется возможным, а без хорошо поставленной практической работы не может быть обеспечена и устойчивая радиосвязь, особенно в наших условиях.

Надо продлить курсы на 10-12 дней».

Курсы действительно продлили. К 1 мая была пройдена вся прежде запланированная программа, а потом еще неделю курсанты практиковались. 9 и 10 мая прошли зачетные испытания. Из 29 человек, проходивших зачетные испытания, 20 сдали их на отлично, семеро - на хорошо. Прилежанием, молодым напором, природной сообразительностью была освоена, прямо скажем, немалая и нелегкая программа.

В приказе по случаю окончания курсов начальник УНКВД Ручкин, объявив благодарность лучшим выпускникам и сержанту Сегодкину, «положившему много усилий в дело организации и проведения курсов», выразил уверенность, «что личный состав радиосвязистов партизанских отрядов продолжит отличную подготовку, полученную на сборе, практической работой на местах».

И, надо сказать, многие из выпускников сумели позднее доказать свою пригодность в важнейшем для партизан деле - обеспечении связи с Большой землей, то есть с Родиной.

С 28 февраля по 8 марта 1942 года в городе Кировске тем же 4-м отделом под непосредственным руководством лейтенанта госбезопасности Панфилова были проведены 8-дневные сборы по подготовке партизанских саперов-подрывников. Преподавательский состав сбора был выделен Кировским райкомом ВКП(б). Подрывному делу курсантов обучал начальник рудника комбината «Апатит» Геннадий Васильевич Бикин, а по всякого рода сооружениям - заместитель директора комбината Сергей Николаевич Порошин. Преподавал также начальник инженерной службы штаба Погранвойск НКВД старший лейтенант Павлюк. 100 килограммов тола, 200 капсюлей детонаторов, 50 метров бикфордова шнура, 200 метров детонирующего шнура были выделены комбинатом.

Проведено 62 учебных часа, из которых 24 были заняты подрывным делом, а 16 - техникой устройства заграждений. Ввиду запрещения вырубок в районе города практические занятия по разного рода постройкам и сооружениям проводились в 16-18 км от города (район станции Титан), откуда шли на лыжах в походном снаряжении. Все другие практические работы производились в радиусе 5-7 км от города.

По результатам сборов от имени руководства УНКВД была объявлена благодарность как вышеназванным преподавателям, так и лучшим из 16 выпускников. Особую благодарность вынесли Владимиру Дмитриевичу Прибышину 1910 г. р., члену ВКП(б), техноруку Зашейковского лесокомбината, «за хорошую работу с личным составом сбора», а также заведующему военным отделом Кировского райкома ВКП(б) Виктору Федоровичу Пастухову и командиру Кировского истребительного батальона Власову «за активную помощь и благоустрой-ство курсантов».

С 1 по 11 марта 4-й отдел организовал в Мурманске 10-дневную подготовку санитаров-инструкторов для девяти партизанских отрядов. Часть санитарных работников готовили в стенах действующих медучреждений.

В разработке программ для подготовки партизанских кадров, да и в подготовке как таковой самое активное участие принимал начальник 2-го отделения 4-го отдела Управления НКВД Сергей Демьянович Куроедов - будущий командир партизанского отряда «Советский Мурман». Его подпись стоит на многих секретных документах той поры.

В середине марта 1942 года в поселке Териберка был подготовлен состав еще одного партизанского отряда Мурманской области, 13-го по счету. Но счет этот уже «устаревал». Наступали события, круто изменившие обстановку и определившие судьбу здешних партизанских формирований.

Владимир СЕМЕНОВ.