…Степь. На кургане посреди ковыльного моря двое, воин-рус и кочевник-степняк, отложив оружие, мешают в чаше с вином свою кровь, чтобы совершить обряд побратимства, из врагов стать родичами. «Побратим» - очень теплое слово. И очень древнее.

В 836 году побратимами стали германский Падерборн и тогда еще не французский, а франкский Ле-Ман. Так железной монаршей волей мирил народы император Карл Великий. Современное движение городов-побратимов зародилось во Вторую мировую, когда леди-мэр выбомбленного люфтваффе дотла Ковентри Эмили Смит послала жителям пережившего еще большую трагедию Сталинграда вышитую скатерть и небольшую сумму денег, собранную ее земляками. Послала со словами: «Лучше маленькая помощь, чем большое сочувствие».

Сейчас у Волгограда 24 побратима, у Мурманска - девять: от соседских Рованиеми и Лулео до манящего Джексонвилла и мало кому ведомого исландского Акурейри. Мы один из 3500 городов в 160 странах, входящих во Всемирную федерацию породненных городов. А последнее воскресенье апреля - Всемирный день городов-побратимов.

Памятный знак, посвященный им, находится в самом центре, в самом сердце Мурманска. (И, помнится, в оные годы гости любили фотографироваться рядом, на фоне начертанных кириллицей родных названий.) А вот посвященный побратимству день оказался далеко за обочиной нашей жизни.

Что ж, движение породненных городов создавалось после Второй мировой, чтобы примирить воевавшие народы. И вроде бы задачу свою давно выполнило. Тем более что нынче у нас международных контактов стало не в пример больше, чем, скажем, четверть века назад. Серьезные люди при чинах и должностях постоянно снуют туда-сюда, решают серьезные вопросы... Главным образом, бизнес-вопросы. И возможно, такие - замешанные на выгоде - контакты даже надежней. Ведь и брак по расчету, как уверяют трезвые люди, крепче, гм, обычного.

Может быть, может быть... Но большинство из нас, если верить блеску глаз на свадебных фотографиях, женятся все-таки по другой причине. И если не случилось ее, любви, то была ли жизнь полной?

Чувства, и дружеские тоже, самоценны. Только поддерживать их труднее, чем бизнес-интерес. Другое дело - нужны ли они нам нынче. Давно не видать гостей у памятника. Название девятого из побратимов Мурманска, немецкого Куксхафена, восемь лет не может обрести на нем свое законное место. Или вот на днях, 23 апреля, исполнилось ровно полвека нашему первому побратимству - с финским Рованиеми. Вспомнил ли кто об этом - у нас, у них? Вопрос риторический, ответ отрицательный. А жаль. Не так много друзей выпадает в жизни что человеку, что городу. Не стоит ими бросаться.

Конечно, время изменилось. И чтобы породненные города вновь стали ближе друг другу, пожалуй, придется придумывать какие-то другие, современные формы сотрудничества. Придумывать всем - и отцам города, и так называемым простым гражданам. Пока наше побратимство не окаменело, как тот самый памятник. Его, как известно, мурманчане издавна называют Чебурашкой. Называют с усмешкой. Но без издевки. Ведь, даже давно повзрослев, детской памятью мы Чебурашку все-таки любим, верно?

Петр БОЛЫЧЕВ, Владимир БЕЛЯЕВ.