Евгения Скопинцева вчера впервые увидела самолет отца. Накануне Дня памяти и скорби его извлекли из рыжеватых вод озера Кривого близ Сафонова, спустя почти семьдесят лет после того, как Ил-2 под управлением Валентина Скопинцева был сбит врагом.

25 ноября 1943 года летчик Скопинцев и стрелок-радист Владимир Гуменной совершали третий в жизни боевой вылет. Командование направило две восьмерки штурмовиков 46-го полка атаковать аэродром фашистов в Луостари. Вылетели затемно, но до основной цели не дошли - помешал туман. Отбомбились по запасной цели, вернулись - и вновь были подняты в небо. Задача-то не выполнена. Опять пошли на Луостари уже днем - это и погубило группу. При свете, пусть и сумеречном, ноябрьском, противник быстро обнаружил наши машины. В воздух поднялись 25 мессершмиттов. В итоге из 16 штурмовиков на базу в тот вечер вернулись лишь 10, сбиты были также 5 истребителей сопровождения. Погибли семь летчиков и шесть стрелков.

Скопинцев и Гуменной родились под счастливой звездой. Разбомбив два застигнутых на земле вражеских самолета и зенитку, сбив «мессер» в воздушном бою и получив несколько пробоин, они сумели дотянуть почти до самой базы - аэродрома Ваенга-2. На подходе Ил стал стремительно терять высоту, в темноте летчику удалось посадить машину на единственное светлое пятно - тонкий лед озера Кривого. Сам раненый, он вытащил из кабины тяжело раненного Гуменного - успел, пока самолет, проломив лед, на его глазах не ушел на дно. Три километра до аэродрома Скопинцев нес стрелка на себе.

- Глядя на эти места, я представляю, как отец в кромешной тьме сажал на брюхо подбитый самолет, как нес товарища, чувствую, какой это был ужас, чего им стоили эти три километра до базы, - взволнованно говорит Евгения Валентиновна. - Его рассказы о войне - самое яркое воспоминание моего детства. Знаете, он вспоминал, например, как у них в эскадрилье приручили медвежонка, который вырос и всегда встречал ребят после вылетов...

Скопинцев был трижды награжден орденом Боевого Красного Знамени, а также орденом Нахимова. Представляли и к званию Героя Советского Союза, но... что-то не сложилось. Родом из-под Воронежа, после Победы он больше никогда не бывал в Заполярье и на место гибели своего первого самолета не возвращался. И вряд ли думал, что беспомощно осевший под лед Ил-2 снова сможет взлететь.

Железная птица лежала на глубине всего трех метров, однако извлечь ее много лет даже не пытались - мало ли их, сбитых, искореженных, смертельно раненных ржавеет в озерах со времен Великой Отечественной... Когда дочь и сын ветерана взялись за дело, им помогли поисковики, собирающие историю 46-го Печенгского дважды Краснознаменного штурмового авиационного полка, где служил Скопинцев. По воспоминаниям летчика, удалось точно установить место гибели самолета, а дальше подключился фонд «Крылатая память Победы», восстанавливающий и вновь ставящий на крыло раритетные самолеты сороковых годов. И вот наконец легендарный штурмовик удалось извлечь из озера.

Кран медленно поднимает на поверхность то, что некогда было боевой машиной. Появляется нос с искореженным винтом, кабина, и вот над водой вздымаются распростертые крылья подбитой птицы. Она расправляет их спустя десятилетия мертвого сна, поисковики и реставраторы убеждены: это лишь начало, впереди у воскресшего самолета - небо.

- Накануне представители фонда «Крылатая память Победы» заверили меня, что эту машину не только удастся восстановить, но даже поднять в воздух. Более того, можно надеяться, что мы увидим ее над Мурманском в день 70-летия разгрома фашистов в Заполярье, - говорит заместитель губернатора области Игорь Сабуров.

Председатель фонда Борис Осетинский считает, что Ил в приличном состоянии. Утерян только деревянный хвост машины, попросту сгнивший в озере. Все остальное пригодно для реставрации.

- Смотрите, сколько гильз в кабине, - поражается он, осматривая покрытую слоем ила находку. - Стрелок-то был молодец, до последнего сражался! Видимо, «мессеры» на них налетели - вверх стрелял, судя по тому, что гильзы в кабину падали. Почти весь боезапас истратил, от силы пара патронов целые. Молодцы ребята!

Из кабины извлекают кислородный баллон. Один из поисковиков поворачивает вентиль - из баллона с шипением выходит газ.

- Кислород 43-го года! - восклицает мужчина.

Сейчас в России от силы 20 «живых» самолетов сороковых годов, из них в воздух подняться способны всего четыре. Реставрацией занимаются в основном на спонсорские деньги. Но энтузиасты уверены: к столетию отечественных ВВС, которое отмечается в этом году, в раритетной эскадрилье будет пополнение. Опыт восстановления самолета именно этой модели - Ил-2 - уже имеется, так что можно рассчитывать, что и заполярный штурмовик в ближайшем будущем залечит раны и встанет на крыло.

Фото: Ещенко С. П.
Фото: Ещенко С. П.
Татьяна БРИЦКАЯ.