(Окончание. Начало в № 232.)

Первые походы - первые успехи

В первый боевой поход «Полярник» вышел 23 июня. Ему предстояло мелкими диверсионными группами действовать в районе железной дороги Алакуртти - Куолаярви. К тому времени партизаны были вооружены оружием отечественного производства - каждому взводу выдавалось по 2 ручных пулемета, по 3 автомата, остальным бойцам - винтовки. Было в арсенале и специальное оружие. Это так называемые «БраМиты» - винтовка или карабин с дульной насадкой для бесшумной стрельбы. (В названии устройства, кстати, «зашифровано» указание на изобретателей - братьев Митиных.) Один «БраМит» выдавался на отделение или взвод и применялся для снятия часовых.

Поход был успешен: пущен под откос воинский эшелон, взорваны мосты через реку Тенниейоки и на шоссейной дороге Алакуртти - Куолаярви - Савукоски совершен налет на гарнизон противника, взорвана пятитонная машина с вооружением. Мост взрывали так. 19 июля, минуя вражеские посты, достигли намеченного объекта. В течение дня и вечера вели наблюдение, рассчитали, сколько потребуется зарядов взрывчатки, распределили обязанности между бойцами. Глубокой ночью сняли часового, быстро заложили мины, облили мост горючим, и он загорелся. После этого группа без потерь отошла в лес.

Следующий поход стал еще более удачным. Подорваны 4 воинских эшелона, взорваны мосты на участках шоссейных дорог Алакуртти - Кайрала и Куолаярви - Савукоски.

Появление хорошо подготовленных диверсантов на территории Финляндии стало, вероятно, для финского командования полной неожиданностью. Иначе трудно объяснить не только удачные действия партизан, но и их минимальные потери. Например, во втором походе «Полярник» потерял убитыми семь человек, из которых четверо по собственной оплошности подорвались на минах, а один был расстрелян за трусость. Таким образом, боевые потери составили всего два человека.

Были случаи, близкие к комичным. Взвод партизан численностью 18 человек под командованием Анатолия Пискова вышел на железную дорогу, чтобы пустить под откос воинский эшелон. 7 октября партизаны заминировали полотно железной дороги, тщательно замаскировали заряды и укрылись в полусотне метров от дороги в ожидании. Выводившийся на рельс колесный замыкатель, который приводил мину в действие, следовало установить перед самым подходом поезда.

В 21 час по полотну дороги с фонарем прошел патруль, мин он не обнаружил. Но патруль еще не успел скрыться, как показался поезд, направлявшийся к фронту. Александр Долгин на глазах у финнов выбежал из укрытия и набросил колесный замыкатель. Финны, видя, что у дороги кто-то копошится, окрикнули его. Долгин не обратил на окрик никакого внимания. Тогда один из финнов поднял автомат и стал целиться. Но Долгин не растерялся. Он поднялся во весь рост, громко выругался и погрозил финну кулаком. Тот в недоумении опустил автомат. Воспользовавшись замешательством, Долгин бросился от полотна дороги, мощный взрыв отбросил его в сторону, поезд потерпел катастрофу. Сидевшие в засаде партизаны открыли по уцелевшим вагонам огонь.

Финский ответ

Такие прогулки в своем тылу финны долго терпеть не собирались. И когда 30 ноября 1942 года архангелогородцы силами уже трех отрядов снова направились в рейд, противник дал жесткий отпор. Соединение потеряло убитыми и пропавшими без вести 86 человек. Еще пять человек были расстреляны за трусость. 19 ранены и обморожены. Задание уничтожить 10 эшелонов выполнено не было. Справедливости ради надо сказать, что врагами партизан стали не только финские войска, но холод и голод. Выяснилось также, что многие из бойцов плохо владеют лыжами. Они, обессилев, отставали от общей колонны и попросту замерзали. Были случаи, когда из диверсионных групп в 10-12 человек до своих баз доходили только 2-3. Полностью не вернулись группы Кононова (25 человек) и Пискова (11 человек). Погиб в том походе и Александр Долгин, грозивший кулаком финскому патрулю. Исчезли, растворились в финских лесах 14 человек группы Белова, а вышедшие их встречать 17 бойцов под руководством командира отряда «Сталинец» Александра Цветкова попали в засаду и погибли в бою.

Очень красноречиво говорит об этом страшном походе отрывок из дневника комиссара партизанского отряда «Полярник» Диомида Майзера:

«2 января. Прибыли Павлов и Афанасов со своей группой. Задание не выполнили - не дошли до объекта. Тем не менее эта группа имеет потери: один взорвался на летней финской мине, один умер от истощения, трех человек оставили в пути, не могущих дальше двигаться; первый шел хорошо, но отстал от отряда. Я и другие товарищи были чрезвычайно возмущены таким отношением к человеку. Послали для оказания помощи группу Костылева, который в 18 км от лагеря нашел два обнявшихся замерзших трупа. Картина потрясающая. Это лежит на совести командования группы.

3 января. Вернулся из разведки Сажин, нашел своих двух бойцов, которых оставил при выходе. Оба товарища найдены мертвыми в шалаше. Люди умерли от голода. Сегодня вечером пришли в лагерь Третьяков и санитарка Шура. Пришли измученные и обмороженные. Голодом они шли с 26 декабря, т.е. шесть дней. На КП мы все сразу же стали их приводить в чувство, особенно Шуру Попову. Валенки снять с ног не могли, т.к. они примерзли к ногам. 2 часа Соня и Нюра оттирали помороженные ноги и из 4-й степени привели во 2-ю. По словам этих товарищей (Третьякова и Поповой. - Прим. авт.), всего из 13 человек группы вышли только вдвоем, три бойца умерли от голода, а восемь человек, в том числе и начальник штаба отряда «Большевик», остались в 60 километрах от лагеря и не могут двигаться от истощения.

…Задание ни одна из групп не выполнила».

Пополнения после этой драмы отряды не получили, но штаб партизанского движения Карельского фронта это не остановило. В феврале бригаду снова отправили в поход. В этот раз обошлось без обморожений и голодных смертей, но и результат был далек от летних походов 1942 года - взорван один эшелон да уничтожено 300 метров телефонного кабеля...

За те два зимних похода невозвратные потери партизан составили 95 человек. Притом что за всю войну архангелогородцы потеряли 126 человек убитыми и 73 пропавшими без вести.

Игра в кошки-мышки

Летом 1943 года партизаны хорошо подготовили и провели операцию «Рельсовая война». Вот что о ней вспоминает бывший командир отряда «Большевик» Георгий Артамонович Калашников:

«Мне пришлось разрабатывать операцию «Рельсовая война» на Кандалакшском направлении. Между отрядами распределили участки дороги Ручьи - Куолаярви. В каждом отряде было несколько диверсионных групп по 5-7 человек. Вся группа выходила на железную дорогу. Впереди шел пулеметчик. Второй номер - прикрытие. Сзади шла группа подрывников. Один ставил мину, то есть скобочкой прикреплял толовый шар к рельсу, второй вставлял запал, третий поджигал. Заранее были подготовлены бикфордовы шнуры определенной длины. Если минер поджигал первую мину, то она взрывалась в тот момент, когда он, поставив последнюю, уходил в укрытие. Взрыв был произведен в 24 часа.

Операция была очень удачной. В отряде не было ни одного раненого и ни одного убитого. А шуму наделали много, и пленный после этой операции показал, что все были перепуганы и решили, что в тыл вошла большая группировка советских войск с минометами и артиллерией. Когда рельсы рвались, то они летели с визгом, и делалось такое впечатление, что применяются катюши. Это одна из наиболее удачных и эффективных операций».

Всем соединением партизаны в тыл противника в 1943 году не ходили, действовали мелкими группами. И такая практика снова привела к успеху. Партизанский отряд «Большевик» действовал в тылу противника в районе железной дороги Меркиярви - Курсу и шоссейной дороги Кемиярви - Куолаярви. Пущен под откос воинский эшелон противника. Отряд «Полярник» отправился в район железной дороги Алакуртти - Сарвиселькя и шоссейной дороги Миокколахти - Куолаярви. Пущены под откос два воинских эшелона, разгромлен гарнизон. «Сталинец» оседлал шоссе Савукоски - Куолаярви. Разгромлен финский гарнизон, взорвано пять мостов, уничтожено около двух километров телефонно-телеграфной линии связи.

К концу лета 43-го финны приспособились к новой тактике партизан. Отправившийся во второй летний поход «Большевик» на пути к железной дороге был обнаружен противником и после боев возвратился на базу.

И тогда партизаны снова вернулись к действиям крупными соединениями. Более того, на помощь архангелогородцам прибыли отряды из Карелии - «Боевые друзья», имени Чапаева, «Мстители». В конце 1943-го и до окончания войны на Карельском фронте осенью 1944-го партизанская война на Кандалакшском направлении характеризовалась нападением на гарнизоны и опорные пункты финско-немецкой группировки. В частности, были разгромлены гарнизоны в Марти, Нарускайоки, Араярви, Локка. Были серьезные бои с отрядами финской армии. Но эти события еще ждут своего исследователя.

14 октября 1944 года партизанские отряды по приказу командования влились в регулярные части Красной Армии и продолжали борьбу с врагом, освобождали Прагу, Варшаву, Краков. Многие их бойцы дошли фронтовыми дорогами до Берлина.

Время след не сотрет

Партизаны вернулись в Шуми-городок в 1979 году. А в следующем здесь был установлен мемориальный комплекс. На открытие пригласили командира отряда «Большевик» Георгия Артамоновича Калашникова. Он помог активистам музея Енской школы восстановить фамилии партизан, погибших в здешних местах. Большой подарок музею сделал бывший военный фотокорреспондент Яков Григорьевич Местечкин, поделившийся снимками, сделанными в партизанских отрядах. (Некоторые его фотографии использованы и в этой публикации.)

Шли годы, и они, конечно, не прибавляли сил ветеранам. Каждый раз все меньше приезжало бывших бойцов в Шуми-городок на традиционные встречи. В 1999-м - всего десять человек, а через пять лет, когда отмечалась 60-я годовщина разгрома врага в Заполярье, не смог приехать уже никто... Но стереть оставленный этими людьми след не сможет даже время.

Фото: Яков МЕСТЕЧКИН
Партизаны готовят обед во время тренировочного рейда. Северная Карелия, август 1942 г.
Фото: Фото с сайта www.sk-russia.ru
Бойцы «Полярника» перед лыжной тренировкой в окрестностях Архангельска. Февраль 1942 г.
Андрей КИРОШКО.