Похоже, некоторые давно ожидаемые проекты особо охраняемых природных территорий в Мурманской области вскоре получат мощный импульс к жизни. Речь идет и о вымечтанном нацпарке «Хибины», и о заказнике «Кутса», который скоро станет частью национального парка - правда, карельского… Не будем забывать и о полуострове Рыбачий, который также планируется сделать природным парком. Баренцевоморское отделение Фонда дикой природы и Финский институт окружающей среды предложили журналистам из стран-соседей познакомиться с принципами функционирования парков по обе стороны границы на примере карельского «Паанаярви» и финского «Оуланка». Приняла участие в пресс-туре и корреспондент «Мурманского вестника», на страницах которого проблемы создания первого в нашем регионе нацпарка регулярно поднимаются. Хотелось посмотреть, как же работает этот инструмент охраны окружающей среды - национальный парк.

Средство от депрессии

Каждый из нас нашел в «Паанаярви», как говорится, свой интерес. Финны видят в нем «сестру» своего парка «Оуланка»: граница разделила эти территории только в 1944 году. И сейчас два парка активно сотрудничают: подписано соглашение о трансграничной территории ООПТ «Паанаярви - Оуланка».

Мурманчане, познакомившись с историей карельского нацпарка, тоже начинают испытывать некие братские чувства к нему: в 80-е годы эта территория стала символом природоохранного движения.

Из озера Паанаярви тогда чуть было не сделали водохранилище для планируемой к строительству гидроаккумулирующей станции, а рядом хотели устроить горнолыжный курорт. На защиту леса и озера поднялись и общественные организации, и ученые России и Финляндии. Отстояли. Сами собой у мурманчан напрашивались аналогии, согласитесь... Только наш нацпарк все еще в будущем, а здесь мечта сбылась.

Впрочем, для братских чувств имеются и гораздо более конкретные основания. Министерство природы и экологии РФ уже приняло решение о создании кластера нацпарка «Паанаярви» на территории Мурманской области - в ООПТ федерального значения предлагается включить наш заказник «Кутса», что расположен в Кандалакшском районе.

Теперь свое слово должно сказать наше областное правительство, и заместитель председателя комитета промышленного развития, экологии и природопользования Алексей Смирнов был делегирован, чтобы увидеть, «в какие руки отдаем».

Путь начинается на повороте от федеральной трассы М18 Санкт-Петербург - Мурманск. На перекрестке два указателя: на Лоухи - в одну сторону, в противоположную - стокилометровый путь на поселок Пяозеро, где расположен визит-центр «Паанаярви». Минуем поселки Сосновый, Кестеньгу, все больше погружаясь в меланхолическое настроение. Места красивые, поселки - бедные…

Пяозеро по сравнению с ними выглядит гораздо более позитивно, однако быстро выясняется, что это - остатки былой роскоши. Этот поселок лесозаготовителей был отстроен финнами сорок лет назад, здесь жили работники самого богатого в Карелии леспромхоза. Финны были заинтересованы в импорте карельской древесины - своих зрелых лесов у них не было.

Теперь леспромхоз закрыт, работы, мягко говоря, мало, и именно созданный двадцать лет назад нацпарк не дает впасть поселку в полную депрессию. Он предоставляет сорок пять рабочих мест, загрузку гостиницам и кафе, а его визит-центр служит местным культурным центром - здесь проходят не только научные конференции, но и многие поселковые праздники.

Вообще, парк «Паанаярви» - один из лучших парков России. Такого успеха он достиг под руководством своего бессменного директора Александра Бижона, двадцать с лишним лет назад приехавшего в карельский поселок из Москвы вместе с женой Натальей. Им удалось создать большую команду специалистов, фанатов своего дела, реализовать несколько международных проектов, войти в европейские природные организации…

Законы медвежьего угла

…И вот он - национальный парк «Паанаярви». Позади остались 60 км не лучшей грунтовой дороги, что отделяет его от поселка. Это единственная дорога, по которой можно сюда доехать, что служит дополнительной гарантией того, что «чужой» - неучтенный - сюда не пройдет. Да, в парке учитывается каждый посетитель: любой, кто желает сюда попасть, сначала побывает в визит-центре, получит разрешение на его посещение, экскурсионную путевку и оформит договор (стоимость проживания на человека в одном из шестнадцати домиков-приютов обходится в шестьсот рублей в сутки). Без этих документов дальше кордона вы не пройдете и не проедете…

Такие строгости позволяют действительно держать ситуацию под контролем: чтоб никто не потерялся и не набезобразничал на более чем тысяче квадратных километров северной тайги.

- У нас в лесу порядок, мусора нигде не увидите, - со справедливой гордостью говорит Наталья Бижон, на два дня ставшая нашим проводником. - И браконьеров нет, даже по озеру в наши владения никто несанкционированно не пробирается. Тут все на виду, все всех знают и видят.

Да и далеко, настоящий медвежий угол - добавим от себя… Пять тысяч туристов проходят здесь за год, совсем немало, учитывая труднодоступность места. Рыбалка, пешие, водные и снегоходные маршруты по красивейшим местам вдали от цивилизации (электричества и мобильной связи здесь нет) - все это привлекает сюда и русских, и зарубежных туристов.

Конечно, есть тут чем полюбоваться даже в межсезонье, в которое мы угодили. Жемчужиной парка, как справедливо утверждает путеводитель, является чистейшее озеро Паанаярви, которое вытянуто в длину и простирается на 24 километра.

Река Оланга, берущая начало из него, богата красивыми порогами, самый крупный порог, двенадцатиметровой высоты, - Киваккакоски, на нем мы побывали. Самая высокая гора Карелии - Нуорунен (576 метров), гора Кивакка со скоплениями сейдов на вершине, водопад Мянтюкосски, Красные скалы (Рускеокаллио) с краснокнижными растениями, старые ели, окутанные бородатыми лишайниками - все это тоже сокровища «Паанаярви».

Есть здесь и база для детского эколагеря, и отстроенный этнографический дом на месте старой карельской раскольничьей деревни, прекратившей свое существование в годы войны, и финское поместье на берегу озера.

Ехали мы на снегоходах, заботливо погруженные в сани. Интересные экскурсии, вкусное угощение… Здесь умеют заботиться о гостях. Государственные инспекторы, которые трудятся вахтовым методом - по четыре дня, заодно являются и гидами, приходится нести им и хлопоты по хозяйству - нужно и домики в порядке содержать, и туристов накормить, если нужно, и баньку им истопить… Летом, в сезон, им на помощь приходят и остальные сотрудники нацпарка.

- Популярность нашего парка велика, - говорит Наталья Бижон. - Мы уже с 10 апреля начинаем бронирование мест на лето, сейчас заказаны все шестнадцать домиков до середины августа…

Доходы составляют 30-35 процентов от бюджетного финансирования, как сообщила администрация парка. А меня не оставляло ощущение, что люди здесь каждый день совершают подвиг: тяжела эта работа, учитывая расстояния и бытовые условия. Но и благодарна - природа не теряет свой первозданный облик.

- Теперь я убедился, что наш заказник «Кутса», который планируется присоединить к территории этого нацпарка, будет в надежных руках, - делает свой вывод Алексей Смирнов. - У нас в области, как известно, нет особо охраняемой территории такого уровня, и хорошо, если у нас появится хотя бы ее кластер, чтобы было где перенять опыт.

Гуляют все!

Дальше наш путь лежал через границу, в финский «Оуланка» - один из тридцати семи(!) нацпарков страны. Далеко не самый большой, но один из самых посещаемых - без малого 80 тысяч человек проходит здесь за год! Мы побывали в визит-центре парка и прошли по самому короткому из пеших маршрутов - двухкилометровому «Малому медвежонку». Есть и «Большой медвежий круг», этот 80-километровый маршрут ведет к горнолыжному курорту Рука.

Самое интересное - это сравнить принципы организации русской и финской «сестер». Если мы все высчитываем, сколько пользы принесет парк в денежном эквиваленте, и пытаемся доказать, что «парк почти так же хорошо, как ГОК», то финны не требуют от парка коммерческой деятельности.

Нацпарк там не оказывает никаких платных услуг, лишь продает сувениры желающим в визит-центре. Богатеет инфраструктура вокруг парка - гостиницы, магазины, турфирмы. И в конце концов оказывается, что косвенные доходы в экономику региона от деятельности нацпарка практически сопоставимы с доходами от горнодобывающего предприятия.

Считается, что за год на территории региона посетители нацпарка оставляют около 6-7 миллионов евро - это те, кто приехал целенаправленно в «Оуланка». А если учесть (как-то им удается это посчитать) тех, кто просто совмещает прогулку в нацпарке с отдыхом в каком-то другом месте, например, в Руке, то счет идет уже на 14-15 миллионов евро. Притом что содержание парка обходится государству в 700 тысяч евро.

Еще немного цифр. Штат - десять человек, среди них нет инспекторов, как у нас. Инспектор есть, в принципе, но он один на какое-то количество парков и бывает в каждом из них наездами. «Как тогда вам удается бороться с мусором?» - возник вопрос у русских журналистов. Ответ был вполне предсказуем: «А у нас не принято мусорить».

И все-таки некое количество бытовых отходов на территории попадается, и это количество дотошно подсчитано. Сейчас таких чужеродных элементов 1, 7 штуки (!) на 1 квадратный километр площади. Финны стремятся свести эту цифру к 1, 5 штуки - это записано в планах развития на ближайшее время…

Учет посетителей в парке ведется, но не с помощью выданных разрешений, вход сюда свободный, просто он лежит через деревянные ворота, в которые встроен датчик, он-то и ведет подсчет прошедших. Итог - 75 тысяч посетителей за год. В планах администрации довести этот показатель до 85 тысяч.

Что еще? Пешие тропы и висячие мосты, обустроенные биваки, избушки для дневного отдыха и домики для ночлега на 10-20 человек - все это к вашим услугам бесплатно. Единственное и главное условие - не сорить. На длинных маршрутах, как можно увидеть на карте, есть специальные места для переработки мусора.

На том двухкилометровом маршруте, что довелось нам пройти, мы встретили около десятка гуляющих пенсионеров, две семьи с маленькими детьми, а также компанию среднего возраста, с аппетитом поедающую сосиски на обустроенном месте. Да, тут и в межсезонье достаточно много народа, в сезон, видимо, это похоже на этакий лесной бульвар...

Уйти с «точки замерзания»

Когда же и нас ждет нечто подобное? Все у нас есть - уникальные природные территории, раскрученные туристические маршруты. А парка нет.

Когда же и нас ждет нечто подобное? Все у нас есть - уникальные природные территории, раскрученные туристические маршруты. А парка нет.

Пока ситуация с созданием природного либо национального парка «Хибины» находится, как известно, в некоей «точке замерзания».

- В региональной концепции создания ООПТ создание природного парка «Хибины» (это ООПТ регионального значения. - Прим. авт.) было запланировано на 2018 год, - комментирует Алексей Смирнов. - Включен он и в федеральную концепцию - там фигурирует уже национальный парк (т. е. ООПТ федерального уровня. - Прим. авт.), а создание его запланировано на 2015 год. У нас эти документы не пересекаются, как видите. Да, мы говорили, что готовы зарезервировать территорию под природный парк уже в 2012 году, но потом было решено не делать этого, пока окончательно не решится вопрос с границами резервирования, поскольку появился заинтересант со своей заявкой на дорогу через Умбозерский перевал. В любом случае мы не смогли бы создать парк без согласования границ с этим собственником смежного участка. Поэтому этот вопрос затормозился и «повис». Если подтвердится информация об изменениях планов компании «СЗФК» по способу отработки месторождения Партомчорр, то тем более нет надобности торопиться и создавать природный парк. Нужно сразу приступать к созданию национального парка - это другие возможности, другой уровень. Совершенно! Когда все определится, региональное правительство примет решение, будет создана рабочая группа и дело пойдет.

- Мы нашли с компанией «СЗФК» компромиссный вариант, - подтверждает Игорь Честин, директор Фонда дикой природы - WWF в России. - Сейчас он рассматривается в Минприроды РФ, и мы рассчитываем, что до конца мая вопрос будет решен окончательно.

Напомним нашим читателям, что речь идет о «партомчоррской дилемме»: будет там строить «СЗФК» рудник и дорогу для перевозки руды на ГОК «Олений ручей» через особо ценную территорию, важную для будущего нацпарка, или построит ГОК полного цикла и уведет инфраструктуру за границы парка.

Как видим, дилемма получила надежду на разрешение, а наш регион - на создание первого у нас национального парка. Тут и пригодится опыт соседей.

Фото:
Угощение от Паанаярви.
Фото:
«Оуланка» - прекрасное место для прогулок с детьми.
Зоя КАБЫШ, Пяозеро - Оуланка - Мурманск