Старший сын моей доброй знакомой учится в МГГУ на инязе. Хорошо знает четыре языка, сейчас изучает пятый - немецкий. Проходит практику на волонтерской основе в рамках одного из международных проектов университета. Ходит с финнами, норгами и даже венесуэльцами в качестве переводчика на разные образовательные и досуговые мероприятия.

- Мурад сдал ЕГЭ по русскому на 80 баллов. Еще был недоволен, хотел апелляцию подать. А некоторым ребятам до экзаменов с русской грамматикой помогал, - рассказывает Вафа Мамедова о сыне с нескрываемой гордостью.

Вафа по профессии филолог, учитель азербайджанского языка и литературы, ее муж - моряк. Интеллигентная семья, добрые радушные люди.

«Кто их в школу возьмет?»

- Муж случайно разговорился в мастерской, куда приехал ремонтировать машину, с одним из работников, - рассказывает Вафа. - Молодой парень недавно с семьей переехал в Мурманск. Двое детей. Одна дочка должна перейти в третий класс, другая - пойти в первый. В русском языке дети - «ноль», приехали из Азербайджана в августе, до начала учебного года - всего ничего. Отец девчонкам уже рюкзаки купил, все необходимое для школы, новое. Они каждый день спрашивают, когда пойдут учиться. А он даже не знает, с чего начать. Кто их в школу возьмет? Когда муж рассказал мне об этом, я чуть в обморок не упала: как можно так? Я тоже мать. Какая мать захочет, чтобы ее ребенок был необразованным? Если не ходить в школу, что вообще ребенок узнает?

В итоге Мамедовы позвонили соотечественнику, рассказали, что у Вафы есть опыт, она знает, как устроить приезжих детей в школу.

- У мамы девочек с русским также оказались проблемы. Мы с сыном в Интернете нашли адрес их поликлиники и школы по месту жительства, узнали телефоны, имя директора - Татьяна Николаевна. Прекраснейший человек! Даже по голосу было понятно, насколько она добрая! - продолжила моя собеседница. - Договорились о встрече. Я и папа девочек приехали в школу. Директор объяснила, что в ее учреждении мест нет, но она связалась с руководителем другой школы, которая тоже рядом. Мы сразу же пошли туда. Приняли нас, честно говоря, с прохладцей: «Как вы себе представляете это? Посадим их в классы с русскоязычными детьми. Они же и программы не знают!» Как педагог я понимаю эту озабоченность. Наверное, мне тоже было бы сложно сразу сориентироваться, если бы в азербайджанской школе пришлось столкнуться с обучением ребенка, не говорящего на нашем языке. Но ребенок же - чистый лист. Он впитывает все новое как губка. И можно найти способ помочь ему. В общем, разговор закончился тем, что я написала у секретаря школы заявление на зачисление девочек в школу. Мы успели сделать это до 1 сентября!

Стоит отдать должное директору: все-таки людей сумела услышать. Спросила про наличие необходимых для устройства в школу документов, медкомиссии. Объяснила, что необходимо предъявить в первую очередь, а что «терпит» и можно донести в течение какого-то срока. В итоге медкомиссия детьми была пройдена, отец принес документы директору, его дочки пошли в свои классы.

- А потом оказалось, директор знала этого папу, они с мужем пользовались услугами автомастерской, где он работал. В общем, с тех пор еще и подружились эти люди. А с девочками на уроки пошла родственница, помогает учить русский. Мы созваниваемся каждую неделю.

Не знает язык? Занимайтесь!

Первым, кому Вафа помогла начать обучение, был мальчишка, с которым Мурад играл в мяч во дворе. Русскую речь он совсем не понимал, только улыбался, но Вафе признался, что очень хочет учиться. Долго ему ждать не пришлось: быстро нашли маму мальчика, организовали встречу с завучем, ребенок пошел в школу. Вафа помогла ему выучить основы русского, заговорить на нем.

А буквально пару лет назад она обратила внимание на девочку, которой приходилось днями напролет сидеть в овощном ларьке с мамой вместо занятий.

- Лала приехала из Узбекистана. Я в очередной раз пришла купить у нее овощи и снова увидела дочку. А ведь была уже середина сентября. Что может ребенок в этой будке делать? Там же никаких условий для нее нет. Я спрашиваю: «Лала, а почему Жасмин с тобой? Сколько ей лет?» Она говорит: «Семь. Мы прошли медкомиссию, но директор школы не берет ребенка учиться. Говорит, девочка ничего не понимает по-русски. Кто будет с ней заниматься?» А ведь Коган (региональный уполномоченный по правам ребенка. - Прим. авт.) сказал: не имеет значения, есть прописка или нет, любой ребенок должен учиться. Говорю Лале: «Я не могу смотреть, что дитя все время с тобой, сердце кровью обливается. Кем она будет? Да, мама не от хорошей жизни здесь, но ребенок-то почему все время должен среди фруктов и овощей сидеть, а идти домой только поспать?» Попросила Лалу взять выходной среди недели, сама поменялась сменами на работе. Мы пошли в отдел образования. Инспекторы сперва посмотрели хмуро, я ведь нерусская, но спросили, что нужно. Я объяснила ситуацию. Одна из инспекторов при мне позвонила директору и спросила, обращалась ли к ней Лала. Та подтвердила, но на вопрос, почему ребенок не принят в школу, ответила, что были проблемы с медкомиссией. Инспектор сказала, что в настоящий момент смотрит на эти документы, и с ними все в порядке. Ребенок совершенно здоров и должен учиться: «Мама снова подойдет - будьте любезны оформить ребенка. Не знает язык? Занимайтесь». В понедельник, приемный день директора школы, мама сдала все документы. Сейчас Жасмин учится на «4» и «5». Говорит по-русски чисто, красиво, как мои дети.

В каждом лесу есть свой шакал

Зная о том, что многие приезжие автоматически попадают в жернова устоявшихся стереотипов и страдают из-за этого, я спросила собеседницу о том, с какими проблемами приходилось сталкиваться ее детям в образовательных учреждениях.

- У Шемс, дочки, все было спокойно. А вот когда Мурад учился в первом классе, его обижали семиклассники. В туалет, было, несколько человек за ним заходили и угрожали по-разному, и подножки подставляли в столовой, и обзывались всем известными прилагательными. Тогда я сделала так, что эти дети, их классный руководитель, завуч школы, мой сын и я оказались в одном кабинете. Я дала понять, что не позволю просто так обижать своего ребенка. Мы долго общались. В итоге мальчишки извинились перед Мурадом и больше не приставали. Как говорят на Кавказе, в каждом лесу есть свой шакал, но нужно говорить друг с другом и пытаться все решить мирно.

Действительно, отстранившись от национального «акцента», добиться можно многого. Главное - не какой национальности твой собеседник, а то, что перед тобой - человек.

- Я помогала людям не ради коробки конфет или денег. Ничего ни у кого не взяла за помощь. Мне радостно от того, что еще один ребенок получит образование. Остальное - все видно свыше, и Он меня поблагодарит. А как - Сам решит. К тому же мы все нормальные люди и должны помогать друг другу. Сколько раз я нуждалась в помощи, когда дети были маленькие. У нас была замечательная соседка тетя Галя, Галина Александровна. Огромное ей спасибо и дай Бог здоровья! Она, можно сказать, вырастила моих детей, они благодаря ей и ее семье научились по-русски говорить. На моем пути попадалось много хороших людей. Я всегда буду благодарна, что живу в России. Эта страна дала моим детям, моей семье лучшее образование. И ребятам я говорю: дети, в будущем, где бы вы ни жили, вы всегда должны помнить, благодаря какой стране вы стали такими, какие есть. Мы все пришли на этот свет голыми и такими уйдем. Что остается? Уважение, любовь и добрая память. Богатством мы похвастаться не можем, но мы богаты духовно. Я говорю об этом не для того, чтобы похвалить себя. Все дело в том, что мне комфортно с людьми, я получаю удовольствие от общения с ними! А они меня называют солнцем.

Материалы по этой теме:

На разных языках. Грозит ли Заполярью волна национализма?

Ребенок - чистый лист

Официальный комментарий. По патенту и с разрешением. Есть из правил исключения.

Холодно, да не голодно

Был Абдил - стал Борька

Ольга ИВОВИЧ