«Пос. Росляково Мурманской обл. уже в ближайшие годы станет центром арктического судостроения «Роснефти». Это новые рабочие места и доходы. Компания согласовала с Минобороны и Минпромторгом России план размещения гражданских и оборонных судостроительных предприятий». Этот пост от 7 февраля заместителя председателя правительства РФ Дмитрия Рогозина на его страничке в «Фейсбуке» вызвал немалый интерес и широкое обсуждение в прессе.

Следует заметить, что полной ясности относительно того, какие изменения ждут размещенный в поселке 82-й судоремонтный завод, пока нет. Информация о том, что «Роснефть» не прочь взять его производственный комплекс под свое крыло, не нова. Еще в прошлом году информагентства сообщали, что российское правительство (очевидно, не в последнюю очередь с подачи все той же «Роснефти») крайне недовольно тем, как Объединенная судостроительная корпорация (ОСК) справляется с задачами строительства шельфовой техники для нефтегазовой отрасли страны, и планирует ряд шагов, которые должны изменить положение дел.

Напомню, в Мурманской области ОСК представлена 10-м, 35-м и 82-м судоремонтными заводами, СРЗ «Нерпа» и Базой технического обслуживания флота. На Дальнем Востоке в ее структуру в числе прочих предприятий входит завод «Звезда», который также упоминается в связи с грядущими планами «Роснефти».

Заинтересованность компании в развитии судостроения понятна. В последние годы «Роснефть» приобрела значительное количество лицензий на освоение шельфа, а также заключила соглашения о сотрудничестве с крупнейшими зарубежными компаниями - «ExxonMobil», «Eni» и «Statoil». Масштабные проекты требуют в том числе и специализированного флота. А вот с его постройкой как раз, похоже, и возникают проблемы.

В конце августа прошлого года РИА «Новости» сообщило, что глава «Роснефти» Игорь Сечин выступил с предложением продать судоверфь «Звезда» консорциуму частных инвесторов. Предложение прозвучало на совещании по развитию гражданского судостроения во Владивостоке.

Ранее завод «Звезда» занимался только военными проектами, однако строящуюся на его территории новую верфь планировалось задействовать для нужд гражданского судостроения. Впрочем, стройка на тот момент забуксовала. И Игорь Сечин предложил передать ее из ведения ОСК частному консорциуму, куда бы вошли сама «Роснефть», «Газпромбанк», а также ряд иностранных партнеров.

В ноябре 2013 года, как сообщали СМИ, «Роснефть», «Газпромбанк», «Совкомфлот» и корейская судостроительная компания «Daewoo Shipbuilding & Marine Engineering Co. Ltd.» подписали договор о сотрудничестве в создании комплекса судостроительных заводов на юге Приморского края. Строительству новой верфи на базе завода «Звезда» придали новый импульс, проект планируется завершить уже в 2016 году, на два года раньше запланированного.

Впрочем, в любом случае проект обещает быть весьма амбициозным и крайне выгодным для региона. Осуществляемый в секторе реальной экономики, он обеспечит значительное количество рабочих мест и дополнительные налоговые поступления в бюджет.

Относительно будущих масштабных преобразований можно порассуждать. Первый вопрос, который возникает при этом, состоит в следующем: если 82-й СРЗ занят ремонтом российских АПЛ, то где же они будут обслуживаться в случае ухода завода «на гражданку»? Здесь аналитики предлагают несколько возможных вариантов.

Первый: «Роснефть» в консорциуме с той же ОСК возьмет под себя и оборонный заказ. Ну уж если в век узкой специализации нефтяная компания (акцент на слове «нефтяная») займется не только судостроением, что уже само по себе странно, но еще и ремонтом военной техники, то саму «Роснефть» не худо будет переименовать в какую-нибудь «Рособоронсудостройнефть». Компании останется только взять под свою опеку дюжину совхозов на Кубани, чтобы превратиться во вполне советский, непонятно на что ориентированный холдинг. Впрочем, в нашей стране мы все это уже проходили.

Второй вариант предполагает перевод военных ремонтных мощностей на 35-й СРЗ в Мурманске. Но в этом случае предприятию необходим крупный док. Тот, что имеется в распоряжении росляковского завода, не нов. И специалисты высказывают опасения относительно перспектив его перегона в Мурманск. Строительство же нового аналогичного дока весьма затратно. По ряду оценок он обойдется примерно в 10 миллиардов рублей. Хотя это, учитывая масштаб задач, конечно, не критично.

С технической точки зрения, мощности 82-го СРЗ можно без потерь для «оборонки» разгрузить под гражданские задачи. Во-первых, количество АПЛ в составе российского ВМФ значительно сократилось по сравнению с советскими временами. На смену утилизированным субмаринам приходят новые, которые в обозримом будущем потребуют гораздо меньше ремонтов и обслуживания. Во-вторых, есть планы перезарядку атомных реакторов всех судов (как военных, так и гражданских) сосредоточить на базе ФГУП «Атомфлот», входящего в структуру Росатома. Кстати, это предприятие сейчас активно развивает и свои судоремонтные мощности. Так что центр обслуживания АПЛ и крупнотоннажных военных кораблей вполне реально сместить в Мурманск - на 35-й СРЗ и, возможно, отчасти на «Атомфлот».

Теперь немножко о грустном. Первая проблема, с которой могут столкнуться обновляемые заводы (как 35-й, так и 82-й), - кадровый голод. Инженеров и особенно квалифицированных рабочих может не хватить. Как говорят, чуть ли не последние кадры судоремонтников подбирает сейчас под себя «Атомфлот». А молодежь становиться к станку или кульману не спешит. Та же достройка «Приразломной» велась в значительной степени за счет приезжих специалистов. Но это был разовый проект. При постоянной работе с переездом семей людей не устроят общежития. И что тогда? Опять вахтовый метод? В этом случае плюсы для региона значительно сократятся.

Вторая проблема, скорее, философская. В век высоких технологий очень хочется, чтобы пироги пек пирожник, а сапоги точал сапожник. Западные компании все более передают свою непрофильную деятельность специализированным фирмам. Скажем, давно ушли в прошлое времена, когда те же нефтяники и газовики, ведущие добычу углеводородов, занимались, например, еще и геологоразведкой. У нас же за судостроение берется... нефтяная компания. Да еще к тому же контролируемая государством. Похоже, мы опять идем своим особым путем.

Фото: Лев Федосеев
Игорь ЯГУПОВ.