Справляя день рождения, у нас принято поднимать тост за родителей именинника. Поэтому абсолютно правильно в канун столетнего юбилея Мурманска вспомнить о тех, кто подарил ему жизнь. «Родителей» у столицы Российского Заполярья, как и положено, было двое: «мама» - железная дорога и «папа» - торговый порт. Последний старше своего «сыночка» - всего на 1 год, 1 месяц и 3 дня, но старше.

А начиналось все, конечно, с «Любви» - на шхуне с таким названием в 1915 году провел исследования Кольского залива и гидрологические изыскания для выбора места для строительства стратегически важного незамерзающего глубоководного порта инженер министерства путей сообщения Валериан Ляхницкий, впоследствии видный советский ученый-гидротехник.

Время тогда было военное - быстрое. И порт возвели быстро. Уже 1 сентября 1916-го в Мурманский торговый порт пришел из Америки с грузом железнодорожных рельсов шведский пароход «Дрот».

Знак-маяк на месте установки первого репера. 1945 г.

«Размеры Мурманского порта поражали. Размах строителя был взят во всю широту, как это подсказывается беспредельностью края.

Повсюду видны были огромные склады, рельсовые бесконечные пути, на воде - бесчисленные сваи и бревна для постройки, оленьи нарты с лопарями, грузовые автомобили, вагонетки, сани и телеги с крупными английскими лошадьми и мулами, русские и иностранные матросы и солдаты, рабочие; в воздухе стоял стон от всевозможных смешанных звуков, от рева сирен, пароходных гудков и свиста паровозов, рычанья грузовиков, людских возгласов и грохота товарных вагонов».

Таким в декабре 1918 года, увидел Мурманский порт Александр Гефтер, тогда мичман Российского флота, а через несколько лет писатель-эмигрант.

Темперамент у молодого «отца» был взрывной, поэтому тогдашний устав Мурманского порта строго воспрещал «всякого рода буйства, драки, картежные игры и сход на берег с огнестрельным оружием или ножами». А еще один пункт устава - «О запрещении привязывать лошадей к столбам электроосвещения» - не только вызывает улыбку умиления, но и напоминает: электричество пришло в Мурманск от портовской станции. Впрочем, первые в городе больница, школа, клуб-столовая и даже пожарная команда - все это тоже подарки порта мурманчанам.

Порт не только давал работу и хлеб, он не дал замерзнуть в холодную зиму 1920-21 годов Советской России. Тогда докеры вместе с горожанами разгрузили 30 иностранных пароходов с 70 тысячами тонн угля.

В 30-е Мурманский порт стал местом гордости и славы - отсюда уходили в Арктику советские полярные экспедиции, здесь, в порту, их первыми встречали мурманчане по возвращении.

А потом была война. Страшная.

Во время немецкого авианалета в ночь на 4 апреля 1942 года в стоявший у причала пароход «Нью-Вестминстер Сити» попало 5 бомб, возникли пожар и угроза взрыва еще невыгруженных 200 тонн боеприпасов. Большая часть английской команды судно покинула и разбежалась. Горели мостик, надстройки, летели куски горящего дерева, на мостике рвались сигнальные ракеты и дымовые шашки, судно заволокло дымом, палуба раскалилась, в трюме начали рваться снаряды.

Стивидор Д. Е. Розин и грузчик И. А. Кондрашов организовали подачу воды с берега для тушения пожара. Прибыл портовский пожарный буксир «Строитель» и, невзирая на взрывы и неясность положения, подошел к борту. Сразу же выскочили пожарные А. И. Шимарев и И. И. Подолян, протянули шланги (им помогал Кондрашов) и повели борьбу с огнем. Через час пожар был ликвидирован, и взрывы прекратились.

Шимарев и Кондрашов были награждены орденами Красной Звезды, Розин и Подолян - медалями «За боевые заслуги». Но мужество и героизм проявляли не только портовики-мужчины.

28 февраля 1943 года с началом авианалета грузчики ушли с парохода «Моссовет» в укрытие. А лебедчица Мария Ваганова - осталась, чтобы вести наблюдение за трюмом и механизмами, а в случае их возможного повреждения принять меры. При одном из заходов «юнкерсов» бомба разорвалась недалеко от судна, взрывной волной Ваганову сбило с ног, но и после этого она не ушла в убежище. А потом очередная бомба взорвалась вплотную к «Моссовету», лебедчице перебило кисти обеих рук, повредило спину и грудную клетку. Без признаков жизни ее отправили в морг, где она пришла в сознание. Лечение героини заняло долгие семь месяцев. За подвиг Мария Ивановна была удостоена высшей награды страны - ордена Ленина.

За годы Великой Отечественной Мурманский порт принял 27 союзных конвоев, обработал 351 судно и 1680 тысяч тонн импортных грузов, отправив на фронт по железной дороге 12814 вагонов с военной техникой, снаряжением и продовольствием.

Причальная линия порта была продолжением линии фронта: на трудовом посту погибли 103 портовика, 317 получили ранения.

Но жизнь продолжалась, и уже в мае 45-го ремстройконтора порта сдала первые в послевоенном Мурманске жилые дома - две двухэтажные «деревяшки» на углу Челюскинцев и Либкнехта. Их потом много было - домов, построенных портовиками и на деньги порта, отремонтированных подшефных школ…

Современный Мурманский морской торговый порт - это коллектив в полторы тысячи человек, обеспечивший в 2015 году грузооборот в 14,7 миллиона тонн. ПАО «ММТП» - это миллиард рублей налогов, уплаченных в областной и городской бюджеты. Порт участвует в городской программе «Теплое окно» по замене в образовательных учреждениях Мурманска устаревших оконных рам на современные стеклопакеты. В честь 100-летия Мурманска в районе памятника Ждущей портовики высадили 100 кустов сирени.

Но о связи порта и Мурманска говорят не только миллионы тонн грузов, миллиарды рублей налогов, построенные дома, школы и цветущая сирень. Порт - это сердце Мурманска, которое гонит грузы - «кровь» по всей планете. На гербе Мурманска - корабль. Корабли уходят из порта и в него возвращаются. И если ты слышишь в ночи судовой гудок - кто-то ушел или кто-то вернулся. Значит, жизнь продолжается. Ведь порт - это жизнь.

С днем рождения, Мурманск!