Ловозеро - саамское село, которое ведет свою историю с древнейших времен. Оно располагается в центре Кольского полуострова. Каждый погост здесь имел четкую определенную территорию, где жители охотились и ловили рыбу, не имея права отправляться на промысел в чужие места. Такая территория была и у Ловозерского погоста - в ее пределах лопари кочевали, переезжая с одного места на другое.

Ловозеро (Луяврьсыйт) в переводе с саамского языка означает «селение у сильного озера». Самое раннее упоминание о Ловозере относится к 1574 году, который и принято считать годом основания села. В писцовой книге 1608-11 годов говорится: «Погост Ловозеро стоит над Ловозером… и всего 10 веж, а людей в них 16 человек… А дани (в старину - подать с населения или налог, взимаемый победителем с побежденных. - Прим. авт.) они платят 2 рубля 92,5 копеек в год».

Саами (самь) - народность, проживающая на Северо-Западе Европы. По мнению ученых, саамы - реликт древнего европеоидного населения, сохранивший своеобразный антропологический (лапоноидный) тип. Язык саамов относится к уральской финно-угорской группе. Само название аборигенов Кольского полуострова не сохранилось. Применяемые этнонимы «лопари» и «саамы» являются либо этнографическими терминами, либо производными из языка обитателей соседних территорий.

Основным занятием ловозерцев являлось рыболовство, на морские промыслы они не ходили. В зимнее время ловозерцы охотились на пушного зверя и диких оленей. В небольшом количестве держали оленей для транспортных нужд. Первое свидетельство об установлении власти на земле Тре, так некоторое время звался полуостров в древних хрониках, содержится в Новгородской летописи 1216 года. Среди знати, погибшей в Липицкой битве под Суздалем, упоминается «терский даньник», то есть сборщик дани, Семьюн Петриловиц.

Самое раннее упоминание о конкретном поселении содержится в летописи 1419 года, и говорится в ней о Корельском погосте на реке Варзуге. В 1466 году в документах появляется еще одно название селения - Умба.

Ловозеро может быть старше

Есть повод говорить о более ранней дате возникновения Ловозера. Питерский историк Валерий Возгрин обнаружил… в архивах Дании документ 1517 года на датском языке - перевод грамоты великого князя Василия III (отца Ивана Грозного), в котором среди прочих населенных пунктов упоминается Ловозеро. Финский ученый О. А. Кильман, посетивший это место в 1887 году, так его описывал:

Ловозерцы впервые слушают радио в 1927 г.

«В погосте 19 деревянных домов (туп) и 7 торфяных (веж) с построенными на столбах амбарами и маленькими помещениями для овец. Окрашенная масляной краской церковь и поместительный дом, в котором живут священник и псаломщик, резко выделяются из кучи маленьких лопарских домиков, расположенных по сторонам единственной улицы.

…В середине марта вынимаются окна, собирается весь скарб и оставляется погост. Отдельные семейства перекочевывают к своим тоням на берегу реки или озера и живут здесь в вежах, поставленных на деревянный пол. У каждой семьи по две вежи - в одной живут они весной и летом, в другой - осенью. Границы погоста простираются на север до 10 верст, не доходя до Вороненска, на восток - до истоков Поноя, на юге обхватывают они Умбозеро».

Коми-ижемцы

Инициаторами переселения были два коми-ижемских оленевода - Поликарп Иванович Рочев и Иван Наумович Терентьев. Осенью 1883 года несколько оленных обозов двинулись с Печоры вдоль морского побережья на запад. В объединенном стаде было около 9 тысяч оленей.

После более чем двухлетнего перехода остановились сначала в Печенге, а потом спустились к поселению в Ловозерском погосте. Вместе с коми в качестве наемных пастухов пришли ненцы - трудолюбивые и опытные оленеводы.

Коми жили большими семьями - целыми трудовыми коллективами. Так, семья И. Н. Терентьева в 1895 году состояла из 16 человек; П. И. Рочева - из 17, Мартына Терентьева - из 13, не считая живших с ними работников. Люди зажиточные, они строили в селе просторные, иногда 2-этажные дома, амбары, бани по берегам Вирмы. Возле домов коми разрабатывали огороды, где выращивали картофель. В некоторых хозяйствах появляются коровы, иногда их по две, а то и три.

В 1896 году в Ловозере сгорела Богоявленская церковь, восстановить ее взялись коми-ижемцы. В селе появилась кожевенная мастерская И. Н. Терентьева, а через несколько лет открылись такие же мастерские братьев Дементия и Василия Вокуевых и Сергея Канева. С середины 1890-х годов из кожевенных мастерских села Ловозеро ежегодно вывозились около десяти тысяч переработанных оленьих шкур.

Изделия из оленьей кожи.

В 1925 году на основе этих мастерских восстановили кожевенный завод. Он размещался в большом деревянном здании в центре села. Механизмы в кожемяльне приводились в движение конной тягой. Замша-полуфабрикат направлялась на завод «Красный Октябрь» в Тверь.

Саамы никаких торговых и промышленных предприятий не имели. Коми и их работники ненцы жили на левом берегу реки Вирмы, а саамы - на правом.

По характеристике ученого Г. М. Крепса, «предприимчивые и работящие, смекалистые, хорошие торговцы, сильные, рослые, многосемейные, дружелюбные между собой ижемцы» повлияли на то, что Ловозеро стало главным центром оленеводства Лапландии.

Археолог и фотограф

Швед Густав Халлстрем, археолог и этнограф, путешествовал, чтобы изучать народности Севера и их быт. Хороший фотограф, он сделал около 10 тысяч снимков во время своих поездок, из них около 400 - на Кольском Севере.

«При моем визите Ловозерский погост - сначала простой странствующий лопарский зимний погост - уже становился широкой, типично русской крупной деревней, - писал Халлстрем. - …мне показалось, что периодические переезды (раз в 15-20 лет) этой деревни кончились. Она наконец успокоилась. В «лопарском городке» построена новая церковь и также дом священника. Речка естественным образом разделяет деревню на две части, лопарская находится на правом берегу, коми живут напротив и ниже на левом берегу».

Первые - школа, радио, трактор

В Ловозере школа открылась в ноябре 1890 года. Обучение проходили восемь мальчиков и пять девочек. Но некоторые из них «по бедности» вскоре прекратили учение, чтобы помогать родителям по хозяйству. За неимением учебных пособий и средств школа закрылась через два года, но в 1893-м занятия вновь начались. Первым помещением школы была саамская тупа. В одной из комнат ночевали ученики из других погостов. Дети учились с ноября по апрель, а потом уезжали с родителями в тундру.

Кувакса - временное жилище саамов.

В 20-х годах ХХ века здание Ловозерской школы состояло из двух больших светлых комнат, в которых занималось 69 ребят и две учительницы. В 1938-м построена двухэтажная школа, а старую приспособили под интернат. В 1939 году открылся первый сад-ясли.

В 1927 году жители Ловозера впервые услышали радио - «диковинную штучку». Самые недоверчивые порой заглядывали под стол - не сидит ли там кто-нибудь. Радиоприемник, который был чудом техники, привезли из Мурманска. В 1936-м появился первый трактор, проделав путь из далекой Колы. Из воспоминаний В. Н. Юрьева: «На улицу высыпали и стар, и млад: рассматривали диковинную по тем временам машину, боязливо притрагивались к деталям. Не верили, что трактор сам может сдвинуться с места». Еще раньше в село пришла первая автомашина-полуторка - она ехала, как на первомайской демонстрации, по селу.

От Печоры до Вирмы

Что за путаница, скажет кто-то? В Ловозере отмечают День коми! Просто не все северяне знакомы с историей появления народа коми на Кольском Севере. Между тем диаспора ижемских коми имеет сегодня своих представителей в Ревде, Каневке, Сосновке. Что уж и говорить про Ловозеро и Краснощелье.

Поликарп Рочев и Иван Терентьев в позапрошлом веке проделали нелегкий путь от Печоры до речки Вирмы, в самую середку Кольского полуострова. Сначала уроженцы Ижмы пришли на разведку: узнали, что запретов на поселение нет, пастбища просторные. Старые люди говорят, что искать приют в иных землях ижемских пастухов понудил олений мор - болезнь копытка косила стада, да и пастбищ недоставало.

Больше двух лет первые пришельцы вместе с семьями, скарбом и оленьими стадами добирались до Ловозерья. В пути рождались дети, жизнь-то не останавливалась. За время кочевья поголовье стада с девяти тысяч сократилось почти наполовину. По дороге были реки в разливе, морозные зимы и бесконечные болота. Все преодолели ижемцы и стали родоначальниками коми-народа на новой земле.

Зоя Рочева, правнучка Терентьевых, надевает на праздники национальное платье, повязывает платок на голове и вспоминает былое. Слушать рассказы и песни пожилых женщин - одно удовольствие. Они буквально светятся, пересказывая семейные предания, свою родословную. Как дитятю, берегут песни на родном языке в пухлых тетрадках и полуторавековые, то ли иранские, то ли персидские, платки из тяжелого шелка - купленные еще прапрадедами у купцов.

Чтобы не подернулись тленом ни платки, ни традиции, и проводятся в Национальном культурном центре не только праздники коренного народа саами, но и День коми. Так не забываются обычаи с уходом старых людей.

Что ни фамилия, то история

Рочевы, Филипповы, Вокуевы, Каневы: что ни фамилия, то целая история в судьбе Ловозера. Когда пришли сюда ижемцы, старинному саамскому селу перевалило уже за 300 лет, а в советскую эпоху стали стекаться в саамскую столицу переселенцы из глубинки, всяк со своим диалектом. С берегов реки Вороньей, где построили гидроэлектростанцию, с Чалмы Варрэ и многих других мест: сказались коллективизация, укрупнение оленеводческих хозяйств.

…А саамские парни обнимали в кукушкину ночь девушек коми. Давно перемешалась горячая кровь оленного народа и ижемских кочевников.

Валентину Алексеевну Терентьеву, родом из Ижмы, ее Василий Игнатьевич увез в Краснощелье в 60-е годы прошлого столетия.

- Ох, и любили мы плясать тогда, бывало, до земли траву каблуками выбьем, - вспоминала заводная женщина. - Жизнь-то сахарной у нас не бывала, а соберемся, попляшем, попоем: глядишь - и на душе радостно делается.

Агитационный плакат периода интервенции и Гражданской войны

Кстати, кто у кого какой танец перенял, уже трудно разобрать. Но на вечерах и в Краснощелье, и в Ловозере с удовольствием исполняют завезенный на русский берег французскими моряками «падэ-спань» и кандрель, больше известные в народе как «под Эспань» и кадриль.

Когда культурный слой того или иного народа становится тонким, как бумага, он превращается в музейный экспонат, который нельзя трогать руками. Ну а когда слой сродни пашне, то нужно бросать в него семена. Главное, не проворонить с посевной. Национальный культурный центр Ловозера объединяет всех земляков, бережет традиции саамов и коми.

Рогатые рабочие войны

- Малоизвестные страницы Великой Отечественной войны не должны быть забыты, - убежден ловозерский режиссер и публицист Владимир Кузнецов. Он создал документальный фильм «Северная кавалерия»: о том, как воевали на северных широтах каюры - саамы, коми, ненцы, карелы вместе со своими рогатыми фронтовиками - оленями в упряжках.

К сожалению, и поныне плохо знают за пределами Севера о неоценимом вкладе саамов, ненцев и других народов Крайнего Севера в Победу.

Костяк первых оленно-транспортных подразделений состоял из саамов и коми-ижемцев. Однако Карельскому фронту требовалось гораздо больше оленей, чем могли собрать наши колхозы и совхозы. На помощь пришли стада рогатых из Ненецкого национального округа и Республики Коми.

10 тысячам оленей и 1400 каюрам предстояло в максимально короткий срок преодолеть расстояние в две тысячи километров. В колхозах ускоренными темпами шили одежду для возниц, мастерили нарты, лыжи. В мастерских готовили палатки и спальные мешки.

Огромная волна патриотизма прокатилась тогда по Северу: несмотря на обиды за раскулачивание, коллективизацию, оленеводы вместе со своими оленями уходили на фронт добровольцами. Кстати, поначалу странных воинов-саамов в армии воспринимали с опаской, особенно подозрительными были политруки: оленеводы промеж себя говорили по-саамски, вот и сомневались комиссары - о чем болтают лопари?

Но воинами в условиях родного Севера они оказались отличными. Следопыты, отменные стрелки, без промаха попадавшие белке в глаз, выносливые лыжники и ловкие устроители быта среди мерзлой тундры - все это о саамах, коми и ненцах.

Саамские игры

В Ловозере хотя бы раз был едва ли не каждый житель Мурманской области. Снова и снова хочется приехать на Праздник Севера с гонками на оленьих упряжках, красочной ярмаркой и выступлениями самобытных саамских и коми-народных коллективов. Летом - «Саамские игры» на берегу Поповского озера, а еще празднуют Международный день саамов и День коми.

Все больше туристов приезжают в древнее село, и среди них немало чужеземцев. Встретишь китайцев и французов, немцев и даже жителей далекой Индии.

При этом Ловозеро по-прежнему является центром оленеводства Кольского края. Здесь живут хорошие трудолюбивые люди, растят детей, справляются с трудностями и очень любят свою красивую древнюю землю.