С Арктикой не шутят

Этой осенью владельцы торговых судов, привыкшие к относительным благоприятным погодным условиям прошлых лет, не спешили выводить свои сухогрузы из северных портов. И Арктика решила наказать их. В морях восточной части Северного морского пути уже в середине ноября сложилась сложная ледовая обстановка. В результате корабли не смогли вовремя разгрузиться, выйти в море и добраться до чистой воды и очутились в ледовом плену.

Всего зажатыми оказались 24 торговых судна, принадлежащие компаниям, которые работают под самыми разными флагами. Суда стоят в пробке в бухте Певека, на севере Енисейского залива, в районе мысов Дежнева, Желания и острова Диксон.

- Удивительно, что суда самостоятельно двигаться не могут. Скорее всего, из-за воздействия ветров и наслоения льда. Ведь в Арктике не все определяется его толщиной и сильными морозами, - рассказал генеральный директор Федерального государственного унитарного предприятия «Атомфлот» Мустафа Кашка.

Помощь идет

На прошлой неделе атомный ледокол «Вайгач» провел караван из пяти теплоходов до крайней точки Северного морского пути мыса Дежнева.

По словам главы «Атомфлота», в настоящий момент этот атомоход ведет за собой во льдах еще три судна - «РЗК Константа», «Турухан» и «Григорий Шелихов». Ледокол находится в точке севернее Новосибирских островов. Там же дожидаются помощи еще четыре застрявших судна: «Кумпула», «Селенга», «Владимир Русанов» и «Северный проект».

- Сейчас мы определяем тактику, как лучше вывести всех их. Задача - в два-три дня дойти еще до одного судна «Механик Пустошный», находящегося в том же районе и взять его в караван, - сказал Мустафа Кашка.

В ожидании ледокольной проводки на западной стороне пролива Вилькицкого стоит застрявший «Михаил Сомов». Всего в зоне ответственности «Атомфлота» сейчас находится девять сухогрузов.

Кроме того, в районе Певека стоят еще два судна, выводом которых занимается ледокол «Росморпорта» «Новороссийск».

Пандемия виновата?

В чем причина? В «Атомфлоте» сообщают, что в этом году ледокольная навигация из-за пандемических ограничений началась значительно позже плановых сентября - октября и сдвинулась на конец октября и даже на ноябрь. Кстати, такой транспортный сбой этой осенью произошел не только в России, но и в других странах мира.

- В соответствии с приказом Минтранса в Певеке все транспортные операции должны быть завершены до конца октября, - сказал Мустафа Кашка. - Традиционно в первых числах ноября последние суда оттуда уже выходили, а в 80-е годы позже конца октября там вообще никого уже было, - сказал генеральный директор «Атомфлота».

Ситуацию, сложившуюся на Севморпути, прокомментировал глава корпорации «Росатом» Алексей Лихачев.

- На сегодня ответственность за то, кто и как, в какие сроки ведет судовую проводку, с ледокольным сопровождением или без него, лежит на судовладельце. Но мы же прекрасно понимаем, что, когда беда случается, никто не вспоминает про судовладельца, а вспоминают про Росатом, Минтранс, и нам приходится в режиме ЧП, в режиме оперативного штаба решать эти проблемы. Нам бы, конечно, хотелось, чтобы, пуская в акваторию то или иное судно, все-таки проводилась более серьезная работа с судовладельцем по времени и принципам организации прохода каждого из судов. Это говорит не только о регулировании и контроле, но и о необходимости взаимодействия, предварительного планирования, - сказал глава Росатома.

Мустафа Кашка.

Вот вам и потепление!

А по мнению генерального директора «Атомфлота», у собственников застрявших судов возникла некоторая эйфория, связанная с глобальным потеплением, о котором сейчас часто говорят.

- Но это не означает, что льда в Арктике не будет. Я думаю, что существует некоторая цикличность. К примеру, лет шесть-семь не было такого, чтобы в этот период образовался такой прочный лед даже в этих районах. Хотя в 80-90-е годы прошлого века это происходило довольно часто, - отметил Мустафа Кашка.

О необходимости иметь атомный ледокольный флот говорили вчера в Мурманске на международной конференции, посвященной радиационной безопасности в регионе. Один из норвежских участников засомневался в том, что России надо строить новые атомоходы. Мотивировал это тем, что скоро льдов в Арктике не будет, и необходимость в существовании атомоходов отпадет. В ответ Мустафа Кашка привел данные о том, что происходит сейчас в Певеке и в районе Новосибирских островов.

Возвращаясь к ситуации в Восточном секторе Северного морского пути, следует добавить, что она контролируется оперативным штабом, который создан в Росатоме. Его возглавляет заместитель генерального директора - директор Дирекции Северного Морского пути Вячеслав Рукша. По данным «Атомфлота», в настоящий момент в акватории Севморпути работают три атомных ледокола - «Ямал», «Таймыр» и «Вайгач». В начале декабря к ним присоединится «50 лет Победы». Сейчас он в Мурманске на плановом ремонте.