Сплошная загадка

Слышали вы когда-нибудь о Черняевском знамени? Думаю, нет. Упоминание о нем впервые попалось мне году эдак в 2005-м в работе известного сербского историка Богумила Храбака. Там же я вычитал, что этот стяг, соединивший когда-то русских и сербов кровью, пролитой за общее дело, весной 1918-го привезли на Кольский полуостров. Знамени в труде маститого ученого было посвящено всего-то несколько слов. Но их оказалось достаточно, чтобы понять: оно драгоценный символ борьбы за свободу славян, побывавший в нашем крае. А поняв, начать поиск.

Поначалу история знамени казалась сплошной загадкой. И в России, и в Сербии о нем почти ничего не знали. Информация копилась по крупицам. Разрозненные кусочки мозаики путались, причудливо перемешивались, оставляя множество белых пятен, и долго не желали складываться в единое изображение. Для того чтобы получить более-менее целостную картину, понадобилось ни много ни мало 12 лет.

Прежде всего, следовало прояснить, откуда взялся сам термин - Черняевское знамя, понять в каких условиях и для чего оно создавалось. А для этого - изучить события, предшествовавшие памятной и победоносной для России Русско-турецкой войне 1877-1878 годов.

Итак, год 1876-й. Время царствования Александра II, подъем славянского движения, расцвет аксаковского славянского комитета. Идет война Турции и Сербии. Русский генерал Михаил Григорьевич Черняев - герой обороны Крыма и боевых действий в Средней Азии - становится командующим главной сербской армией. Известие о его назначении на этот пост служит сигналом к отправке на Балканы тысяч добровольцев.

Среди них полковник Николай Раевский, (ставший позже прототипом Вронского в Анне Карениной), героически погибший в битве за Горный Андровац, Николай Киреев, изуродованный в плену у турок так, что его не смог опознать родной брат, граф Келлер, награжденный серебряной и золотой медалями за храбрость и Таковским крестом. А еще Комаров, Миних, Фермора, Дохтуров, граф Коновницын, князь Чавчадзе - целый ряд блестящих офицеров, имена которых знала в ту пору вся Россия. Поток добровольцев превратил борьбу сербов за окончательное освобождение от турецкого владычества в русское общенациональное дело.

Достоевский тогда писал: «Славянство умело только изнывать и хвастаться, но восстать не умело. С Черняевым восстало… Славянское дело во что бы то ни стало должно было начаться, то есть перейти в деятельный фазис, а его никто не хотел начинать в этом смысле. Начал Черняев».

Генерал Михаил Григорьевич Черняев (1828-1898).

Боевые действия, шедшие с переменным успехом, в конечном счете привели к непосредственному дипломатическому, а затем военному вмешательству России. Имя Черняева стало знаменем славянофильства. Впрочем, имелись и другие знамена, отвечавшие прямому смыслу этого слова.

10 тысяч публики

Первое открытие и первое разочарование, постигшее меня, заключалось в том, что, как оказалось, для разных подразделений добровольцев, для самого Черняева и его войск было изготовлено несколько знамен. И все они обобщенно могли именоваться Черняевскими. О том, что значил каждый такой стяг, можно судить по истории одного из них, созданного на средства московских купцов и представлявшего собой копию знамени Московской великокняжеской дружины Дмитрия Донского в виде хоругви. Его освятили в Троице-Сергиевой лавре на мощах преподобного Сергия Радонежского. Отправка знамени на Балканы 27 августа 1876 года вылилась в массовую манифестацию.

«На станцию Смоленской железной дороги… прибыли… добровольцы и было привезено укупоренное в ящики сербское знамя, - докладывал московский генерал-губернатор князь Владимир Долгоруков шефу жандармов генерал-адьютанту Николаю Мезенцову. - Публики на станцию собралось в самое короткое время до 10 тысяч человек, которые пели народный гимн и кричали «ура!» государю императору, князю Милану, князю черногорскому, победоносному воинству русскому, воинству сербскому и отъезжающим волонтерам, а также раздавались крики «на турок», «смерть туркам!».

В Белграде стяг-хоругвь встречал сербский князь Милан Обренович, члены сербского правительства, высшие чины армии и духовенства, горожане. Благодаря москвичей за присланное «дорогое по историческим воспоминаниям знамя», князь Милан писал: «Взирая на это знамя, я в сию минуту преимущественно обращаюсь к сердцу России, к первопрестольному граду ее и от души говорю: да здравствует матушка Москва».

Следы ведут в Москву

Потом я узнал, что после войны 1876 года некоторые Черняевские знамена украсили интерьер Старого конака в Белграде - княжеской резиденции. Все это, конечно, было интересно, но к моим поискам имело, увы, лишь косвенное отношение. Первый отчетливый след «нашего» знамени обнаружился, как ни странно, не в Сербии, а в Москве, на действовавшем с 1874-го подворье Сербской патриархии. Именно туда, как выяснилось, оно было передано на хранение.

Его выносили в особо торжественных случаях. Таких, как чин малого освящения Благовещенского храма 5 ноября 1878 года, когда «было внесено знамя, врученное москвичами сербским дружинам в 1876 году». Или торжественное богослужение 15 марта 1910-го в честь визита сербского короля Петра Карагеоргиевича, занявшего в церкви место «по правой стороне перед знаменем русских добровольцев, сражавшихся за Сербию в 1876 году». А еще - растянувшееся, по свидетельству современников, более чем на версту народное шествие 11 января 1915-го в честь дней Сербии и Черногории в Москве, во главе которого как главная славянская святыня реял этот стяг.

Возврат братского долга

Еще один важный вопрос - каким образом Черняевское знамя оказалось на Кольском полуострове - потребовал отдельного расследования. Обнаружилось, что судьба стяга резко изменилась в 1916 году. Тогда, в ходе Первой мировой войны, в России был сформирован Добровольческий корпус сербов, хорватов и словенцев, официально принадлежавший сербской короне, но находившийся в оперативном подчинении русской Ставке. Сербы воспринимали действия корпуса как своего рода возврат братского долга, копившегося со времен Черняева. 26 сентября 1916 года в торжественной обстановке, при большом стечении народа знамя передали представителям корпуса.

Одно из знамен русских добровольцев сербско-турецкой войны 1876 г. Лицевая и оборотная стороны.

«Для принятия знамени, - сообщала пресса, - в Москву приезжала специальная депутация сербских офицеров во главе с полковником Крестичем. От сербского подворья до Брянского (ныне Киевский. - Д. Е.) вокзала знамя провожали войска с оркестрами музыки. В Кремле знамя склонили у подножья памятника Царю-Освободителю (Александру II. - Д. Е.), где сербские офицеры возложили лавровый венок с надписью: «Благодарные сербы - великому Царю-Освободителю». По пути следования шествия везде толпился народ».

Сербские войники еще успели повоевать под этим стягом на Румынском фронте. А потом пала монархия, начался развал армии… 12 августа 1917 года, когда стало ясно, что обе дивизии Добровольческого корпуса вот-вот покинут Россию и отправятся на Солунский фронт, Черняевское знамя было вручено остававшемуся в русских пределах Запасному батальону. В мае 1918 года Запасной батальон Добровольческого корпуса сербов, хорватов и словенцев вместе со знаменем прибыл в Кандалакшу. В начавшемся вскоре противостоянии белых и красных он действовал на стороне белых.

Вернуть великую державу

Участие сербов в Гражданской войне и интервенции - непростая страница наших отношений. В масштабах всей страны сербы в ту пору сражались по обе стороны баррикад, но здесь, на Севере, их позиция была однозначной. И в этом, надо отметить, имелась своя логика.

Вспомните, Первая мировая началась с выстрела в Сараеве и Австро-Венгерского ультиматума Сербии, за которую вступилась имперская Россия. К 1918 году маленькое балканское полностью оккупированное врагами государство уже несколько лет продолжало сопротивление, сражаясь на чужой территории, но не сдаваясь. Неудивительно, что большевиков, заключивших Брестский мир, в результате которого Россия вышла из войны, многие сербы искренне считали предателями. И пытались с оружием в руках вернуть обратно другую страну - великую державу, защитившую их буквально ценой своей жизни. Ту, которую они любили, которой верили и которой не суждено было воскреснуть.

Знамя оставалось в Кандалакше с мая по октябрь 1918 года. Потом, вместе со штабом Запасного батальона его перевезли в Карелию. Осенью 1919-го на несколько дней оно вернулось в наш край и побывало в Мурманске, откуда вместе с личным составом батальона эвакуировалось в Сербию. По возвращении на родину часть расформировали. 24 декабря 1919 года командование батальона передало Черняевское знамя и архив подразделения военному министерству в пригороде Белграда Земуне.

И это было последнее, что мне удалось узнать. Далее следы терялись. Оставалось выяснить, куда подевалось знамя после возвращения на Балканы, сохранилось ли оно, и если да, то где находится сейчас. Именно это и оказалось самым сложным.

(Окончание следует.)