16 января прошел аукцион на право заключения охотохозяйственного соглашения в отношении территории площадью 72700 гектаров на реке Поной, в южной части Ловозерского района. В адрес президента страны и губернатора области ушло обращение за подписями местных саами и коми-ижемцев с просьбой защитить их права на традиционные виды деятельности.

Вчера вопрос «О состоянии оленьих пастбищ на территории Мурманской области» стал предметом обсуждения в комитете по природопользованию, экологии, рыбохозяйственному и агропромышленному комплексу областной думы. На заседание были приглашены представители министерств рыбного и сельского хозяйства, природных ресурсов и экологии, органов местного самоуправления Ловозерского района, оленеводческих хозяйств, а также прокурор межрайонной природоохранной прокуратуры. Разговор был весьма эмоциональным.

- Вопрос непростой, - признал перед началом председатель думского комитета Валерий Пантелеев. - Когда узнал о состоявшемся аукционе, первой реакцией был эмоциональный всплеск, что такое нельзя допустить. Но эмоции эмоциями, а в проблеме надо разобраться. Поэтому заседание пройдет в расширенном составе. Прежде всего речь о соблюдении закона, поэтому и приглашен представитель прокуратуры. В области созданы три охотхозяйства. Одно занимает много большую территорию, и вопросов не возникает. Важно отметить и тот факт, что охота на дикого оленя на Кольском полуострове запрещена до 2020 года. Мы этот мораторий постараемся продлить, чтобы сохранить и постепенно увеличить популяцию животных. Прокуратура проверит законность проведения аукциона, и если с этим все в порядке, останется контролировать законность деятельности выигравшей его компании на нашей территории...

- Сегодня разговор пойдет о создании охотхозяйства у реки Поной - основной территории деятельности коренных малочисленных народов нашей области, - выразил свое мнение председатель СХПК «Тундра» Виктор Старцев. - Как я понял, это вопрос уже решенный. Думаю, изменить ситуацию невозможно. А для коренного населения, да и области вообще, скорее всего, это плохо. Распоряжаться всем здесь станут новые собственники. В итоге ресурсы будут на этой территории истощаться. Сократится прежде всего популяция лося. Придется опасаться и за оленей, в том числе и домашних. Ведь здесь всегда были их зимние пастбища. И под пулю попасть могут, браконьерство еще никому изжить не удавалось. Словом, отношение к этим охотничьим угодьям у местных негативное...

Участники заседания подчеркивали, что поддержка оленеводства в нашей области - один из приоритетов деятельности законодательной и исполнительной власти. Сокращение пастбищ крайне нежелательно, поскольку восстановить их потом практически невозможно. А поголовье домашнего оленя постепенно стало увеличиваться. Если в 2013-м оно сократилось до 54,8 тысячи голов, то по итогам прошлого достигло 58 тысяч.

Министр природных ресурсов и экологии области Дмитрий Руусалеп пояснил, что аукцион проведен на законных основаниях, в соответствии с Федеральным законом об охоте и сохранении охотничьих ресурсов. Леса находятся в федеральном ведении, и региональное министерство решает вопросы в рамках переданных ему полномочий и выделенных на их исполнение субвенций. Для деятельности, в частности природоохранной, нужны средства. В прошлом году региональное министерство заявило необходимую сумму - более 460 миллионов. Было выделено 200. В лучшем случае этого хватит лишь на борьбу с лесными пожарами. А закон требует размежевания и постановки на кадастровый учет земельных участков. Арендаторы делают это за счет собственных средств. Таковых, чтобы узаконить пользование лесной территорией, у оленеводов не было. Правда, «Тундра» их нашла.

Было отмечено, что и сейчас на спорной территории разрешена охота - покупай лицензию и охоться...

- Понятно, что закон сейчас на стороне «охотников», - выразила на заседании свое мнение Галина Шебут, глава администрации села Ловозеро. - Но на будущее - можно ли как-то бороться за изменение федерального законодательства по поводу оленеводческих земель? Чтобы необходимость согласования с коренными народами была закреплена не только конвенциями ООН и нашим местным законом об оленеводстве, а на федеральном уровне...

Прокурор Мария Краевская сообщила, что сейчас идет прокурорская проверка законности аукциона. Запрошены необходимые документы. Она подчеркнула, что все вопросы должны решаться прежде всего в рамках законности.

- В частности, если охотник убивает домашнего оленя, речь уже не о браконьерстве. В силу вступают гражданско-правовые отношения. Он уничтожил частную собственность и обязан возместить сумму ущерба, - привела она пример. - Мы дадим оценку законности и проведенного минприроды аукциона. Но представители коренного населения говорят об исторически сложившемся обычае, а не о законе. Если бы министерство на этих основаниях отказало той же белгородской компании, та обратилась бы в суд и, скорее всего, его бы выиграла. И если бы сегодня было решение суда о признании действий министерства незаконными, мы бы эту проблему сейчас не обсуждали. Надо понимать, что есть законодательство, а есть исторически сложившиеся моменты.

Сославшись на многолетний опыт работы в этой сфере, представитель природоохранной прокуратуры отметила, что предотвратить конфликтную ситуацию можно было бы, если бы шум был поднят до проведения аукциона. Не могли в небольшом районе не знать, что и где происходит на его территории. И обращаться в областную думу с предложением узаконить исторически сложившиеся места деятельности коренного населения надо было давно. А сейчас, с юридической точки зрения, претензии к министерству необоснованны, оно было не вправе нарушать закон.