Знаковые моменты нынешнего экономического и социального бытия одного из самых динамичных и многогранных регионов российского Северо-Запада прокомментировал губернатор Мурманской области Юрий Евдокимов.

- Юрий Алексеевич, огромное внимание общественности региона привлекли ваши выступления по поводу обеспечения жителей области льготными лекарствами. Как решается эта острейшая проблема?

- Проблема действительно очень серьезная. На 2007 год лимит обязательств федерального бюджета по дополнительному лекарственному обеспечению (ДЛО) жителей области установлен в сумме 157,7 миллиона рублей, то есть в расчете на квартал -39,4 миллиона. При этом в 2006 году по программе ДЛО в регионе было выписано рецептов и реализовано лекарств на 412 миллионов рублей. Долг перед фармацевтическими предприятиями за 2006 год - около 260 миллионов рублей. В этом году обоснованная потребность в лекарственных препаратах по программе ДЛО на квартал - 99,7 миллиона рублей. Из них 69,3 миллиона - это жизненно необходимые препараты, отсутствие которых может привести к необратимым последствиям для больных.

Я имею в виду такие заболевания, как гемофилия, рассеянный склероз, онкология, диабет, бронхиальная астма и ряд других. Хочу подчеркнуть: два года назад представители Минздравсоцразвития говорили нам о том, что денег у министерства достаточно, и даже предупреждали, что в случае «недовыполнения» программы с региона спросят. Мы делали все, чтобы больные своевременно получали необходимые им лекарства. И это, надо заметить, дало результат - в области сократились показатели госпитализации по ряду заболеваний. А что теперь?

Лекарств не хватает, заменить дорогостоящие импортные препараты более дешевыми российскими аналогами не всегда возможно: иногда по медицинским показаниям, а в ряде случаев их просто нет! Получается, сначала дали «размахнуться», обнадежить людей, а теперь - на попятный?! Здесь ведь следует учитывать и психологический фактор - многие больные уже привыкли лечиться дорогими эффективными препаратами, попробуйте убедить их от этой возможности отказаться!

Сегодня мы частично сняли остроту проблемы: передвинули финансирование программы ДЛО со второго и третьего кварталов текущего года на первый. Сейчас 60 миллионов потратим в первом квартале, но дальше что? Проблема ведь остается. И решить ее, исправить просчеты министерства за счет собственных ресурсов мы не можем. Мурманская область - дотационный регион. В начале XXI века мы были близки к самодостаточности - доля федеральной помощи составляла 3,5 процента, но нам передали на финансирование семь закрытых административно-территориальных образований, и эта доля сразу возросла до 22 процентов!

- Однако есть руководители, которые считают, что нельзя тратить деньги будущих поколений...

- Величайшее заблуждение. Если заботиться о будущих поколениях, то нужно вкладывать деньги в инфраструктуру, дорожное хозяйство, в электроэнергетику, например. Тогда никто не разворует. Я согласен, что нельзя «проедать» стабфонд, но создавать на эти деньги новые бюджетообразующие зоны, новые рабочие места - это здравый подход, показывающий реальную заботу о будущих поколениях.

Нельзя жалеть денег на развитие. Равно как нельзя применять стереотипные подходы к решению различных крупных, социально значимых экономических задач. К примеру, в стране создаются особые экономические зоны. Делается это на конкурсных условиях. И такой подход для промышленно-производственных, технико-внедренческих, туристско-рекреационных зон вполне оправдан. Но вот применять его, как планируется, для создания особых экономических зон в морских портах, на наш взгляд, неправильно. В стране всего пять-шесть крупных экспортно-ориентированных портов. И они должны конкурировать прежде всего с зарубежными соседями. А те давно работают в режиме особых зон, и их грузооборот за последние годы вырос многократно. На наших ошибках они выигрывают в конкурентной борьбе и получают дополнительную прибыль. Поэтому мы должны сделать соответствующие выводы, активно заниматься протекционизмом и адекватно реагировать на новые вызовы, в том числе и на мировых рынках транспортных услуг.

Все наши порты - и на Балтике, и на Дальнем Востоке, и в Мурманске, и в Новороссийске - должны получить статус особых экономических зон, иначе мы не только законсервируем отставание от того же Киркенеса, например, но и будем проигрывать ему все больше и больше.

- Да, новая налоговая политика центра с начала века «завернула» существенную часть налоговых отчислений в федеральный бюджет. А каков ваш прогноз по уменьшению дотационности региона, тем более что аналитики прогнозируют снижение темпов роста налоговых поступлений в региональный и муниципальный бюджеты?

- Замечу, что в условиях рыночных отношений опрометчиво ориентироваться на противоречивые прогнозы экспертов. Многое зависит от правильно выстроенной региональной политики. Учитывая проводимую налоговую реформу, в области разработана новая региональная законодательная база. В целом мы поддерживаем разумную централизацию финансов, поскольку это помогает решать социальные задачи. И исключения - такие, как труднейшая ситуация с лекарствами для льготников - только подтверждают это правило.

Естественно, хотелось бы, чтобы налоги не уходили из региона. К примеру, водный налог с 2005 года полностью зачисляется в федеральный бюджет, а это без малого 600 миллионов рублей. И почти ничего не возвращается в регион. Изменение порядка зачисления этого налога позволило бы области решить важнейшую задачу - снабжение жителей чистой водой из подземных источников. Ведь это здоровье будущих поколений!

Что же до поступлений в бюджеты, то правительство области постоянно ищет пути увеличения доходов, в том числе за счет заключения соглашений с градообразующими предприятиями. Вот - цифры. Платежи по налогу на прибыль увеличились за последние пять лет с 1,6 до 7,1 миллиарда рублей, по подоходному налогу - с 2,7 до 11,6 миллиарда рублей. В целом собственные доходы выросли с 7,5 до 29,1 миллиарда рублей, и этот курс будет продолжен. Но этого недостаточно, чтобы самостоятельно создать здесь, в Заполярье, комфортные условия для жизни людей.

- В этой связи насколько повысилась за последние годы конкурентоспособность важнейших отраслей экономики области?

- Росту производства на ведущих предприятиях способствовали меры по их модернизации и укреплению минерально-сырьевой базы. Как результат, растет качество продукции, и мы можем успешно конкурировать с другими производителями на мировом рынке. Назову только самые заметные проекты.

В 2005 году на Кандалакшском алюминиевом заводе завершено строительство крупнейшего в России и СНГ комплекса сухой газоочистки стоимостью 20 миллионов долларов. Ее эффект в том, что 99 процентов промышленных выбросов были возвращены в производственный процесс. Завод в два раза стал экологически безопаснее. В Кольской горно-металлургической компании идет строительство подземного рудника, выход на проектную мощность в 6 миллионов тонн руды в год запланирован на 2010 год. Предприятие также отрабатывает новую технологию производства металлического кобальта, который пользуется огромным спросом. На Ковдорском ГОКе готовится инвестпроект по снижению серы в железорудном концентрате, что откроет для него новые рынки. В сфере транспорта проведена реконструкция Мурманского морского торгового порта, что повысило его эффективность и возможность наращивания объемов грузопереработки.

- Учитывая значительный инфраструктурный и научный потенциал, каковы перспективы инновационного развития региона?

- Это и есть наша главная цель - постепенный переход от традиционной сырьевой ориентации к инновационной. Практически все предприятия занимаются техническим перевооружением, освоением новых технологий, новых видов продукции. Подготовлена региональная целевая программа «Развитие инновационной деятельности в Мурманской области». Создается областной бизнес-инкубатор инновационного типа. По поручению Минтранса разрабатывается проект комплексного развития Мурманского транспортного узла, который может быть предложен для соискания финансирования из Инвестфонда. Подчеркну, что это стратегический вопрос, связанный с геополитическими интересами России в Арктике.

- А каково в регионе самочувствие малого бизнеса, которое во многом является истинным критерием для оценки инвестиционного климата?

- Критерием для оценки делового климата является рост инвестиций. Так вот, инвестиции малых предприятий за прошлый год увеличились более чем в два раза. Этому способствовала реализация региональной целевой программы по развитию предпринимательства. Еще два-три года назад на поддержку малого бизнеса регион выделял 500 тысяч рублей. В 2006 году только на предоставление субсидий для реализации инвестиционных проектов малых предприятий было направлено 2 миллиона рублей. В этом году запланировано более 5 миллионов. Такую же сумму планируем получить из федерального бюджета.

В результате появляются новые рабочие места, в минувшем году более чем на 1000 человек пополнился отряд индивидуальных предпринимателей. И в областном обороте продукции и услуг уже почти четверть приходится на малый бизнес. В бюджете их доля пока не столь значительна, но лиха беда начало. Конечно, не все гладко в малом бизнесе, существуют административные барьеры, но мы в настоящее время разрабатываем типовые регламенты, которые существенно упростят, например, процедуру предоставления в аренду имущества и земельных участков...

- Как вы в целом оцениваете ход социально-экономического развития региона?

- Оцениваю как стабильное. Область входит в число регионов с благополучной социально-экономической ситуацией, ряд макроэкономических показателей на душу населения существенно превышает среднероссийские. В экономике сохраняются позитивные тенденции, во многом благодаря заделу прежних лет. Целевые ориентиры достигнуты практически во всех базовых отраслях.

- Мурманская область второй год живет в условиях трехлетнего финансового планирования. Какие инструменты развития дало это новшество?

- Видеть перспективу, заглядывать в будущее всегда полезно, особенно в оценке финансовых возможностей. У нас утверждена и реализуется программа социально-экономического развития на среднесрочный период и трехлетняя инвестиционная программа. Мы в 2005 году перешли к трехлетнему планированию и, похоже, чуть опередили федеральное правительство. В итоге это позволило сделать региональный бюджет одним из инструментов экономического развития.

Появилась возможность планировать крупные проекты, не замыкаясь в рамках одного года. А также - заключать государственные контракты на более длительные сроки. Выгода прямая: и сроки строительства сокращаются, и есть возможность управлять качеством работ. Кроме того, у нас реформирована система социальной поддержки населения. Суть в том, что жители области поддерживаются и в натуральной форме, и денежными выплатами. Размеры выплат индексируются ежегодно при принятии бюджета региона.

- Как вы понимаете социальную ответственность крупного бизнеса?

- Это очень неоднозначный вопрос. В принципе, в условиях рынка налоговые отчисления и создание новых рабочих мест вроде бы становятся главной задачей бизнеса. Но для закрепления людей на предприятиях нужно помимо достойной зарплаты обеспечить комфортные условия жизни, особенно это важно в условиях Заполярья. Поэтому градообразующие предприятия участвуют в развитии инфраструктуры региона, социальных, в том числе образовательных, спортивных, проектах.

Но за это бизнес имеет право спрашивать с власти, что она сделала для его успешного развития. С каждым крупным предприятием, как я уже говорил, мы заключаем отдельные соглашения, которые и содержат взаимные обязательства.

- Регион уже столкнулся с дефицитом квалифицированной рабочей силы. Выправится ли со временем эта ситуация?

- Серьезной проблемой при непрерывном росте численности людей, занятых в экономике, является несоответствие спроса и предложения на рынке труда. Более 80 процентов вакансий - это рабочие специальности.

Отмечу, что в Апатитах ведется работа по созданию нового вуза, что связано с прогнозом роста спроса на высококвалифицированных специалистов, в том числе для освоения шельфовых нефтегазовых месторождений. Курс диктуется перспективными потребностями экономики.

- Когда все же начнется освоение Штокмана?

- Для начала замечу, что в России нет собственных технологий обустройства месторождений на шельфе Арктики. Существуют огромные трудности. Скажем, Штокман находится в зоне дрейфующих льдов, за 600 километров от береговой линии. Начальные инвестиции для обустройства добывающего комплекса оцениваются примерно в 70 миллиардов долларов.

Словом, сложно обойтись без помощи технологических навыков соседей. Не важно, в какой форме они будут использованы. Важно, что их участие могло бы ускорить процесс освоения. Мы заинтересованы, чтобы это произошло быстрее. Когда - покажет время.

- Реформа местного самоуправления - как живут ново-созданные муниципалитеты? «Потянет» ли региональный бюджет дополнительную нагрузку в связи с ростом числа муниципалитетов?

- В области создано 18 новых муниципалитетов. Не все знают, но мы дошли до Верховного суда, доказывая необходимость пересмотра прежних планов по созданию 70 новых образований, и отстояли свою правоту.

В самом деле, надо действовать с учетом специфики: до многих районов добраться можно только на вертолете, а содержание авиатехники - дело дорогостоящее. Важно было выбрать оптимальную модель реформы местного самоуправления. Предварительные итоги таковы: все бюджеты муниципалитетов на 2007 год являются дефицитными. Городские и сельские поселения не обеспечены в полной мере собственными источниками доходов и помощью из бюджетов других уровней. Из федерального бюджета средств на реализацию этого закона области не предоставлено. А без нее сейчас в полном объеме обеспечить полнокровную деятельность местных органов власти невозможно.

- Реализация нацпроектов в регионах, по мнению их куратора, первого вице-премьера Дмитрия Медведева, зачастую сталкивается с «торможением и даже саботажем» со стороны чиновников. Проанализируйте основные проблемы на пути реализации нацпроектов. Какова ситуация с объективно самым проблемным нацпроектом - жилищным?

- Правительство области прекрасно понимает значение современных системных подходов к решению острейших социальных проблем. Считаю, что проектный метод, стимулирование развития конкретных направлений и жесткий контроль привели к ощутимым результатам. К примеру, число участковых врачей за первый год реализации национального проекта «Здоровье» в амбулаторно-поликлинических учреждениях Кольского Заполярья увеличилось на 42 человека, 181 врач смог повысить квалификацию. В область поступило 120 единиц новейшей медицинской техники и 44 автомобиля «скорой медицинской помощи», оснащенных самым современным оборудованием. В рамках проекта «Образование» учреждениям региона выделено 37 комплектов учебного оборудования на сумму 11,8 миллиона рублей. 196 школ области получили доступ к сети Интернет. По итогам конкурсных отборов весомую финансовую поддержку получили 15 школ и 51 высококлассный педагог.

В регионе существенно активизировалось малоэтажное жилищное строительство. Но известно, что без наращивания местных мощностей стройиндустрии начать строительство массового дешевого жилья нереально. Сейчас в регионе один квадратный метр стоит около одной тысячи долларов - это очень дорого. Завозные строительные материалы увеличивают стоимость жилья в разы, а никаких специальных расценок транспортники на доставку стройматериалов не предполагают.

Но это не означает, что мы сидим сложа руки. В рамках соглашения с Союзом строителей России в регионе должно начаться строительство заводов по производству керамического кирпича и, возможно, цемента. В целом нельзя не отметить, что разработчики нацпроектов почему-то не учли региональную специфику их реализации. В принятых федеральных документах дифференцированный подход отсутствует. Не отражены, к примеру, разные стартовые условия регионов, в которых они подошли к реализации самого трудного нацпроекта «Доступное жилье». Все это должно найти отражение в назревших корректировках этой важнейшей программы, не меняющих, а только усиливающих ее роль. Ведь впервые за многие годы люди почувствовали реальный интерес к их насущным проблемам, получили импульс к развитию.

Отрадно, что старт нацпроектов привел к положительным изменениям в отношении к жизни тех групп людей - врачей, аграриев, учителей, - которые наиболее трудно встраивались в новые социально-экономические условия.

«Российская газета».

Игорь ВЕЛЕТМИНСКИЙ.