Все познается в сравнении…

- Знаете, как вас - русских теперь здесь ненавидят?! - такими словами встретил меня в Киркенесе этой осенью - после войны в Южной Осетии - один норвежский знакомый.

И вот теперь:

- Наши статопросы показали, что отношение к русским в Сёр-Варангере стабильно позитивное, - сообщил преподаватель высшей школы Финнмарка Арне Викен, выступавший на научно-практическом семинаре «Вопросы приграничья», проходившем все в том же Киркенесе в рамках «Баренц-спектакля».

Впрочем, я забежал вперед.

Для меня все началось с зимы 2008 года, когда я побывал на «Баренц-спектакле» - традиционном международном фестивале - в первый раз.

Что ж, сравним.

Тогда за окном моего общажного номера плескалось незамерзающее море и высились громады российских траулеров, теперь - гудят бульдозеры и слышатся возгласы рабочих: мурманских журналистов поселили в общежитии компании «Кимек», которое находится на территории судоремонтного завода.

В прошлом году на открытии фестиваля выступал французский уличный театр «Ла Компани Малабар» и сейчас - он же...

По улицам, направляясь к стадиону, ползет невиданный монстр - металлический богомол высотой с трехэтажный дом. Его фасетчатые глаза горят холодным зеленым светом, на спине удобно разместились играющие что-то боевое музыканты. Рядом с чудищем большими прыжками передвигаются на пружинных ходулях загримированные, с накрашенными белыми лицами, одетые в яркие одежды акробаты. Представление называется «Сага о тысяче солнц» и призвано, видимо, расшевелить и согреть северян после долгой полярной ночи. Вот один из артистов особенно высоко подскакивает на ходулях, цепляется за пожарную лестницу соседнего дома на высоте второго этажа, потом лезет еще выше и кузнечиком прыгает оттуда вниз. Другой неожиданно хватает за руки маленькую девочку, начинает ее кружить, затем аккуратно ставит на место. Девчонка заливается смехом и показывает трюкачу язык. Вокруг гигантского чудища скопление народа. Действо постепенно набирает силу, завораживает, увлекает за собой, гипнотизирует… И вдруг я слышу:

- Ведро! - это произнес один из русских моряков, затесавшихся в праздничную интернациональную толпу. Всматриваюсь: и впрямь, на хвосте богомола, этого чуда суперсовременного урбанистического декора, висит зауряднейшее ведро, о предназначении которого среди зрителей тут же разгорается спор. Одни в полном соответствии с системой Станиславского говорят, что если ведро висит, то оно должно «выстрелить», в смысле сыграть свою роль в представлении, другие считают, что оно повешено в противопожарных целях, а русские туристы уверены, что его просто забыла уборщица тетя Глаша и где-то рядом непременно должна быть швабра.

Смешное и серьезное, культура и экономика рядом. На проходившей тогда же Киркенесской конференции председатель Мурманской областной думы Евгений Никора сообщает, что после недавнего газового конфликта с Украиной и в целях скорейшей диверсификации потоков «голубого топлива» «Газпром» приложит все усилия для скорейшего освоения Штокмановского месторождения. О нем, кстати, он говорил и в прошлом году, вот только ситуация в мировой экономике была тогда иной, а потому повторенное ныне, в условиях кризиса, это утверждение воспринимается сидящими в зале норвежскими бизнесменами и чиновниками как позитивный сигнал из российских «верхов».

Почти в тот же самый момент еще один «сигнал» послали жителям своих регионов председатель комитета по культуре и искусству Мурманской области Сергей Ершов и заместитель департамента культуры и спорта губернии Финнмарк Кирсти Риесто, подписав договор о сотрудничестве. Если задуманное сбудется, то впереди нас ожидают концерты, выставки, спектакли, мастер-классы или семинары деятелей искусства, Дни Норвегии в Мурманске и Дни Мурманска в Вадсе.

События, события, события…

Около полуночи - встреча с министром культуры Норвегии Трондом Гиске, который усталым после трудного дня голосом заверяет мурманских журналистов, что вместе с российским коллегой Авдеевым сделает все для укрепления связей двух стран в подведомственной ему сфере. А на следующее утро в часов министр рыбного хозяйства Страны фьордов Хельга Педешен высказывает свое неудовольствие по поводу нового российского закона, предписывающего нашим рыбакам поставлять всю рыбу, выловленную в собственной экономической зоне, исключительно в российские же порты. И размышляет вслух о том, как норвежцам минимизировать потери от того, что эта рыба проплывет мимо них.

Спустя еще какое-то время я беседую с русскоязычным экспертом из Брюсселя Даниилом Бочкаревым и интересуюсь, почему во время обсуждения вопросов о ресурсах Арктики постоянно, как заклинание, звучали слова «глобальное потепление»? Ведь нет же единого мнения среди ученых - будет оно или нет. А некоторые и вовсе доказывают, что стоит, напротив, ждать похолодания. И что будет, если настанет «глобальное похолодание»? Ответ весьма любопытен:

- Все просто, - поясняет Бочкарев. - Если похолодает, то не будет ничего. Добывать арктические ресурсы станет невыгодно. Вообще, пока что разговоры об их скором освоении носят во многом спекулятивный характер. Отсюда и упор на ожидание глобального потепления, которое сделает кладовые на шельфе более доступными. Давайте для начала освоим хотя бы Штокман!

Киркенес - город маленький, и все главное происходит буквально на небольшом пятачке. Девиз нынешнего фестиваля «Borders - Control or Rock-n-Roll», то есть «Границы - контроль или рок-н-ролл», воплощается тут же, рядом. Центральная площадь залита льдом и превратилась в каток с ледяной оградой и ледяными же воротами для входа и выхода. По краям - постройки, стилизованные под пограничные вышки разных государств. Играет музыка. Можно сколько угодно кататься и «пересекать границы» в любом направлении.

Виртуальное пересечение границ происходило и в двухстах метрах от площади - в баре «Офелас», где проходили международные дебаты. В прошлом году они оставили сложное впечатление, поскольку самым лояльным по отношению к нашей стране на них выглядел приглашенный в качестве эксперта американский политолог, заявивший, что, по крайней мере, у России есть свои интересы, которые она пытается отстаивать. Остальные выступали резко критично. А московский гость - был и такой - по-моему, не вполне разбирался в ситуации, поскольку с порога заявил, что нашим странам нечего делить, чем, с учетом наболевших проблем со спорной «серой зоной» и Шпицбергеном, вызвал ехидные смешки и россиян, и норвежцев. На сей раз все обстоит иначе, и участвовавшие в дискуссии специалисты гораздо более миролюбивы.

- Почему мы так необъективно реагируем на происходящее в России? - спрашивает, например, Томас Нильсен, знакомый мурманчанам по работе в экологической организации «Беллуна». - Россия сейчас более сильна и уверена в себе, и это хорошо для Норвегии. Когда у нее была полуголодная армия и еле державшийся на плаву атомный флот, было гораздо хуже. А мы? Почему после установки на дне Северного Ледовитого океана у Северного полюса российского флага пресса начинает кричать о русской угрозе? Почему не сказать: ребята, у вас есть замечательные технологии, позволяющие опускаться на такие большие глубины, это замечательно, давайте кооперироваться, давайте сотрудничать?

Вопрос, по большому счету, риторический, ибо Россия и Норвегия, несмотря на все проблемы, сотрудничают давно и во многих отраслях, начиная от Штокмана и заканчивая… библиотекой. Действительно, в библиотеке Киркенеса ждут открытия русского центра.

- Наш центр будет уникальным, - рассказывает заведующая библиотекой Хильдур Эйкос. - Во-первых, потому что он станет первым в стране, а во-вторых, потому что в него будут вложены русские деньги. Его посетители смогут получать всю возможную информацию о России с помощью книг и Интернета, а в будущем, возможно, даже изучать русский язык и проходить профессиональную подготовку. Надеюсь, в начале весны он уже заработает.

Впечатления, впечатления, впечатления...

Соревнования - детский чемпионат по норвежским санкам. У них длинные узкие полозья, позволяющие быстро скользить: одной ногой стоишь, другой отталкиваешься - удобно и просто. На таких сейчас катается половина города - не только ребятишки, но и взрослые. Дали старт, спортсмены помчались вперед, один мальчишка зацепился за что-то, упал, тут же вскочил и ринулся вдогонку за остальными.

Железорудный комбинат «Сюд-Варангер». Бывшее градообразующее предприятие закрыли в середине девяностых за нерентабельностью. Теперь открывают вновь. Гиганта северонорвежской индустрии выкупила частная фирма со смешанным, в том числе даже и австралийским, капиталом. Пару лет назад на территории комбината зайцы бегали - сам видел, а теперь вовсю кипит жизнь. Уже летом «Сюд-Варангер» должен дать руду, а пока здесь закупают оборудование, нанимают рабочих, в том числе иностранных. Хотели бы видеть у себя специалистов из России, но тут уж, как говорится, будущее покажет. Во всяком случае, пока российские горняки по тем или иным причинам не горят желанием работать в Норвегии.

«Пикене па брюин» - «Девушки на мосту». Эта организация возникла в 1996 году, аккурат после закрытия железорудного комбината, когда стало ясно, что новая роль Киркенеса - наводить мосты между странами. Название позаимствовали у картины классика норвежской живописи Питера Мунка. В основном работают в организации и в самом деле женщины. Многие - из России: Любовь Кузовникова, Мария Русиновская, Евгения Егорова.

«Пикене» патронируют «Баренц-спектакль». Мне на глаза попалась газета с их статьей. «Фестивальный слоган этого года, - пишут они, - «Границы - контроль или рок-н-ролл?» И мы в прямом и переносном смысле устроим рок-н-ролл!» Рок-н-ролла действительно хватало. И потому что выступали рокеры - с российской стороны, к примеру, «Маша и медведи» и Александр Скляр, и потому что сам фестиваль «танцевал» быстро, напряженно, заводно, порой в нескольких местах сразу.

А вот еще цитата: «Границы - неотъемлемая часть нашей жизни. Но сейчас мы отменяем границы и надеемся, что фестиваль заложит основу новой дружбе и новым отношениям! Только в сотрудничестве мы сможем построить наше будущее!»

И вновь - сравнение. На сей раз с далеким прошлым. Размышляю об удивительной судьбе этой земли. Столетия назад здесь были двоеданные погосты - здешние саамы платили дань царю московскому и королю датскому. Двоеданничество стало первым опытом совместного освоения района Печенги и Варангера двумя государствами, пусть и невольным, проистекавшим из того обстоятельства, что ни одна держава не могла тогда прочно удержать спорные территории за собой. Нынешнее приграничное взаимодействие, включая недавно созданную Поморскую зону, - тоже, по сути, совместное освоение, отказ от излишнего контроля. Но уже с позиции сознательной силы: страны уверены, что ничего плохого не случится, а сотрудничество послужит лучшему развитию приграничья.

Характерное высказывание довелось услышать на «Баренц-спектакле» от Турель Нюссет, профессора университета Тромсе:

- Киркенес всегда был городом у границы, а теперь стал приграничным городом. И в этом большая разница. Изменился сам образ границы. Она не является больше барьером, но стала соединяющей, связующей нитью.

Хочется верить, что это действительно так. Во всяком случае, на семинаре по межгосударственным отношениям «Новая государственная безопасность: Восток - Запад, взгляд с Севера» генеральный секретарь норвежского Баренц-секретариата Руни Рафаельсен вместо выступления продемонстрировал собравшимся небольшой фантастический фильм, посвященный тому, как будет выглядеть приграничье в 2058 году. И мы увидели на экране: громадный, многонациональный мегаполис Мурманск, огромный порт Киркенес и - такова, вероятно, голубая мечта норвежцев - Никель, превращенный в город-сад.

Каким окажется в действительности будущее, предсказать сложно. Но есть надежда, и укреплению ее немало поспособствовал нынешний «Баренц-спектакль», что оно окажется мирным и добрым. И, пожалуй, именно в этом состоит для меня главный итог завершившегося недавно фестиваля.

О глобальном потеплении пусть спорят ученые. Но локальное потепление, как мне кажется, стало реальностью.

Фото: Ильин Дмитрий
Дмитрий ИЛЬИН, Киркенес - Мурманск