Недавно в Осло на международном форуме по проблемам свободы слова норвежский тележурналист Эрлинг Борген рассказал следующую историю. Он, еще в бытность корреспондентом в Панаме, сообщил местным жителям, что работает на телевидении Норвегии. Местные жители доброжелательно восприняли эту информацию и в то же время слегка удивились. «Да? - сказали они. - А мы и не знали, что у генерала Норьеги есть свое телевидение…»

Этой историей норвежский коллега хотел подчеркнуть разницу в понимании ситуации с журналистикой и ее целей в разных странах мира. Но сам он вряд ли задумывается над тем, почему его собственный скандальный фильм «В тени «Статойла» может быть показан только на «телевидении генерала Норьеги» или каком-либо частном канале, а не на государственном телевидении Норвегии.

Кто-то назовет его творение высоким нравственным подвигом, кто-то - спекуляцией. Смысл его фильма незатейлив: безнравственно «Статойлу» работать в Азербайджане, поскольку там убивают редакторов и преследуют диссидентов. Эта же логика заставляет задавать вопросы, почему концерн «Теленор» работает в Бангладеш, если там эксплуатируют труд детей, или почему, борясь за мир, Норвегия, по словам Эрлинга Боргена, является одним из крупнейших экспортеров оружия, исходя из расчетов производства единицы продукции на душу населения? У Боргена в голове сложился железный шаблон, и, конечно, он не воспримет информацию о том, что редакторы могут погибнуть из-за бизнеса, долгов или просто по бытовым причинам.

Я не удивлюсь, если этот шаблон будет проэксплуатирован применительно и к российской действительности. Скорее вызывает недоумение тот факт, что он до сих пор не был взят на вооружение. Очень уж эта схема удобна для достижения любой цели: раскрутки себя, любимого автора, или дискредитации конкурентов.

Впрочем, мы в российских реалиях привыкли к черному пиару и «актуальным избирательным технологиям» и уже ничему не удивляемся. Даже ситуация с Пикалево, до предела обнажившая проблемы, возникающие в случае разрыва технологических цепочек у построенных в годы плановой экономики градообразующих предприятий, для бойцов теневого информационного фронта - лишь повод продолжить, обновить, освежить набившую всем оскомину «войну компроматов».

Война с «ФосАгро» его «друзей-партнеров-конкурентов» то идет в тошнотворном вялотекущем режиме, то входит в стадию обострения - в зависимости от конъюнктуры момента и политических задач. Косвенно оказывается давление на должностных лиц - по тем же причинам. Но это лирика, а мы говорим о вещах серьезных.

В Пикалеве, как мы теперь все знаем, после раздела (распродажи) некогда единого предприятия на глиноземное (владельцем которого стал сначала СУАЛ, затем «Русал»), содопоташное («Метахим») и цементное («Евроцемент») производства осталась жесткая зависимость одних от отходов производства глинозема у других.

Думаю, что и там, когда шла подготовка к перепрофилированию «Базэлцемента» с невыгодного глиноземного на прибыльное цементное производство, когда начались переговоры с еще неплохо тогда жившими, хотя и зависимыми, «Метахимом» и «Евроцементом», все те же «гиены пера» со всех трех сторон быстро впряглись в привычные тачанки информвойны и стали заполнять Интернет в меру топорными, в меру остроумными статьями, с настоящей журналистикой не имеющими ничего общего. Кризис назревал, и сейчас можно быть уверенным, даже не вникая в подробности местной обстановки, что по мере его обострения увеличивалась частота появления такой «заказухи».

А что же настоящая журналистика? Била во все колокола? Стучала во все двери? В меру своих, чаще всего скромных, региональных, возможностей, безусловно, да. Иначе и быть не могло, ведь активности местных профсоюзов можно только поражаться. Не стоит забывать, что в марте губернатор Сердюков говорил об этих проблемах с президентом, а в апреле представителей пикалевских предприятий приглашали в Госдуму на специальное совещание. Но никогда СМИ не создавали общественного мнения, которое могло влиять на олигархов. И всероссийский резонанс возник только тогда, когда грянул гром, и узел этих проблем пришлось разрубать председателю правительства.

Что дальше? Знаменитое обращение премьер-министра к Дерипаске: «Авторучку верните» - исполнено, после подписания нужного соглашения ручка возвращена и единая технологическая цепочка восстановлена. Предприятие «Апатит» сейчас снабжает сырьем по оговоренной соглашением цене глиноземный завод, он работает и в свою очередь поставляет сырье для цементного и химического производств. Схема временная - на три месяца. Будет ли найдено к сентябрю решение, удовлетворяющее всех собственников? Вопрос остается открытым. Генеральный директор «ФосАгро» Максим Волков говорит, что установленная цена в 750 рублей за тонну нефелинового концентрата - ниже той, что делает производство рентабельным. И что убыточными были даже поставки по старым ценам. Волков уже сообщил, что, если за лето не будут обозначены выгодные для «Апатита» принципы ценообразования, то это может привести к экономическим проблемам на предприятии, градообразующем для двух городов Мурманской области, и тогда «ситуация по рабочим местам там будет в разы хуже, чем в Пикалеве». Из заявления «ФосАгро» о временном соглашении с «Базэл-цементом»: «Указанное решение рассматривается нами в качестве временной антикризисной меры, направленной на снятие социальной напряженности и возобновление деятельности ЗАО «Базэлцемент-Пикалево» и смежных пикалевских предприятий».

Трудно сказать, нет ли здесь некоторого преувеличения. Ведь нефелиновое производство для «Апатита» - совсем не основное. В любом случае, по сравнению с этим все проблемы, волнующие норвежского журналиста Эрлинга Боргена, кажутся ничтожными. И уж совсем ничтожными - отработка доли малой «гиенами пера». И не могу еще раз не задать вопрос: что же «настоящая журналистика»? Ведь от последствий советского планирования в едином народохозяйственном механизме быстро не избавиться.

Будем уже «по факту» рассуждать о том, кто должен нести ответственность за проблемы моногородов? Или постараемся выступать в роли системы заблаговременного предупреждения? Если не бояться браться за последнее, то уже сегодня нужно думать о том, как местные инвестиционные проекты могут быть быстро реализованы даже сейчас, в не самые благоприятные для привлечения инвесторов времена.

Николай СИГИН